К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Иллюзия прогресса: почему Россия и Украина готовы затягивать переговоры

Российско-украинские переговоры в Стамбуле (Фото Генконсульства РФ в Стамбуле / ТАСС)
Украинско-российские переговоры в Стамбуле вызвали волну оптимистичных комментариев, ведь стороны впервые с начала конфликта сделали серьезные шаги навстречу друг другу. Однако переоценивать их исход не стоит — и в Киеве, и в Москве уверены в том, что время работает на них, а значит, всерьез договариваться пока никто не планирует, уверен политический обозреватель Константин Скоркин

Украина требует гарантий

На Стамбульских переговорах украинская делегация впервые предложила цельную концепцию урегулирования, пойдя на серьезные уступки ради мира. В обмен на признание своего нейтрального и безъядерного статуса Киев требует предоставления четких гарантий своей безопасности со стороны великих держав, постоянных членов Совбеза ООН (с расширением списка за счет Турции, Израиля и ряда других стран). Контуры этих гарантий в видении Киева напоминают 5-ю статью Североатлантического договора: в случае военной агрессии против Украины державы-гаранты будут обязаны закрыть небо над страной и предоставить ей полноценную военную помощь (то, чего Киев безуспешно добивался от НАТО). Утверждение украинского нейтралитета должно быть вынесено на всеукраинский референдум. 

В рядах украинской элиты у нового плана нашлись оппоненты, например бывший генпрокурор Юрий Луценко, считающие его завуалированной формой капитуляции, критики плана делают акцент на том, что отказ от евроатлантической интеграции противоречит украинской Конституции, а проведение референдума в условиях военного положения не слишком реалистично. Москва выразила удовлетворенность стремлением Украины к нейтральному и безъядерному статусу, но взяла паузу в оценке украинских предложений, никаких официальных бумаг подписано не было, миссия Владимира Мединского вернулась домой, где почти сразу подверглась критике за якобы уступчивость украинской стороне.  

Теперь на очереди согласование позиций на уровне министров иностранных дел, которые, в свою очередь, должны представить проект соглашения главам государств. Сколько это может занять времени — неясно, и что будет происходить в это время в зоне «спецоперации»* — можно представить. Встреча лидеров Украины и России в этих условиях выглядит маловероятной. 

 

Многим внушили оптимизм слова заместителя министра обороны России Александра Фомина о сокращении военной активности на киевском и черниговском направлениях «спецоперации». В то же время ряд военных экспертов отмечает, что остановка боевых действий в направлении украинской столицы может означать лишь перегруппировку войск: отказавшись от идеи взятия Киева, российское командование переходит к старому плану восстановления ЛНР\ДНР в «законных границах». Ранее приверженность этой стратегии подтверждали и в российском Генштабе. 

А это означает, что бои за Мариуполь и другие города Донбасса продолжатся с новой силой, несмотря на все разговоры о мире. Сам переговорный процесс в этих условиях выглядит как стремление Москвы взять паузу перед новым ударом. 

Безграничное недоверие 

Переговоры проходят в условиях низкого доверия сторон, отсутствия широкого международного посредничества и ожесточенной информационной войны. Обе стороны подозревают друг друга в затягивании времени, в Киеве ждут исчерпания российских резервов и экономического коллапса от западных санкций, в Москве рассчитывают, что такой же военно-экономический крах ждет Украину. Российские официальные лица неоднократно заявляли о том, что «спецоперация» будет доведена до (победного) конца. Политолог Татьяна Становая считает, что список требований Путина (нейтральный статус Украины с полным отказом от военного сотрудничества с Западом, признание Украиной независимости ЛДНР, а Крыма — российским) вряд ли подлежит пересмотру, и ближайшая задача Кремля — заставить Киев принять эти условия под угрозой затягивания конфликта. 

Пока неясно, в какой форме на переговорах будут обсуждаться вопросы Крыма и Донбасса. Украинская сторона предлагает достичь договоренностей о статусе Крыма в течение 15 лет, на это время зафиксировав отказ от военного решения. Несмотря на компромиссный характер этого предложения, вряд ли оно приемлемо для Москвы, неоднократно заявлявшей об отказе от каких-либо разговоров на тему статуса Крыма. 

Ситуация с Донбассом не менее сложная, Россия официально признала ЛНР и ДНР в административных границах Луганской и Донецкой областей. Более того, лидеры республик делают заявления о возможности референдумов о присоединении к России. Впрочем, в Москве пока не поддержали эту инициативу, скорее всего ее сохраняют в качестве противовеса западной поддержке Украины: если западные державы готовы будут гарантировать безопасность Украине, то и Россия гарантирует безопасность Донбассу, в том или ином виде, не обязательно через присоединение по образцу Крыма, а, например, в рамках включения ДНР и ЛНР в систему Союзного государства и ОДКБ. 

 

Санкции остаются 

Скромные подвижки на переговорах Украины и России вовсе не означают ослабления конфронтации России и Запада. Вопрос о смягчении или частичном снятии санкций вообще не являлся предметом переговоров, а в Вашингтоне и Лондоне крайне сдержанно отреагировали на их ход. То, как разрешится в итоге «спор славян», уже, похоже, мало занимает западных лидеров, в глазах которых Путин перешел все мыслимые красные линии, а значит, санкционное давление на Россию слабеть не будет. Политолог Глеб Павловский отмечает: «Нет ни одного шанса на свертывание санкционного удушения без капитуляции РФ». 

Кремль так долго убеждал всех, что Россия находится в конфронтации с Западом, а не с его «киевскими марионетками», что в это, наконец, поверили и на самом Западе. В Москве это прекрасно понимают. Неожиданная уступчивость России на переговорах породила разговоры о противоборстве в Москве «партии мира» (условно гражданско-экономического блока), выступающей за скорейшую остановку боевых действий и минимизацию последствий санкций, и «партии войны» (военно-идеологического блока), делающей ставку на продолжение противостояния с Западом. Однако со времени памятного заседания Совбеза очевидно, что все разногласия внутри кремлевской верхушки отходят на второй план перед тем фактом, что вся украинская «спецоперация» является личным проектом российского лидера, а Владимир Путин пока не настроен ни отступать, ни сдаваться, слишком многое было поставлено на карту.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 53 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+