Как нефтяной миллиардер пытается спасти планету из-за чувства вины

Фото Juuso Westerlund для Forbes
Мика Анттонен Фото Juuso Westerlund для Forbes
Мика Анттонен заработал $1,4 млрд на «грязном» нефтегазовом бизнесе. Теперь он ругает отрасль, которая сделала его богатым, но не перестает заниматься переработкой нефти.

Пока на улице дует финский ветер, Мика Анттонен (состояние, по данным Forbes Real-Time, $1,4 млрд, что делает его шестым богатейшим жителем Финляндии) раздевается и входит в свою сауну. Он выливает воду на угли, которые выбрасывают облако пара. Температура повышается до уровня чуть выше критического. Здесь миллиардер иногда обдумывает свою главную миссию: спасти планету, которая, как и сауна, быстро становится слишком горячей. «Все становится хуже и хуже», — говорит 53-летний Анттонен. — «Мы должны действовать как можно скорее».

Беспокойство Анттонена нетипично для человека, работающего в нефтяном бизнесе. Бывший энергетический трейдер, теперь он управляет собственной фирмой St1 в Хельсинки. Компания, выручка которой в 2019 году составила $7,8 млрд, ежегодно перерабатывает миллиарды литров нефти, управляет 1300 заправочными станциями в Скандинавии и занимает 15% рынка дизельного топлива в Норвегии, Швеции и Финляндии. «Если бы мы не [перерабатывали и не продавали] нефть, это делал бы кто-то другой», — говорит Анттонен, — «Я должен убедиться, что наша компания останется на плаву».

Но Анттонен намерен выйти за пределы ископаемого топлива. За последние три года St1 инвестировала $200 млн в проекты в сфере возобновляемой энергии, что эквивалентно 44% ее чистой прибыли за тот же период или 1% выручки. Анттонен убеждает европейские правительства взимать с компаний плату за углеродные выбросы и ограничить перелеты на короткие расстояния. Он выступает на конференциях и саммитах ЕС со своей презентацией об «трансформации энергетики». Пусть его руки испачканы нефтью, Анттонен надеется стать заслуживающим доверия лидером перемен. «Мы обязаны внести свой вклад», — говорит он.

Плата за проезд в будущее: как кризис-2020 меняет отношение инвесторов к устойчивому развитию

С этой целью он финансирует проекты в области возобновляемой энергии, которые, как он надеется, смогут составить конкуренцию углеродному топливу в больших масштабах. Один из таких проектов — шестикилометровый геотермальный колодец в Эспу в Финляндии, который после завершения строительства должен обеспечивать район теплом на 10%. Он хочет восстановить лесные массивы на обширных территориях, его пилотный проект в этой сфере — выращивание «быстрорастущих» деревьев в Марокко. Самый амбициозный план Анттонена под названием Power-to-X — добывать углерод из атмосферы и превращать его в энергию. Эта недоказанная концепция основана на том, чтобы получать двуокись углерода и, смешивая ее с произведенными с помощью возобновляемой энергии молекулами водорода, производить новое синтетическое топливо.

Кампания Анттонена может выиграть от избытка нефти, вызванного пандемией COVID-19, которая привела к резкому падению мирового спроса на нефть. «Если взглянуть на широкий круг нефтеперерабатывающих предприятий, в краткосрочной перспективе они убыточны», — говорит Петри Гостовски, аналитик фондового рынка в хельсинкской фирме Inderes. «Компаниям придется больше инвестировать [в возобновляемые источники энергии]», — добавляет он. «Даже в условиях этой пандемии выбросы сократились очень, очень незначительно», — говорит Анттонен. Но времени предаваться унынию или даже просто медлить нет. «Главный вопрос, как нам решить эту проблему?», — говорит он.

