Главный по инвестициям плохо приземлился

Топ-менеджера ВЭБа, курирующего инвестиционные программы на 657,2 млрд рублей, задержали в самолете. Является ли это атакой на Игоря Сечина, рассуждают собеседники Forbes.

Обновлено 05.03.12 в 11-00

Анатолий Балло, заместитель председателя Внешэкономбанка (ВЭБ), был задержан сотрудниками правоохранительных органов в пятницу, 1 марта, сообщила «Газета.ru» (позднее Анатолий Балло был освобожден под залог 5 млн рублей). Задержание «главного по инвестиционным программам» государственной корпорации развития окружено беспрецедентной таинственностью. Возможным поводом называют старую, 2009 года, историю санации банка «Глобэкс», которую проводил ВЭБ. А участники рынка считают причиной вероятные послевыборные перестановки в правительстве и превентивную атаку на всесильного вице-премьера Игоря Сечина, который имеет в ВЭБе большое влияние.

В понедельник утром полиция официально подтвердила, что Анатолий Балло стал фигурантом уголовного дела. По решению суда он отпущен под залог 5 млн рублей.

Известно, что Балло действительно задержали: два источника в банке подтвердили это и сообщили, что сотрудники «в шоке и не понимают, за что [задержали их зампреда]», хотя руководство убеждает их «работать в штатном режиме». Телефон представителя банка в воскресенье не отвечал. В правоохранительных органах, например в Главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД информацию не подтверждают; представитель ГУ МВД по ЦФО сообщил, что ему об этом ничего не известно; в линейных ОВД аэропортов Шереметьево, Внуково и Домодедово дежурные ответили, что у них задержание Балло не зарегистрировано. Не внесли ясности и в Центре общественных связей ФСБ России, сообщили лишь, что к ним «такой информации не поступало».

Балло, выпускник Московского финансового института, с 1991 года работал в Госбанке СССР, а после распада Союза — в Центробанке России, в оргкомитете по созданию Российского банка проектного финансирования (дочерней структуры ЕБРР), в котором работал до 2000 года. Следующие два года консультировал Внешэкономбанк, а в 2002 году перешел туда на пост директора департамента, затем — в дирекцию банка. С 2007 года — член правления и заместитель председателя ВЭБа. В зону его ответственности входили все инвестиционные проекты банка.

Известно, что 1 марта Балло возвращался с Казанского международного инвестфорума Kazaninvest, и ничто не предвещало неприятностей. ВЭБ инвестирует государственные средства во многие крупнейшие проекты: сочинскую Олимпиаду (90 млрд рублей), «Корпорацию развития Северного Кавказа» (около 15 млрд рублей), «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона» (70 млрд рублей). К 2016 году объем кредитования инвестпроектов составит более 800 млрд рублей.

На рынке считают, что поводом для задержания стало старое дело — санация одной из первых российских жертв мирового кризиса, банка «Глобэкс». В 2009 году ВЭБ купил 99% акций банка у прежних владельцев, а затем профинансировал своей подконтрольной компании «ВЭБ-инвест» покупку за 80 млрд рублей принадлежавшей «Глобэксу» недвижимости. По тогдашним оценкам московских девелоперов, этот портфель недвижимости даже до кризиса стоил бы втрое дешевле. С 2009 года Балло — член совета директоров «Глобэкса».

Кроме того, он член наблюдательного совета Россельхозбанка. А также входит или входил в советы директоров энергокомпаний «Интер РАО ЕЭС», «РусГидро», «ОГК-1» и «Росгеология».

Этот сектор курирует зампред правительства Сечин, и некоторые опрошенные Forbes политологи считают, что задержание Балло может быть отражением борьбы в высших эшелонах власти и затрагивать интересы Сечина.

Александр Лебедев, владелец Национального резервного банка, не верит, что задержание Балло может быть направлено против вице-премьера. Такие технологии применяются, но это не тот случай, говорит он.

Лебедев вспоминает дело замминистра финансов Сергея Сторчака, который в 2007 году был арестован по подозрению в попытке похитить более $40 млн, предназначенных для урегулирования задолженности Алжира по его долгам СССР и провел в СИЗО около года. В 2011 году Следственный комитет закрыл уголовное дело за отсутствием события преступления. Когда дело начиналось, наблюдатели объясняли, что его инициировали противники Алексея Кудрина, получившего тогда кроме поста министра финансов еще и статус вице-премьера. Его влияние на распределение бюджета усилилось, а сам он стал не технической, а политической фигурой.

Лебедев считает, что главными для инициаторов дела Сторчака были прямые корыстные интересы, а желание воздействовать на шефа Сторчака послужило второстепенным фактором.

Новости партнеров