К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как братья-миллиардеры превратили стартап Stripe в «единорога» стоимостью $95 млрд

Братья-миллиардеры Патрик и Джон Коллисон (Фото DR)
Братья-миллиардеры Джон и Патрик Коллисоны превратили Stripe в один из самых раскрученных, дорогих и прибыльных стартапов стоимостью около $95 млрд. Они сумели удивить рынок, но теперь им нужно не упасть в грязь лицом

Около пяти утра, а соучредитель Stripe Джон Коллисон на верхнем этаже своей штаб-квартиры в дублинском районе Кремниевые доки готовится к выступлению перед сотнями сотрудников. Регулярные пятничные собрания — почти священная традиция для Stripe, платежной компании, которую Коллисон основал вместе со старшим братом Патриком в 2010 году. Патрик уехал на свою свадьбу, а это значит, что сегодня на вопросы сотрудников отвечает 31-летний Джон.

Обсуждение рискует быть оживленным, ведь на этой неделе в Twitter очередной переполох: Закари Перрет, миллиардер-соучредителя другого финтех-«единорога» Plaid, в серии твитов (уже удаленных) обвинял Stripe в том, что его руководство под ложным предлогом организовало встречу с его компанией, чтобы создать конкурентное программное обеспечение, но в итоге их новый банковский продукт Financial Connections очень похож на банковскую платформу Plaid. Plaid от комментариев отказалась.

Патрик, 33-летний генеральный директор Stripe, прервал свой медовый месяц, чтобы написать служебную записку для всей компании (позже опубликованную), предупреждающую, что такое пристальное внимание и превратные интерпретации мотивов Stripe со временем будут только усиливаться. Джон, президент Stripe, готов к худшему. Однако, когда дело доходит до совещания, сотрудников интересует совершенно другое: является ли название нового продукта Financial Connections признаком того, что Stripe отныне становится все скучнее? И это серьезный вопрос. Джон признает, что такие названия, как Atlas (программное обеспечение, помогающее в построении компаний) и Radar (обнаружение мошенничества), звучат лучше. Но они не помогают оптимизировать выдачу в поисковых системах. Собрание заканчивается, но о скандале в Twitter никто не спрашивает. 

 

«Мы будем конкурировать с кучей компаний и с кучей компаний будем сотрудничать, — говорит Джон, пожимая плечами. — В этой ситуации все просто должны оставаться взрослыми и вести себя достойно».

Тем не менее такие «испытания» этической репутации Stripe, или, как их называет Патрик, инциденты, у которых есть потенциал всплыть в прессе, будут происходить все чаще, по мере того как Stripe превращается из всеми любимого стартапа в технологического гиганта. Компания с двумя штаб-квартирами в Сан-Франциско и Дублине в прошлом году обработала платежи на сумму $640 млрд в 50 странах. Валовая выручка компании, складывающаяся по-прежнему в основном из 2–3% комиссии, достигла почти $12 млрд в 2021 году, согласно источникам, знакомым с финансовыми показателями, что примерно на 60% больше, чем в прошлом году. Чистая выручка достигла почти $2,5 млрд. И, что необычно для «единорога», который все еще быстро растет, Stripe закончила год с прибылью в сотни миллионов, добавляют два источника. В Stripe комментировать эти цифры отказались.     

Сногсшибательные финансовые показатели объясняют, почему инвесторы, в том числе Fidelity и суверенный фонд развития Ирландии, вложили в Stripe дополнительные $600 млн в марте 2021 года, увеличив общий объем финансирования до $2,4 млрд и оценив компанию в $95 млрд. Теперь Stripe уступает только владеющей TikTok Bytedance, китайскому гиганту электронной коммерции Shein и SpaceX Илона Маска в звании самого дорогого стартапа в мире. (По оценкам Forbes, Патрику и Джону Коллисонам принадлежит примерно по 10% Stripe, то есть состояние каждого составляет $9,5 млрд.)

Младший брат работает в отделе продаж и маркетинга, более замкнутый Патрик (слева) занимается разработкой и финансами. (Фото David Paul Morris/Bloomberg via Getty Images)

Коллисоны прошли долгий путь. Не по годам развитые вундеркинды 12 лет назад поразили Кремниевую долину всего девятью строками кода — это все, что разработчикам нужно было скопировать и вставить, чтобы разрешить платежи кредитными картами на своих сайтах. Теперь Stripe предлагает широкий набор финансовых инструментов для управления: от выплат водителям DoorDash до налогов на платежи в приложении Duolingo и подписки на Atlantic. Патрик и Джон Коллисоны до сих пор сами проверяют каждый продукт перед выпуском. И они по-прежнему лично заполняют «журналы» о любых багах, с которыми пользователи сталкиваются при использовании Stripe, а Патрик иногда смотрит и сам код.