Миллиардер Джеффри Сколл предсказал людям вымирание, если они не будут заботиться о планете

Упорство Анттонена — семейная черта. Оба его деда сражались во Второй мировой войне. Советские солдаты выстрелили в глаз его деду по отцовской линии, а затем он получил ранение шрапнелью после взрыва бомбы. «Позднее он шутил на этот счет: русские забрали мой глаз, но я взял себе в качестве компенсации немного металла», — говорит Анттонен. После войны уровень жизни в Финляндии вырос, как следствие, выросло и качество государственных услуг, что оказалось очень важно для Анттонена в детстве. Его родители развелись, когда ему было пять лет, и его мать стала фактически матерью-одиночкой. «Денег у нас не было», — говорит он. В 19 лет, после обязательной военной службы, Анттонен поступил в Хельсинкский технологический университет, где изучал инженерное дело и энергетику. На последнем курсе его нанял финский нефтяной гигант Neste, и в 1989 году он начал свою карьеру трейдера в области энергетики. Работа была несложной: Анттонен покупал нефть у европейских нефтеперерабатывающих предприятий, а затем продавал ее с наценкой на западных рынках вроде Нью-Йорка.

Анттонена постепенно повышали в должности в Neste, но его сковывали многочисленные правила фирмы, в том числе требование о найме сотрудников, только уже работающих в компании. «Мы не могли найти талантливых людей», — рассказывает он, проезжая по окраинам Хельсинки на своей Audi A4, которая работает на этаноле, полученном из отходов предприятий вроде пекарен.

Как женщины возглавили энергетическую революции в Латинской Америке

Он задумался о том, чтобы покинуть Neste и открыть свое дело, но колебался, сомневаясь в своих силах. Энергетический трейдинг требует большого начального капитала: чтобы заработать, нефть нужно покупать в огромных количествах. Но, по совету друга, в середине 1990-х годов Анттонен встретился со швейцарскими банкирами из United Overseas Bank и попросил о кредитной линии, которую, как он думал, они никогда не одобрят: $100 млн. Банкиры согласились. Используя этот капитал, в 1996 году Анттонен присоединился к фирме под названием Greenergy Baltic (позднее он переименовал ее в St1 и выкупил доли учредителей). Спустя несколько лет он заскучал: «Я начал понимать, как глуп нефтяной трейдинг. Ты покупаешь товар и перепродаешь его дороже… Это не может быть смыслом жизни». В 2000 году он продал трейдинговое подразделение Enron.

Анттонен называет следующие годы своим «процессом роста», когда он начал искать бизнес-возможности, которые «сделали бы мир немного лучше». Так он пришел к заботе о климате. Тем не менее, он продолжает инвестировать в ископаемое топливо: в 2007 году он приобрел дочернюю компанию ExxonMobil, в 2010 году купил 565 заправочных станций у Shell и продолжает расширять нефтеперерабатывающий бизнес St1.

Без молока, одежды и цемента. Экологические тренды 2020 года, которые коснутся каждого

Эти предприятия помогли Анттонену финансировать его амбициозные климатические проекты, включая Power-to-X, который потребует невероятных инноваций для того, чтобы получать и перерабатывать углерод. Он признает, что впереди еще долгий путь. «Чтобы разработать оборудование [для переработки углерода], понадобится, думаю, еще 10-15 лет. На масштабирование уйдет еще 30-50 лет», — говорит он. Конечно, одна из проблем заключается в том, что у нас, возможно, мало времени. Многие ученые считают, что планета нагреется до опасного уровня уже к 2030 году. «Мы можем потерять значительную долю производства продуктов питания. Мы можем столкнуться с человеческими жертвами. Мы можем оказаться втянутыми в [климатические] войны. Умрем ли мы все до того, как решим эту проблему? Я так не думаю» — признает Анттонен. А затем, словно чтобы убедить самого себя, он повторяет: «Я так не думаю».

Дополнительные материалы

Самые запоминающиеся фото об экологических проблемах мира 2019 года

Перевод Натальи Балабанцевой