Миллиардер Андрей Андреев — Forbes: «После сделки с Blackstone вопрос финансирования у меня не стоит»

Фото из личного архива Андрея Андреева
Фото из личного архива Андрея Андреева
В ноябре 2019 года создатель Badoo Андрей Андреев продал долю в MagicLab, исходя из оценки всей компании в $3 млрд, и получил за свой пакет $2,25 млрд. В феврале 2020 года он начал работу над сервисом аудиоэфиров Stereo. В эксклюзивном интервью Forbes миллиардер рассказал, почему он инвестировал в рынок аудиосервисов, а социальные сети переживают новый бум

— В ноябре 2019 года стало известно, что вы продаете Magic Lab инвестиционной компании Blackstone. Какой у вас на тот момент был дальнейший план? 

— В конце января 2020-го в тот день, когда сделка по продаже Magic Lab была закрыта, я умотал в отпуск со своими сподвижниками — теми людьми, которые работали со мной в дейтинге. Частью моих договоренностей с Blackstone было то, что я забираю из Magic Lab  20 самых талантливых людей. С некоторыми из них мы и поехали в отпуск, там мы обсуждали разные идеи того, что делать дальше. Я не тот человек, который любит сидеть на месте. Для меня окунуться в идею стартапа, во что-то свежее и новое очень важно. Это мой стиль жизни, это последние 10-20 лет. В этом самом отпуске мы и придумали идею Stereo. Но разных идей было много. 

— Почему этот рынок оказался интересным для вас? 

— Я подумал, что аудиоспейс — это, пожалуй, единственный рынок, где сегодня никто ничего не попробовал, где никакой конкуренции и абсолютно безлимитные масштабы. Я понимал, что на этом рынке я не лезу конкурировать с кем-то и кого-то двигать с уже насиженных позиций. Это совершенно новая история. И это мне было интересно. Я слежу за рынком аудио. И я вижу, что начинают появляться разные идеи, здорово, что рынок разогревается все больше и больше.

Я смотрю на тот же Facebook или Twitter или какие-то еще другие начинания. Я вижу в аудио огромный потенциал. И это логичный шаг в развитии сервисов — от статичного контента к интерактивному. Не думаю, что подкасты или какой то другой формат уйдет, просто они будут эволюционировать. Все ненавидят аудиосообщения, потому что они не оставляют вам выбора — человек прислал аудио и ждет, что ты его прослушаешь и ответишь. А тебе может быть неудобно сейчас слушать или вообще никого слышать не хочется. Что касается Stereo — люди приходят на сервис тогда, когда они хотят слушать или говорить, и никакого негатива не возникает. Это выбор, которые делаете вы, а не кто-то за вас.

— Есть ли у вас партнеры в проекте Stereo? 

— Если вы спрашиваете про финансовых партнеров, то нет. Только команда.

— Сколько человек сейчас делают Stereo и кто они?

— Это 20 человек, которых я забрал из Magic Lab, большая часть из них находится в Лондоне, еще часть в Лос-Анджелесе. В основном это программисты. Непосредственно на Stereo я выделил 10 разработчиков.

— Сколько времени у вас заняла разработка приложения? 

— Мы начали разработку в конце февраля — начале марта 2020-го, и уже в августе у нас был первый релиз в США. 

— Почему вы решили запускаться на рынке США?

— Было удобно запускаться с Западного побережья США, поскольку Лос-Анджелес — это Мекка всех создателей контента. Первыми нашими пользователями стали американские комики. Затем уже мы стали выходить на рынки Великобритании и Европы. 

— Сколько сейчас пользователей у приложения? 

— Чуть больше миллиона пользователей на iOS и столько же на Android. Мы видим, что ретеншен (доля вернувшихся пользователей. — Forbes) очень высокий, так что выглядит все интересно. Люди истосковались по живому общению. Мы потратили минимальный бюджет, чтобы было на чем протестировать продукт, и сейчас получаем около 50 000 новых регистраций в день. 

— Сколько вы вложили в Stereo? Какая у вас доля в этом бизнесе?

— У нас есть гигантские ресурсы. После сделки с Blackstone вопрос финансирования у меня не стоит, и я оцениваю сейчас Stereo как проект, который может вырасти в несколько раз больше предыдущего бизнеса.

$3 млрд за главного сводника: как изменится состояние Андрея Андреева и Виктора Ремши после продажи Badoo

— Чем вы лично сейчас занимаетесь в Stereo? Участвуете ли в оперативном управлении?

— Я снова погрузился в атмосферу стартапа и занимаюсь всем — от продукта и маркетинга до модерации контента и найма персонала. После MagicLab это как глоток свежего воздуха. Все-таки я получаю чистый кайф от запуска нового проекта. Нужно не бояться выходить из зоны комфорта и снова браться за оперативную работу. Очень освежает.

— Как вы планируете монетизировать Stereo? 

— Генерация выручки для Stereo для меня сейчас на втором или даже на третьем месте. Сначала я хочу обеспечить на площадке возможность заработка для создателей контента. Есть какие-то общепринятые практики в виде платных стримов или донатов, но у нас будут и собственные способы. Stereo будет забирать какой-то небольшой процент от этого. Мы будем удерживать комиссию как плату за инфраструктуру, которая позволяет создателям контента зарабатывать деньги. 

— А как скоро это может произойти?

— Через месяц-два.

— Приходили ли к вам уже крупные социальные сети с предложением купить Stereo?

— Этого я не могу рассказывать. 

«Дейтинг будет впереди планеты всей»: миллиардер Андрей Андреев о самой привлекательной нише интернета и отъезде из России

— Рассматриваете ли вы сами возможность инвестировать в другие подобные проекты? 

— Я не инвестирую, я создаю вещи сам. Я не пассивный инвестор, который любит положить деньги и присматривать за ними издалека. Я люблю оперативно участвовать и строить.

— В интервью Bloomberg вы говорили, что Stereo — это один из нескольких проектов, которыми вы занимаетесь. Что собой представляют остальные проекты?

— Пока не готов их обсуждать.

— Вы следите за судьбой проданных проектов?

— Наблюдаю издалека. Мне интересна судьба всех проектов, которые были проданы, и я очень надеюсь, что Уитни Вульф (основательница Bumble. — Forbes) доведет миссию, которую мы на нее возложили, до победного топа. Я думаю, это было хорошее решение с моей стороны — довести компанию до состояния IPO и выйти из нее прямо перед, оставив вместо себя Уитни Вульф. $14 млрд — сумасшедшая оценка, которую дал рынок. 

— Обращается ли к вам сейчас Уитни за советом?

— Мы общаемся примерно четыре раза в неделю, но я не буду говорить о чем, потому что не имею права, она публичный человек. 

Дополнительные материалы

Короли кеша: 10 миллиардеров с наибольшими доходами. Рейтинг Forbes — 2020