Сооснователь крупнейшего рыбного холдинга рассказал о сорвавшейся сделке с Абрамовичем на $50 млн

Роман Абрамович Роман Абрамович Фото Paul Gilham/Getty Images
В 2005 году основатели «Норебо» Магнус Рот и Виталий Орлов хотели купить у Романа Абрамовича чукотскую компанию «Тралфлот». Но миллиардер вышел из переговоров, когда узнал, что их партнер Александр Тугушев проходит по делу о мошенничестве. Об этом в Высоком суде Лондона рассказал Магнус Рот, оценивший ущерб от сорванной сделки в $150 млн

В начале 2005 года основатели крупнейшего рыбного холдинга России «Норебо» вели переговоры с миллиардером и губернатором Чукотки Романом Абрамовичем о покупке у последнего компании «Тралфлот», рассказал Высокому суду Лондона один из основателей «Норебо» Магнус Рот. Он дал свои показания (копия ответа защиты есть у Forbes) в рамках слушаний по иску бывшего чиновника Александра Тугушева.

В Лондоне Тугушев пытается доказать, что имеет право на треть акций «Норебо». Ответчиками по иску кроме Рота являются миллиардер Виталий Орлов, которому сейчас принадлежит 100% «Норебо», и сотрудник холдинга Андрей Петрик. Все трое, утверждает Тугушев, украли его долю в «Норебо».

Прерванные переговоры

На момент переговоров с Абрамовичем холдинга «Норебо» еще не существовало. Российский бизнес был оформлен в холдинг «Альмор Атлантика», в Норвегии действовало предприятие Ocean Trawlers, покупавшее рыбу у российских рыбаков. Как следует из выступления Рота в лондонском суде, переговоры с Абрамовичем находились на предварительной стадии, но, когда миллиардер узнал о связи Орлова и Рота с Тугушевым, его представители свернули переговоры. Тугушев на тот момент находился под арестом по обвинению в мошенничестве и вымогательстве — это и смутило главу Чукотки и его представителей, сказал Рот.

Тугушева арестовали в июне 2004 года, тогда он возглавлял комиссию, занимавшуюся ликвидацией главного рыбного ведомства — Госкорыболовства. Дальневосточная компания «Поллукс» обвинила чиновника в том, что он обещал выделить ей квоты на вылов 50 000 т минтая за взятку в $3,7 млн, но получил «Поллукс» квоту только на 7000 т. В феврале 2007 года суд признал Тугушева виновным в вымогательстве и мошенничестве. Бывший чиновник получил шесть лет тюрьмы.

Представитель Романа Абрамовича не подтвердил Forbes факт переговоров. При этом связей бизнесмена с АО «Тралфлот», которое теперь зарегистрировано не на Чукотке, а в Хабаровском крае, Forbes обнаружить не удалось. По данным «СПАРК-Интерфакс», с 2012 года совладельцами «Тралфлота» являются Максим Петрушин и Сергей Попов. «Тралфлот» входит в состав их холдинга «Сигма Марин Технолоджи». Forbes обратился за комментарием в «Сигма Марин Технолоджи».

Трое в Норвегии, один в тюрьме

Показания Рота в Лондоне проливают свет на историю создания «Норебо», прежде известную только по редким интервью соовнователей. В 2017 году в интервью Forbes Тугушев рассказывал, что был полноправным партнером Орлова и Рота с 1997 года. Рот это подтверждает в показаниях лондонскому суду. По его словам, 20 октября 1997 года в норвежском городе Дробаке все трое подписали соглашение о создании совместного предприятия, которым договорились владеть в равных долях. В состав совместного предприятия на первом этапе вошла созданная Ротом и Орловым Ocean Trawlers, а также российская компания «Карат» Тугушева. В 2001 году «Карат» и другие российские активы партнеров были объединены в холдинг «Альмор Атлантика». В нем напрямую Тугушеву принадлежало 25,38% акций. Хотя, как говорит Рот в показаниях, было понимание, что «Альмор Атлантика« — часть совместного предприятия, а значит, Тугушеву в ней принадлежит треть. Такая же доля Рота была оформлена на родственника Орлова Дмитрия Романовского.