«Мы не новомодный бизнес, а просто инфраструктурная компания, которую надеемся еще долго развивать, — говорит Патрик. — Объем работы от этого не меняется».

 

Сегодня работать сложнее, чем год назад. Тогда самый большой вопрос о Stripe заключался в том, когда компания наконец станет публичной. Продолжающаяся пандемия, глобальный энергетический кризис и разорванные цепочки поставок в значительной степени сделали эти переживания неактуальными. В 2022 году индекс S&P 500 снизился почти на 20%, крупные технологические компании оказались в сложном положении. Ударные волны нестабильности ощущают большие и малые предприятия, и Stripe, обслуживающий транзакции — от задержанных заказов на велосипеды Peloton до пропавших из ретейла детских смесей, тоже трясет.

Как и предприниматели во всем мире, Коллисоны должны ориентироваться в этой новой реальности, не сбавляя скорости. Они продвигают Stripe на новые рынки в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке, одновременно создавая новые продукты, такие как магазин приложений и криптографический сервис для создателей контента в социальных сетях. Они дорабатывают имеющиеся решения, чтобы еще глубже внедрить Stripe в жизнь других компаний и их клиентов. Они начали выдавать кредиты малому бизнесу и выпускать корпоративные кредитные карты. Ходят слухи, что они ищут для себя совершенно новые области, такие как бухгалтерский учет. И пытаются делать все это перед лицом все более ожесточенной конкуренции, ублажая новых и весьма требовательных корпоративных клиентов, таких как Ford и Maersk. «Компании, которым не приходится зарабатывать себе на ужин каждый день, я думаю, начинают лениться, — говорит Джон Коллисон. — Список вещей, которые мы еще не сделали, длиннее в четыре раза».

Большинство «единорогов» торгуются со скидкой от 20% до 40% по сравнению с их последними официальными раундами привлечения венчурного капитала. Но акции Stripe по-прежнему труднодоступны для новых инвесторов, и спрос на них велик — оценка компании по последним сделкам доходит до $165 млрд, согласно нью-йоркской EquityZen, торговой площадки для обращения акций до их публичного размещения. 

Родители Коллисонов, инженеры по образованию, управляли отелем на берегу озера в графстве Типперэри, где мальчики ходили в школу и учились говорить по-ирландски и программировать дома. Среднюю школу они посещали в графстве Лимерик. Самый младший Коллисон, Томми, изучал журналистику и сейчас работает в сфере коммуникаций в «стартапе» программного обеспечения Retool из Сан-Франциско.

В 17 лет Патрик выиграл крупный национальный конкурс молодых ученых: его проект, основанный на языке программирования Lisp, разработанном в Массачусетском технологическом институте, занял второе место в общем зачете Европейского союза. Во время конкурса он переписывался с технологом Полом Грэмом, написавшим книгу о Lisp. Через год после того, как Патрик поступил в Массачусетский технологический институт в 2006 году, они с Джоном подали заявку в акселератор стартапов Грэма Y Combinator.

Их идея — программное обеспечение для продавцов eBay. Вместо того чтобы разрабатывать ее самостоятельно, братья Коллисоны объединили усилия с Хараджем и Кулвиром Таггарами, уже участвовавшими в программе с похожей идеей. Когда на следующий год все четверо продали свой стартап Auctomatic за $5 млн, Джон еще учился в средней школе. В 2009 году он поступил в Гарвард. Примерно в то же время у братьев возникла идея написать фрагмент кода, называемый API, или интерфейс прикладного программирования, который упростил бы добавление на веб-сайт функции приема кредитной карты. YC инвестировал, но Коллисоны так и не представили свою компанию, сначала названную /dev/payments, на демодне. Год спустя они бросили колледж, временно переехали в Буэнос-Айрес и только тогда запустили свой инструмент, который и стал впоследствии Stripe.

