По закону Магнитского. Как США могут защитить Майкла Калви

Forbes
Антон Именнов Forbes Contributor, Сергей Гландин Forbes Contributor
Фото Евгения Разумного / Ведомости / ТАСС
У оппонентов Майкла Калви в споре вокруг банка «Восточный» есть шансы попасть в американский санкционный список на основании «Всемирного закона Магнитского»

Дело Майкла Калви и фонда Baring Vostok получило новое развитие. По данным Financial Times, руководители крупнейших американских компаний не планируют посещать Петербургский международный экономический форум в июне. Фактически это первый пример серьезной реакции американского истеблишмента на арест одного из самых известных иностранных инвесторов в Россию — уже почти месяц Калви и команда Baring Vostok находятся в СИЗО по подозрению в хищении 2,5 млрд рублей у банка «Восточный».

Официальные органы США все еще публично не отреагировали на арест Калви (помимо дежурных заявлений о том, что защита граждан за рубежом — приоритет для Вашингтона) и на то, что в конфликт акционеров банка «Восточный» вмешалась ФСБ. Но совершенно ясно, что американские власти не оставят в беде своего гражданина, особенно в ситуации, когда имеют место обоснованные сомнения в законности этого преследования. Возможно, в корпоративной войне, как и в обычной, все средства хороши, но миноритарий «Восточного» Шерзод Юсупов, написавший заявление на Калви, а также его многолетний партнер и один из руководителей Агентства стратегических инициатив Артём Аветисян не учли последствий, которые могут прийти с совершенно неожиданной стороны.

Турецкий пример

У дела Калви есть схожая история. После несостоявшегося государственного переворота летом 2016 года лидер Турции Реджеп Эрдоган обвинил в произошедшем находящегося в США проповедника Фетхуллаха Гюлена и потребовал его выдачи. США отказали Эрдогану. Тогда, чтобы сделать Вашингтон более сговорчивым, турецкие власти по надуманному обвинению арестовали американского евангелистского проповедника Эндрю Брансона в надежде обменять его на Гюлена.

«Несправедливое задержание пастора Брансона и его преследование со стороны турецких властей просто неприемлемо», — говорил тогда министр финансов США Стивен Мнучин. — Президент Трамп совершенно ясно дал понять, что Соединенные Штаты ожидают от Турции его немедленного освобождения».

Америка не стала вступать в дискуссию, а начала давить на Турцию экономически, а 1 августа 2018 года включила в свой санкционный список министра юстиции и министра внутренних дел Турции по так называемому «Всемирному закону имени Магнитского», принятому в 2016 году. В результате вся собственность, активы или имущественные интересы министра юстиции Абдулхамита Гюля и министра внутренних дел Сулеймана Сойлу в пределах юрисдикции США были заблокированы; всем лицам, чьим личным законом является право США, запретили участвовать в сделках с ними и хранить их собственность.

Со стороны турецких властей и лично Эрдогана последовала довольно агрессивная риторика, но не более того. Эффективно что-либо противопоставить Вашингтону Анкара не смогла. В конце октября 2018 года Брансон благополучно улетел на родину, и 2 ноября США сняли санкции с турецких министров.

Наследие Магнитского

За месяц до включения в санкционный список двух турецких министров в правовой системе США был окончательно сформулирован санкционный инструментарий в отношении зарубежных коррупционеров и нарушителей прав человека. Он был назван Global Magnitsky Act и во внутренних документах Минфина США стал сокращенно называться GLOMAG.

Соответствующий закон был принят в 2016 году. Он имеет много общего с законом 2012 года «О подотчетности и верховенстве права имени Магнитского», с тем лишь исключением, что распространяется на весь мир. Закон Магнитского 2012 года был направлен только против должностных лиц России, ответственных, по мнению властей США, за смерть российского юриста в «Матросской Тишине» и за вскрытые им коррупционные правонарушения. В декабре 2017 года во исполнение данного закона Дональд Трамп объявил коррупцию чрезвычайной угрозой национальной безопасности и экономике США и ввёл в стране чрезвычайное положение. В конце июня 2018 года Минфин утвердил регламент по администрированию санкционного списка GLOMAG и дал зеленый свет для включения в черный список США зарубежных коррупционеров или нарушителей прав человека. В части введения санкций исполнение закона GLOMAG возложено на Управление по контролю за иностранными активами Минфина США (OFAC).

У оппонентов Майкла Калви есть все шансы попасть в санкционный список США по основаниям GLOMAG и потянуть за собой и своих знакомых во власти. OFAC следит за потенциальными нарушителями прав человека, используя интернет. Как только в каком-нибудь солидном англо-американском СМИ выйдет материал-расследование о политическом или заказном характере преследования американца, а также о фактах коррупционного сговора, торговли влиянием — всё это может побудить подразделение Минфина США принести министру на подпись решение о включении замешанных лиц в санкционный список по основаниям GLOMAG. Если это произойдет, продолжение карьеры совладельца банка «Восточный» Артема Аветисяна и члена совета директоров Шерзода Юсупова в банковско-финансовой сфере будет затруднено. В этим случае им самим не только моментально закроют счета в западных банках и заморозят активы, но и вряд ли подпустят сесть за один стол переговоров с западными коллегами.

Мнение авторов статьи может не совпадать с позицией редакции

рейтинги forbes
Новости партнеров