К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Что не так с концепцией регулирования криптовалют от Минфина

Фото Reuters
Фото Reuters
Концепция Минфина по регулированию оборота цифровых валют вывела криптоотрасль из состояния шока, в котором она пребывала после публикации резонансного доклада ЦБ. Однако документ содержит ряд компромиссов, жизнеспособность которых пока сомнительна, считает президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Юрий Припачкин

Доклад для общественных консультаций Банка России «Криптовалюты: тренды, риски, меры», опубликованный в конце января, всколыхнул рынок категоричностью запретительных мер в сфере оборота цифровых валют (криптовалют) в России, а также отсутствием даже намека на возможность каких-либо общественных консультаций. В то же время высказанная таким образом позиция главного финансового регулятора позволила достаточно явно высветить проблему: ЦБ оторван как от уже сложившейся экономической реальности, так и от участников отечественного рынка цифровых технологий.

В вопросе запрета оборота криптовалют Банк России не нашел почти ни одного союзника ни во властных структурах, ни в силовых ведомствах, включая Росфинмониторинг, ни тем более в бизнес-среде. На этом фоне предложение Минфина России по законодательному регулированию рынка криптовалют, а не их запрету в какой-то мере вывело из состояния шока немногих оставшихся приверженных стране иностранных инвесторов, а главное — стало основой для консолидации участников отрасли. 

Концепция Минфина была сформулирована очень вовремя и позволила переломить предвзятую позицию ЦБ и обеспечить основу для диалога всех заинтересованных сторон, включая тот же Банк России. Пока есть все основания полагать, что главная цель была достигнута, в том числе благодаря ряду уступок и компромиссов с наиболее консервативной частью банковских структур. Так, например, концепция подразумевает введение новых игроков, что не было предусмотрено Федеральным законом «О цифровых финансовых активах» — организаторов системы обмена цифровых валют. Ими могут стать банки с универсальной лицензией, через которые проводятся все транзакции с криптовалютами и которые несут ответственность перед ЦБ за все процедуры, связанные с борьбой с отмыванием денег и идентификацией клиентов.

 

Необходимость введения такого ключевого посредника, как банк, с одной стороны, упрощает регулирование обмена, дает определенную юридическую защиту и возможность использования клиентами традиционных банковских сервисов. С другой стороны, необходимость встраивания операторов обмена в банковский контур приведет к усложнению бизнес-процессов, дополнительной бюрократии и издержкам, что в наших условиях неизбежно будет способствовать росту коррупции. Иными словами, такой подход будет способствовать усилению тех негативных факторов централизации, ради искоренения которых, собственно, и была сформирована децентрализованная модель экономических отношений, неразрывной составляющей которой являются криптовалюты.

Понимая неизбежность компромиссов, Минфин, очевидно, сделал максимум, чтобы решить главную задачу — обеспечить возможность оборота криптовалют в национальной экономике за счет законодательного регулирования и по возможности не особенно ущемить интересы крупных банковских структур. Последние же вполне осознают опасность для самого факта своего существования — как со стороны криптоэкономики, так и со стороны действий ЦБ из-за планируемого введения CBDC (цифрового рубля).

Насколько эффективно в текущих условиях «множить сущности» и вводить дополнительного субъекта в процесс оборота цифровых валют, видимо, покажет время. Ясно одно: более чем четырехлетний период топтания на месте (с даты утверждения перечня поручений президента по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере) заканчивается, и цифровая экономика в России может, наконец, стать реальностью в обозримом будущем.

Что касается потери анонимности криптовалютных кошельков и транзакций, якобы заложенной в концепции, то в это может верить только человек, мало знакомый с основными принципами, лежащими в основе технологии распределенных реестров и публичного блокчейна, в котором функционируют основные криптовалюты. Все транзакции в нем доступны для просмотра каждому, кто имеет доступ в сеть, а анонимность кошельков можно сохранить только при отсутствии каких-либо транзакций. Если через криптокошелек проводились хоть какие-то расчеты, а тем более обменные операции с традиционными (фиатными) деньгами, то адрес кошелька по цифровому следу можно достаточно легко связать с конкретным лицом. Это наглядно было продемонстрировано в ходе эксперимента, проведенного Минфином и Росфинмониторингом на площадке Координационного центра при правительстве, на примере отечественной разработки «Прозрачный блокчейн».

Эта прозрачность и намного большая зарегулированность крипторынка в юрисдикциях, которые уже давно выбрали путь законодательного администрирования цифровых валют, сильно ограничивают их использование в криминальных схемах. По данным компании Clain2, предоставляющей для судебных следователей инструменты для обнаружения и расследования преступлений с использованием криптовалют, общий объем теневых операций в 2020 году с использованием криптовалют составил $798,5 млн. В общем объеме годового оборота крипторынка это составляет менее 0,05%. Для справки: по данным Росстата за 2019 год, доля теневой и неформальной экономики в России составляет 11,6% от ВВП.

 

Остальные ограничения, вводимые концепцией Минфина, такие как требования к обменным площадкам по ликвидности и капиталу, предельные суммы по сделкам для неквалицированных инвесторов и так далее, отвечают общемировой практике и, конечно, должны корректироваться по мере развития рынка.

Следует отметить еще один существенный момент регулирования обращения криптовалют — функция надзора за этим рынком распределена между шестью государственными структурами: ЦБ, Минфином, Росфинмониторингом, ФНС, Минцифрой и Генпрокуратурой. Очевидно, что это тоже компромисс, жизнеспособность которого очень сомнительна. Намного более эффективной была бы единая федеральная служба, сформированная из профильных специалистов, имеющих опыт работы на крипторынке.

В целом, безусловно, концепция Минфина — знаковое событие для всего российского бизнеса, не только напрямую связанного с криптовалютами. Это позитивный сигнал для многих крупных зарубежных инвесторов, в первую очередь из Китая, которые готовы работать в нашей стране, но их останавливают не возможные западные санкции, а неопределенность российского законодательства.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+