Их API сработал, а их необычная предыстория — и обещание Патрика «продолжить с того места, где PayPal остановился» — понравились Майклу Морицу из Sequoia. Через несколько недель после запуска в 2010 году Мориц инвестировал в начальный раунд Stripe, к которому присоединились миллиардеры — создатели PayPal Макс Левчин, Питер Тиль и Илон Маск, а затем привлек $18 млн инвестиций в Серии A в 2012 году.

«Из-за того что мы имеем дело с деньгами других людей, планка работы компании очень высока», — говорит финансовый директор Stripe Дхивья Сурьядевара. (Фото DR)

Чтобы привлечь первых пользователей, основатели Stripe сделали мощный ход, который теперь увековечен в YC как «установка Коллисона». В то время как некоторые основатели могли поделиться ссылкой для регистрации по электронной почте, Коллисоны хватали ноутбуки потенциальных пользователей и тут же настраивали Stripe. Внутри Stripe они создали культуру трудолюбия, на которую повлияло их восхищение Apple, Amazon и Berkshire Hathaway. Встречи начинались в тишине, участники зачитывали подготовленные записи и добавляли письменные вопросы для обсуждения, внутренняя электронная почта автоматически добавляла групповые учетные записи всей команды, чтобы сотрудники могли наверстать упущенное в любой теме, не тратя впустую время.

Первые сотрудники Stripe, в основном молодые и предприимчивые, еженедельно совершали пробежки в районе Бернал-Хайтс в Сан-Франциско с Патриком и Джоном и гордились тем, что разрабатывают продукты с помощью всего одного или двух инженеров. Этот подход в 2012 году помог Stripe быстро запустить свой второй крупный продукт для поддержки гиперроста первых клиентов, таких как платформа электронной коммерции Shopify и приложение для заказа такси Lyft. Stripe Connect упростил для них передачу платежей продавцам и водителям. Вскоре к ним присоединились другие — Amazon, Wayfair, Instacart, Postmates. «Stripe был способом индексации в области электронной коммерции, — говорит один из первых инвесторов Элад Гил. — Вместо того чтобы пытаться инвестировать в каждый стартап, вы могли просто инвестировать в Stripe».

С другой стороны, настойчивое требование Коллисонов о технически подкованных менеджерах означало, что руководящие должности месяцами оставались вакантными. Сотрудники делали шуточные ставки на то, как долго продержатся те или иные недавно нанятые руководители. «Если вы здесь руководитель, у вас, вероятно, шансы 50/50, что все получится», — предупреждал один из первых сотрудников своего нового начальника после того, как его предыдущий проработал менее двух лет.

 

Хроническая нехватка персонала в Stripe способствовала дорогостоящим и досадным простоям, которые привели к тому, что после одного трехчасового отключения работы системы в 2015 году Amazon и Shopify угрожали прекратить сотрудничество. Надежность теперь является предметом гордости: во время сезона праздников в 2021 году инструменты Stripe не работали в общей сложности 1,2 секунды.

Платежи были (и остаются) тем, на чем Stripe зарабатывает, но с самого начала Коллисоны подталкивали сотрудников к пониманию других финансовых нужд своих клиентов. «Видение всегда было таким: «Почему мы не можем перемещать деньги в облаке так же, как мы перемещаем данные?», — говорит Уильям Гейбрик, который пришел в компанию в качестве финансового директора в 2015 году, а сейчас является директором по продуктам. — Разве деньги — это не такие же данные?»

Крупные клиенты, такие как Shopify, теперь проводят через Stripe миллиарды, но большую часть бизнеса компании связана с малыми и средними компаниями, такими как некоммерческая Gaelic Athletic Association, которая сэкономила более $1 млн, переведя партнерские клубы, разбросанные по всему миру, на расчеты со своими 500 000 членами через Stripe. В первый год пандемии служба доставки еды Postmates увеличила продажи на $70 млн и сэкономила еще миллионы на комиссиях, используя несколько продуктов Stripe, которые, среди прочего, помогали повторно проводить неудачные транзакции и списания средств.

«Если вы хотите создавать вещи, о которых услышали бы все собравшиеся на вашем ужине в честь Дня благодарения, Stripe не подойдет вам, — говорит Патрик. — Но если вы относитесь к тому типу людей, которые просто находят удовольствие в создании инфраструктуры для этих людей, то я считаю, что Stripe на самом деле интересен и значителен».

