Объем слияний и поглощений в мире упал до минимума с 2012 года

Объем сделок слияния и поглощения (M&A) в мире по сравнению с прошлым годом сократился на $1 трлн и оказался минимальным с 2012 года. Наиболее слабо эта тенденция проявилась в Азии, где миллиардеры заключали крупные сделки

Мировой объем сделок слияния и поглощения (M&A) в первой половине 2020 года упал в два раза по сравнению с тем же периодом 2019-го, сообщает Bloomberg. По подсчетам агентства, за первые полгода 2020 года объем M&A составил чуть более $1 трлн - самый низкий показатель с 2012 года, когда в разгаре был долговой кризис с еврозоне.

Наиболее значительное снижение объема сделок M&A произошло в Северной и Южной Америках, где он сократился на 69%. На общем фоне лучше всех чувствовал себя финансовый сектор - страховой брокер Aon купил своего конкурента Willis Towers Watson за $30 млрд, а банк Morgan Stanley приобрел брокера E*Trade Financial за $13 млрд. 

В Европе, на Ближнем Востоке и в Африке объем сделок суммарно сократился на 32%. Избежать более значительного падения помогла, в частности, сделка по покупке инвестиционными компаниями Advent International и Cinven производящего лифты подразделения немецкого конгломерата Thyssenkrupp за $19 млрд. На Ближнем Востоке активно действовали, например, власти Объединенных Арабских Эмиратов. Они договорились о продаже международным компаниям доли в сети газопроводов за $10,1 млрд.

Длинный хвост кризиса: почему восстановление экономической активности может затянуться

Азиатско-Тихоокеанский регион продемонстрировал более позитивные показатели. Объем сделок M&A здесь сократился только на 7%. В области технологий, медиа и телекоммуникаций агентство и вовсе зафиксировало рост на 13%. Этому поспособствовала продажа богатейшим человеком Азии Мукешем Амбани акций на $15 млрд своей цифровой платформы Jio — покупателями стали крупные инвесторы, такие как Facebook и суверенные фонды из ОАЭ. Другой крупной сделкой стало соглашение о продаже британским ретейлером Tesco своего азиатского бизнеса тайскому миллиардеру Дханину Чеараванонту более чем за $10 млрд. 

Дополнительные материалы

Жизнь после COVID-19: как Европа выходит из карантина