«Тридцать процентов компаний исчезнет»: какой видит страну после COVID-19 российский крупный бизнес

Фото Станислава Красильникова/ТАСС
Фото Станислава Красильникова/ТАСС
Гибель корпораций, переход в онлайн, огосударствление экономики и статус сырьевого придатка Китая — таким будущее страны после коронавируса видят руководители и владельцы крупнейших компаний

Пандемия коронавируса COVID-19 повергла мир в панику. «Мы сейчас все эмоциональны, все думаем о том, что все поменялось бесповоротно, — рассуждал 9 апреля мультимиллионер и предправления «Сибура» Дмитрий Конов. Через окошко ставшего за последний месяц крайне востребованным приложения Zoom его слова передавались участникам онлайн-саммита «Бизнес после пандемии». «Мы думаем, что жизнь развернулась на 180 градусов, но может быть, она развернулась только на 30 градусов?» — успокаивал Конов слушателей. «Тридцать процентов бизнеса, к сожалению, исчезнет», — категорично заявил после выступления Конова владелец холдинга AEON миллиардер Роман Троценко.

Звучали и другие прогнозы. Череда банкротств вынудит государства выкупать ключевые предприятия, полагает предправления «Фосагро» Андрей Гурьев, это приведет к фактическому огосударствлению экономик. Традиционные рецепты выхода из кризиса, имеющиеся у глав правительств и глав экономических ведомств, не работают, уверен глава «Почты России» Максим Акимов, а ключевых последствий для экономики будет три. Во-первых, спрос переживет шок от сокращения доходов. Во-вторых, произойдет пересмотр производственных цепочек, главным образом в производстве сложных продуктов. В-третьих, ушедшие в онлайн отрасли — торговля лекарствами, образование, телемедицина, огромная часть ретейла — уже никогда не вернутся в офлайн.

Изменения могут быть еще более внушительными. «Мы видели, что лидеры рынка, гигантские компании, существовавшие долгие годы, в одночасье исчезли, потому что были поглощены цифровой трансформацией», — говорит управляющий партнер инвесткомпании А1 Андрей Елинсон. Теперь мир ожидает трансформация. Существовавшая тысячелетиями модель взаимоотношений между людьми переживает драматические изменения. Главная причина — резкий рост скорости передачи информации. Теперь, если человеку что-либо необходимо, он может быстро донести информацию до того, кто решит его проблему, и посредники при этом не нужны. «Все узнали о том что в Ухане буквально 100 человек заразились вирусом, и через месяц весь мир уже остановился», — приводит пример Елинсон. Коронавирус, по его словам, лишь повод для того, чтобы произошел «квантовый скачок» в системе взаимоотношений людей, бизнесе и экономике: «Все, что было раньше, — корпорации, организации, политические механизмы управления — все это становится нерелевантным. Сможем ли мы извлечь урок, который позволит нам построить модель будущего, — в этом есть основной вызов, который перед нами стоит».

Как человечество раньше реагировало на пандемии? Бубонная чума в XIV веке, эпидемия в Центральной Америке в XIX, «испанка» в начале XX — каждый раз пандемиям предшествовал бурный технологический прогресс, напоминает Роман Троценко. В случае COVID-19 — развитие гражданской авиации и резкое повышение мобильности населения. И после каждой пандемии в мире менялся лидер. «В данном случае мы увидим, что лидерство перейдёт от США к Китаю», — убежден Троценко.

Каково место России в новом мире? «Я далёк от мысли, что Россия, которая со времен Ивана III имела положительное сальдо внешней торговли и продавала сырье, станет страной с сервисной экономикой или чем-то подобным», — признается Троценко. По его мнению, Россия при Китае станет основным поставщиком сырья и продуктов первого передела, но ничего «унизительного» в этом нет. Аналогичная система взаимоотношений существует между Канадой и США, но товарооборот между Россией и Китаем в десять раз меньше товарооборота между ними. «Необходимо правильно формировать общественное мнение, уходя от поверхностных рассуждений о сырьевых проклятиях. Мне это напоминает бесконечные разговоры бабок, которые говорят, что у Маши длинные ноги и это её проклятие, потому что за ней мужики с деньгами ухлестывают и на «мерседесе» домой подвозят. Наверное, вопрос не в том, что это проклятие есть, а в том, как его использовать», — заключил миллиардер.

Есть ли хоть какие-то плюсы? Возможно, пережив пандемию, человечество будет реже ходить на работу. Освобождение офисов и рост количества персонала на дистанционной работе станет одним из важных трендов будущего, убежден Андрей Гурьев.