«Надеюсь, здравый смысл заразителен»: Чичваркин, Титов и Канделаки — об освобождении Кирилла Серебренникова

Фото MAXIM SHIPENKOV / EPA / TASS
Мосгорсуд освободил режиссера Кирилла Серебренникова из-под домашнего ареста, под которым он был с августа 2017 года. Как встретили решение суда деятели культуры, представители бизнеса и чиновники?

Мосгорсуд освободил из-под домашнего ареста под подписку о невыезде художественного руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, обвиняемого по делу о хищении 133 млн рублей бюджетных средств при создании театрального проекта «Платформа». Всего неделю назад, 2 апреля Мещанский суд Москвы продлил Серебренникову арест до 4 июля.

Одновременно под подписку о невыезде были освобождены экс-директор «Седьмой студии» Юрий Итин и экс-сотрудница Министерства культуры, директор Российского академического театра Софья Апфельбаум. Еще один фигурант дела — бывший генпродюсер «Седьмой студии» и экс-директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский находится под подпиской о невыезде с мая 2018 года. Единственный фигурант дела, признавший вину и заключивший сделку со следствием, — бухгалтер АНО «Седьмая студия» Нина Масляева — находится под домашним арестом.

Дело Кирилла Серебренникова и «Седьмой студии» уже почти два года находится в центре общественного внимания. Как решение Мосгорсуда встретили представители бизнеса и деятели культуры?

Евгений Чичваркин, бывший совладелец «Евросети»

В 2002 году вышла книжка, в которой Людмила Путина спрашивает своего мужа, в чем состоит суть его работы. Ответ был такой: «До обеда ловим, после обеда отпускаем». Сейчас для Кирилла Серебренникова наступило время после обеда. А для некоторых еще не наступило время до обеда.

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей

Каждый предприниматель в нашей стране знает, что статья о мошенничестве — «резиновая» и под нее при желании можно подвести какой угодно факт хозяйственной деятельности. Мы давно выступаем за реформу статьи 159 УК, в частности, за то, чтобы на процессах по самой тяжелой ее части — «мошенничество в составе организованной группы или в особо крупном размере» (до 10 лет лишения свободы) — т. е. как раз той части, по которой обвиняют Кирилла Серебренникова, была дана возможность использовать суд присяжных. Пока наше предложение не принято. Но уже то, что Кирилл теперь под подпиской, существенно повышает его шансы на справедливое решение.

Тина Канделаки, генпродюсер телеканала «Матч ТВ»

Талант и статус Кирилла Серебренникова делают его освобождение из-под домашнего ареста большим культурным событием. Я очень рада за него, но призываю не обольщаться, а все-таки помнить о статистике оправдательных приговоров, которая в России ничтожно мала. Да, Кирилл Серебренников больше не «арестант», притом что Александру Кокорину и Павлу Мамаеву отказано даже в домашнем аресте. Эти две новости демонстрируют многогранность (не путать с гуманностью) нашей правоохранительной системы.

Тем не менее русская культура уже выиграла от одного освобождения Кирилла, а от возможного оправдания выиграет еще больше. Надеюсь, что здравый смысл заразителен и это не последняя хорошая новость, которую мы услышим.

Ольга Свиблова, директор Мультимедиа Арт Музея

Я не знаю, какой будет исход всего дела, но я приветствую этот шаг. Мне кажется, это очень позитивный знак, свидетельствующий о том, что система правосудия меняется в ту сторону, о которой говорит наша интеллигенция и премьер-министр: суд должен быть объективным, он должен быть органом, утверждающим основное конституционное понятие — презумпцию невиновности. Пусть под подпиской о невыезде, но человек будет рядом, он сможет жить и работать, пока продолжается следствие.

Чулпан Хаматова, актриса, народная артистка России

У меня сегодня день абсолютного счастья. Конечно, я понимаю, что Кирилл Серебренников не должен был находиться под домашним арестом ни одного дня. Но я все равно счастлива хотя бы оттого, что теперь Кирилл сможет работать в театре, спокойно ходить по улицам, заниматься творчеством не только в стенах своей квартиры. Дальше нужно ждать решения суда, чтобы это все закончилось полностью (цитата по «РИА Новости»).

Евгений Миронов, актер, народный артист России

Настолько все уже устали ждать этого чуда, которое должно было свершиться еще два года назад. Я не поверил тому, что произошло, и даже стал проверять информацию. Очень рад, очень хочу увидеть Кирилла и обнять его. Кирилл вернется к работе, и это самое главное для художника, во время домашнего ареста он очень много сделал, и это тоже большой пример для всех (цитата по ТАСС).

Ольга Фукс, зам. главного редактора журнала ITI-info — Международного института театра

В деле Кирилла Серебренникова намечается явный поворот: вся ситуация была слишком абсурдной и зашла в болото, из которого надо выбираться. Сегодня мы, конечно, должны радоваться, но радоваться на самом деле трудно: У Серебренникова и его товарищей по несчастью отобрали 594 дня — 594 дня жизни, свободы и здоровья, творческих планов.

С одной стороны, хочется верить, что это выход из бесконечного тупика, а с другой стороны — это может быть отсрочкой перед более жестокой реакцией, перед реальным или условным сроком, который, конечно же, будет чудовищной несправедливостью по отношению к Серебренникову и другим фигурантам и может обернуться потерей рабочего места, утратой театра и невозможностью занимать руководящие должности в будущем. Все очень опасно и зыбко, но сегодня надо радоваться.

Наталья Шендрик, арт-директор фестиваля «Золотая маска», автор фирменного стиля «Гоголь-центра»

Освобождение Кирилла Серебренникова — это огромная радость, на которую мы долго надеялись и ждали. Очень много было предположений и теорий — мы думали и надеялись, что понимаем, что происходит, но к сожалению, это не так. Но сейчас у нас очень много творческих планов, и теперь они без проблем могут осуществиться — это возобновление работы театра, нашей и его деятельности.

Юрий Норштейн, режиссер, народный артист России

Я могу сказать, что это судебное заседание вполне могло стать его очередным спектаклем, которое так и называлось бы — «Подписка о невыезде» или «Под домашним арестом». И главное, сценическую площадку не надо придумывать. Художнику никогда не хватает времени… Он захочет работать. И главное, содержание его работ только вырастет от этого судебного заседания. К сожалению, искусство — такая штука, что без драматических обстоятельств оно не возрастает.

Алексей Кудрин, глава Счетной палаты

Выпустили Серебренникова. Наконец-то.

Кирилл Серебренников, режиссер (на вопрос о том, чем займется в первый вечер после отмены домашнего ареста)

Сегодня посижу дома.

Новости партнеров