В 2003 году Тугушев перешел на работу в Госкомрыболовство. «Тогда в 2003 году он [Тугушев] полностью вышел из нашего совместного бизнеса, как того требует российское законодательство, — утверждал в одном из интервью Орлов. — Так что с момента перехода Тугушева на госслужбу у нас нет никакого совместного бизнеса». Тугушев действительно передал свои акции Орлову и другим физлицам, признает в показаниях Рот, но оговаривается, что, даже несмотря на это, он всегда понимал, что российский бизнес — часть совместного предприятия, созданного в 1997 году в Норвегии, а значит, оно на треть принадлежит Тугушеву.

Тугушев вышел из тюрьмы в 2009 году и, по словам Рота, вернулся к работе в российских компаниях, объединенных к тому времени в холдинг «Норебо». В 2010-2011 годах зашла речь о том, чтобы переоформить на Тугушева треть в этих активах. Но, как говорит Рот, партнеры решили с этим повременить, чтобы связь с Тугушевым не сказалась негативно на бизнесе, как это было в случае в Абрамовичем. К тому же «Норебо» начал активно скупать северные и дальневосточные рыбные компании.

В показаниях Рота говорится, что по положениям соглашения 1997 года Тугушев после освобождения не мог претендовать на ту же долю в совместном бизнесе, которая у него была до ареста. Во-первых, в 2004-2009 годах Тугушев никак не участвовал в управлении и развитии активов совместного предприятия. Значит, он должен возместить Орлову и Роту их усилия по управлению компанией путем сокращения своей доли. Во-вторых, если действия одного из партнеров причиняют ущерб совместному предприятию, его доля также сокращается на сумму ущерба. В качестве примера Рот приводит сорвавшуюся сделку с Абрамовичем. Она, по мнению Рота, нанесла бизнесу ущерб на $150 млн. Партнеры планировали заплатить за «Тралфлот« $50 млн, при этом полагали, что положительный финансовый эффект от приобретения компании составит порядка $200 млн.

В «Норебо», в которую корреспондент Forbes обратился с запросом в четверг, на момент публикации не смогли предоставить официальный комментарий Forbes по поводу показаний Рота. «Мы рады, что Магнус Рот подтвердил, что Александр Тугушев имеет право на одну третью долю в совместном предприятии, основанном Тугушевым, Ротом и Орловым, — передал Forbes комментарий Тугушева его представитель. — Это существенный шаг вперёд в деле против Виталия Орлова. Александр Тугушев с нетерпением ожидает продолжения производства по иску в Высоком Суде Лондона для полного восстановления своих прав и компенсации».

Развод в Гонконге

Тяжба в Лондоне — не единственная, в которой участвует Виталий Орлов. В 2016 году он стал единственным собственником «Норебо», выкупив у Магнуса Рота 33% в головной для группы компании «Норебо холдинг». «Сейчас мы особо не общаемся», — говорил о Роте Орлов. Но отношения между бывшими партнерами сложнее, чем может показаться из этого комментария, — Высокий суд Гонконга разбирает их спор вокруг компании Three Towns Capital. Ее Рот и Орлов основали в 2006 году, чтобы сделать единой холдинговой структурой для всего бизнеса. Но планам не суждено было реализоваться — российское правительство запретило иностранным структурам контролировать активы в рыбодобывающей промышленности. И в 2008 году российские активы были переданы от Three Towns Capital в «Норебо».

Орлову и Роту принадлежит по 50% Three Towns Capital. Среди ее активов — морское агентство Katla Seafood Canaria, группа Rainbow Reefers, владеющая рефрижераторными судами, а также литовская рыболовная компания Baltlanta UAB.

В чем суть взаимных претензий? В суде Гонконга Рот обвинял Орлова в том, что он скрывал от него истинное положение дел в компании. В свою очередь, Орлов утверждал, что Рот увольнял сотрудников Three Towns Capital и захватил управление компанией в свои руки. Недавно Высокий суд Гонконга обязал Рота выкупить у Орлова его долю в Three Towns Capital. «То, что некогда представляло собой успешное, гармоничное деловое сотрудничество, до такой степени пришло в упадок, что вызвало обилие заявлений и встречных обвинений, у каждого участника этого процесса совершенно свое, отличающееся видение произошедшего и происходящих событий», — говорится в постановлении судьи Коулмана, сравнившего тяжбу партнеров с бракоразводным процессом.

Короли морей: кому принадлежит российская рыба. Рейтинг Forbes

Новости партнеров