Коррупция как благо: остановит ли пьяных водителей конфискация автомобилей

Петр Шкуматов Forbes Contributor
Фото Романа Пименова / Интерпресс / ТАСС
Основной вектор усилий МВД по борьбе с нетрезвыми водителями направлен не на пресечение правонарушений, а на жестокость наказания. Почему система наказания за пьяное вождение давно нуждается в пересмотре?

МВД РФ предложило законодательно закрепить возможность конфисковывать у водителей автомобили за пьяное вождение. Остается лишь сожалеть: как и прежде, основной вектор усилий ведомства направлен не на пресечение правонарушений, а на жестокость наказания.

Так, именно эта конкретная инициатива МВД уперлась в официально оформленный «черно-белый» подход к определению пьянства на дороге. И именно поэтому не может быть ни универсальной, ни справедливой.

Есть много ситуаций, когда водитель может быть юридически признан пьяным, на самом деле не являясь таковым. Например, фенобарбитал, содержащийся в составе сердечных капель, может привести к тому, что водителя признают пьяным. При этом период полувыведения из организма для этого вещества может достигать 4 суток. Таким образом, если несколько дней назад человек принял сердечные капли, то сегодня его можно признать пьяным с соответствующими последствиями.

Отсутствие градаций фактически делает невозможным управление проблемой пьянства за рулём. Несправедливо наказывать человека, имеющего болезнь сердечно-сосудистой системы, конфискацией автомобиля. В то же самое время для человека, выпившего бутылку водки и севшего после за руль, должно быть более строгое наказание. Юридическое приравнивание людей, которые находятся физически в абсолютно разных состояниях, влечет за собой торжество несправедливости и, как следствие, рост коррупции. Более того, коррупция в данной ситуации воспринимается гражданами как благо, ведь она позволяет «решить вопрос» в обход абсурдных черно-белых правил.

Вопросы без ответов

Совершенно непонятно, что делать в ситуации, когда автомобиль принадлежит другому человеку или даже юридическому лицу. Возьмем ситуацию, когда пьяным попадается дальнобойщик за рулем грузовика, осуществляющего перевозку скоропортящегося груза. Согласно концепции МВД, грузовик подлежит конфискации, но должно ли отвечать юридическое лицо своим имуществом за действия наемного водителя? Должен ли отвечать владелец скоропортящегося груза за действия перевозчика? Кто будет компенсировать убытки? Водитель? Уверен, что среднестатистический российский водитель не сможет даже за всю свою жизнь заработать денег на современный грузовой автомобиль, не говоря уже о том грузе, который пропал по причине конфискации машины.

Но даже в случае конфискации легкового автомобиля тоже не все так просто. Дело в том, что автомобиль является совместно нажитым имуществом, если водитель имеет семейный статус. Почему супруга (или супруг) должен отвечать потерей половины стоимости автомобиля из-за действий второй половины? Справедливо ли это? А если автомобиль взят у друга, да еще и без его разрешения? Ситуация, когда близкие друзья делятся вторым комплектом ключей друг с другом, совершенно обычна. Как быть с автомобилем каршеринга? Тоже конфисковывать?

Градации опьянения

В первую очередь необходимо ввести градацию степени опьянения на легкую, среднюю и тяжелую и законодательно отделить тех, кто принимает препараты в терапевтических дозах, от людей, страдающих наркотической или алкогольной зависимостью. Уже давно назрела необходимость частичного объединения базы данных Минздрава и ГИБДД, хотя бы в одностороннем режиме и без раскрытия чувствительной информации. Просто Минздрав должен передавать ГИБДД признак допуска к управлению транспортным средством. Если конкретный водитель не имеет медицинских противопоказаний, то это «зеленый» флажок. Если же такие противопоказания есть, то «красный». В наш век цифровых технологий сделать это совершенно несложно.

Что касается системы наказаний, то она давно нуждается в пересмотре. Если принять три градации степени опьянения, то для легкой степени опьянения надо облегчить наказание, ограничившись крупным штрафом (фактически сегодня так и происходит, только в форме взятки). Для средней степени можно оставить как есть — наказание не только в виде лишения прав, но и солидный штраф «в нагрузку», а для тяжелой усилить ответственность и задуматься не о жестокости наказания такого водителя, а о его перевоспитании в период лишения прав.

Одним наказанием невозможно изменить поведение человека. Если наказание будет слишком жестоким, то человека можно сломать, но разве это правильно — ломать личность человека за административное правонарушение, пусть и крайне серьезное? Наказание всегда должно выполнять не только функцию кары или «мести» за совершенный проступок, но и направлять человека на правильный путь, исправлять его. Это правильная тактика, но ей никто не хочет заниматься, все ищут простых путей.

Напомню, что за повторное вождение в нетрезвом виде уже есть уголовное наказание. Казалось бы, что может быть хуже? Но статистика неумолима: в 2015 году в суд было направлено чуть более 29 000 подобных дел. В 2016-м — уже 84 000. В 2017-м —72 000 человек, в 2018-м — 66 000. Снижение рецидивов есть, но оно не такое значительное, как хотелось бы. Не думаю, что, если бы у этих водителей начали отбирать автомобили, ситуация бы изменилась. Ведь для таких случаев всегда есть каршеринг.

Новости партнеров