К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Найдены и заморожены: что будет с суперъяхтами подсанкционных россиян

Суперъяхта Dilbar (на первом плане) и парусная яхта Sailing Yacht A (Фото Emanuele Perrone / Getty Images)
Суперъяхта Dilbar (на первом плане) и парусная яхта Sailing Yacht A (Фото Emanuele Perrone / Getty Images)
Сейчас уже можно с уверенностью сказать, что страсти по поводу великой охоты на яхты россиян немного улеглись. Отрасль выбралась из водоворота новостей слегка потрепанной, но живой, большая часть известных российских суперъяхт, которые должны быть заморожены, уже обездвижены. Но остается вопрос: что произойдет с этими яхтами и, что еще важнее, за чей счет?

Прямо сейчас отрасль находится в центре шторма, с арестованными судами что-то надо делать, и в случае с замороженными яхтами в ЕС невозможно сказать, останутся ли они гнить в углу верфи, будут ли возвращены владельцам или в конце концов проданы тому, кто предложит самую высокую цену. Если не считать 106-метровую Amedea в США и 72-метровую Axioma в Гибралтаре (обе, вероятно, в ближайшее время будут проданы с аукциона), мы действительно не знаем, что произойдет.

Выстрел в ногу

Вероятно, замороженные яхты в ЕС останутся в этом состоянии, пока не изменится политическая ситуация на Украине. Гипотетически, если завтра российская «спецоперация»* завершится, поводов для санкций больше не будет, и замороженные активы снова смогут свободно перемещаться. Большинство экспертов предсказывают, что, если страны не смогут договориться, крайне маловероятно, что эти суперъяхты в ближайшее время возобновят движение.

Многие (включая обычных налогоплательщиков) хотели бы знать, производится ли надлежащее техническое обслуживание этих яхт, и если да, то за чей счет? «Многие комментаторы отмечали, что на самом деле конфисковать яхту и принять на себя ответственность за нее — это почти как выстрелить себе в ногу, потому что теперь издержки и, возможно, ответственность по содержанию яхты лежат на вас, — считает Дункан Бэйтсон, юрист, консультирующий по суперъяхтам и коммерческому судоходству, и партнер юридической компании Ince. — Поэтому я бы не удивился, если они (страны ЕС) начнут искать возможности оплаты расходов владельцем судна, не возвращая ему яхту».

 

Бенджамин Молтби, партнер юридической фирмы Keystone Law, упоминает политический аспект этой темы. «В случае с различными континентальными странами Европы яхты, которые находятся в таких местах, как Франция и Германия, просто стоят на месте, а владелец не может оплачивать их содержание, потому что не может переводить деньги, — рассказывает он. — Однако яхтам все равно требуется обслуживание. Если ценность яхты будут сохранять, а насколько я понимаю, в континентальной Европе это будет делаться за счет населения, это будет становиться все более насущным политическим вопросом. Оппозиционный политик может сказать: «Посмотрите, сколько денег уходит на обслуживание этой яхты. Сколько еще это будет продолжаться?». Давление на политиков будет расти, и тогда им придется сделать хоть что-то».

Сложно определить, насколько хорошо сейчас проводится техническое обслуживание яхт в Европе. Один анонимный источник, знакомый с состоянием 156-метровой Dilbar, сообщил, что судно стоит в сухом доке у Blohm and Voss. По его словам, на яхте дежурят 10 офицеров, а их труд оплачивает яхтенная страховая компания. Ремонт яхты был почти закончен к моменту, когда ее владелец попал под санкции, но пока неизвестно, были ли проведены покраска и техническая проверка судна, которые были запланированы изначально.

«Вполне возможно, что сами владельцы, желая сохранить судна в прежнем состоянии, будут запрашивать разрешения на проведение базового технического обслуживание и содержание яхты, — предполагает Дункан Бэйтсон. — Много зависит от того, какую позицию займут владельцы — предпочтут ли бесплатную многолетнюю стоянку или же решат поддерживать состояние судна. Если владелец считает, что ему ее больше не вернут, он о ней предпочтет забыть. Но я уверен, что все надеются, что санкции не продлятся вечно.  Я уверен, что правительства позволят владельцам поддерживать свои яхты, потому что, если они сгниют в портах, это станет еще большей проблемой». 

Символы успеха

Западные правительства и политики скорее всего недооценивали расходы на содержание этих суперъяхт. Однако сейчас вероятность того, что кого-то исключат из санкционного списка, стремится к нулю. 

Суперъяхты — это не просто финансовый актив, а нечто большее. Они символизируют то, с чем несогласно большинство людей. «Думаю, со временем они [суперъяхты] будут использованы как разменная монета, потому что это, если угодно, «символы олигархии». Это символы режима, символы успеха или коррупции в зависимости от вашей точки зрения, — объясняет Бенджамин Молтби. — Они очень публичны и очень заметны в отличие от заморозки банковских счетов, их задержания всем видны. Думаю, маловероятно, что эти яхты будут возвращены».

 

При нынешних санкциях маловероятно, что страны ЕС будут придерживаться американского подхода задержания и конфискации суперъяхт. В Европе, согласно действующему законодательству, если компания оказывает услуги любому судну, а владелец не оплачивает эти услуги, судно может быть конфисковано и продано с аукциона. Это позволит компании вернуть долг и покрыть комиссии брокера и судебные пошлины. 

Похоже, что это наиболее вероятный исход, чем сценарии, в которых яхты оставляют гнить в портах без присмотра или возвращают прежним владельца. 

Более насущный и, возможно, неоднозначный вопрос заключается в том, как повлияет на отрасль уход этих суперъяхт и связанных с ними людей. «У отрасли суперъяхт всегда были сложности с образом в СМИ, ее вечно ассоциируют с типичными бондовскими злодеями. Так что ее имидж мог бы улучшиться, если бы российская элита больше не имела отношения к суперъяхтам. Однако есть много российских предпринимателей, которые, по-видимому, заработали деньги законным путем, и отрасли суперъяхт было бы жаль их терять. Они покупают крупнейшие корабли. Их всего 1%, но они оплачивают труд многих «голубых воротничков».

«Суперъяхты слишком долго были символом олигархии, а они должны быть символом успеха, — считает Бенджамин Молтби. —  Суперъяхты — это способ моментально перераспределять огромные доходы. Они полезны. Если кто-то владеет участком земли, это просто приводит к росту цен на недвижимость. В случае с суперъяхтой вы еще и предоставляете невероятные карьерные пути множеству молодых энергичных людей».

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

 

Перевод Натальи Балабанцевой

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+