Стоя на крыше неприметного гаража в часе езды к северу от Дублина Джон Коллисон восхищается тем, как беспилотники размером с тележку для покупок с тихим жужжанием приземляются, быстро загружаются небольшими заказами продуктов и снова взлетают, чтобы доставить их на короткие дистанции. Генеральный директор Manna Бобби Хили, который познакомился с Коллисоном в Твиттере и убедил его лично инвестировать в его фирму, состоящую из 75 человек, получает от него поток вопросов о том, как все это работает: эффективность его сменной батареи, его функции безопасности и выдвижной механизм для разгрузки. Удовлетворенный, Джон меняет фокус: по мере того как Manna будет расширяться по всей Европе, что ей будет нужно от Stripe?

 

Это важный вопрос. В текущей ситуации разработка продуктов в Stripe — сложный процесс, учитывающий одновременно нормативные ограничения, стратегическую ценность и срочность. «В этом есть своего рода искусство, — говорит Джон. «Хорошо бы менять свое мнение, когда меняются обстоятельства». Патрик добавляет: «В конечном счете имеет значение лишь то, находят ли наши клиенты нас полезными».

Более 40% штата компании по-прежнему составляют инженеры, что необычно для ее масштаба. Их усилия направлены на поиск практических улучшений, таких как добавление платежей в большем количестве стран в развивающихся регионах или доработка недавно анонсированного магазина приложений. Но они также отвечают за мониторинг новых продуктов конкурентов и соответствие им. Возьмем, к примеру, Link, инструмент для оплаты в один клик от Stripe, который напрямую конкурирует с Bolt, стартапом из Майами, который недавно собрал $11 млрд инвестиций, сделав своего основателя Райана Бреслоу миллиардером. И хотя Link на рынке уже более года, Stripe не обозначал своего интереса к такого рода потребительским продуктам. Но по мере роста Bolt в последние месяцы, Stripe незаметно усилил команду Link, говорят инсайдеры: на сайте вакансий компании открыты позиции, призванные помочь ее росту и запуску аналогичных с Bolt решений.

Бреслоу публично обвинил Stripe вместе с Y Combinator в том, что они правят Кремниевой долиной, как «боссы мафией». В Stripe отказались от комментариев. Бреслоу, чья собственная финансовая честность была поставлена под сомнение в недавнем разоблачении New York Times, возможно, не идеальный обличитель, но он не одинок в недоверии к мотивам Stripe. «Патрик все время рассуждает про игры с ненулевой суммой, и мы такие: «Это полная противоположность тому, как вы работаете на самом деле», — говорит один из основателей компании в сфере финтеха, пожелавший остаться анонимным.

«С каких пор конкуренция стала чем-то плохим?» — спрашивает Хемант Танежа из General Catalyst, проводивший раунд B для Stripe в 2012 году. Патрик, со своей стороны, не слишком сосредоточен на соперниках. Он отмечает, что размер и влияние Stripe в глобальном смысле по-прежнему относительно невелики. «Наше внимание не должно, совершенно не должно быть сосредоточено на том, чтобы съесть чужой обед», — говорит он.

Идеальный шторм может означать, что Stripe не будет расти так быстро в этом году, признает Джон, но люди все равно будут совершать покупки, и управляющим бизнесом по-прежнему понадобится Stripe. И хорошая новость при ухудшающемся экономическом климате заключается в том, что разработка программного обеспечения требует гораздо меньше капитала, чем, скажем, производство автомобилей, как заметила финансовый директор Дхивья Сурьядевара, перешедшая в Stripe из General Motors в 2020 году.

 

Закончив инспекцию дронов, Джон устраивается в пабе у гавани в городе Шкеррис, чтобы выпить «Гиннесса» и порассуждать о другом явлении, заботящем братьев, — ухудшении климата. Недавно Stripe присоединился к Alphabet и Meta (признана в России экстремистской и запрещена), взяв на себя обязательство совершить закупки на сумму более $900 млн в рамках проектов по улавливанию углерода. О том то, что Коллисоны часто летают частными самолетами, он не упоминает.

Местные гуляки не обращают внимания на все еще молодого миллиардера, потягивающего пиво среди них. До тех пор, пока он не идет расплачиваться по счету. Когда ему без слов протягивают устройство для чтения кредитных карт, Коллисон говорит, что предпочел бы расплатиться наличными. Бармен приподнимает бровь: «Довольно иронично!»

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+