закрыть

«Вишенка на торте» питерского форума. О чем говорят истории Ивана Голунова и Майкла Калви

Фото facebook
Петербургский международный экономический форум — «фирменное» мероприятие российского президента, где российская власть всегда являла миру «человеческое лицо», чем сильно запутывала иностранных политиков и инвесторов — на этот раз оказался обессмысленным тем фоном, на котором проходил

Пока выставочная Россия широко распахивала объятия в декорациях Санкт-Петербурга Александра Беглова, ФСБ пришла в «Яндекс» за ключами шифрования, разворачивался цирк с Майклом Калви в роли главной фигуры форума, которая на нем так и не появилась, а под занавес произошло крайне сомнительное, но чрезвычайно жесткое задержание журналиста-расследователя Ивана Голунова. Если учесть, что одним из самых заметных выступлений на ПМЭФ стала речь Игоря Сечина, то получается стройная картинка: страной управляют спецслужбы и силовики, они формируют инвестиционный климат, а экономисты, даже чрезвычайно высокопоставленные, — лишь фоновые персонажи.

Симптоматично, что никто уже не заботится о внешней репутации России: нельзя заботиться о том, чего после Крыма, Скрипалей, Пригожина просто не существует. А если репутации нет, то все дозволено.

Та показательная наглость, с которой «правоохранители» брали Ивана Голунова — с очевидными имитациями процессуальных процедур, говорит об их полной безнаказанности. Трудно найти человека, который поверил бы в то, что наркотики не подброшены, если только этот человек не пресс-секретарь президента, чей стендап-выход ознаменовался проколом: фотографии наркотиков (а именно на них ссылался в своем комментарии Дмитрий Песков) были сделаны отнюдь не дома у журналиста-расследователя (как правоохранительные органы утверждали изначально). Разыгранная тем же Песковым мизансцена «мы-бы-хотели-видеть-Майкла-Калви» тоже, в общем, никого уже не могла ввести в заблуждение — никакого Калви в Санкт-Петербурге не наблюдалось.

Россия явила на форуме две реальности: одна лощеная, галстучно-костюмная, с текстами, которые повторяются одними и теми же чиновниками из года в год, другая — пахнущая «ментовкой», с лицом оперативника и манерами эфэсбэшников. Какая из них подлинная и по-настоящему влиятельная — сомневаться не приходится. Финансово-экономический блок предъявил свою полную беспомощность. Его представители могут десятки раз повторять слово «Калви», но чем чаще оно произносится, тем больше шансов под его аккомпанемент получить еще несколько миллиардов долларов уходящих — навсегда! — из страны.

Никогда русский Давос не был так близок к провалу. Иностранный инвестор, свободный интернет и журналист-расследователь — три составные части, три нарочито наглядных символа того, что настоящая российская власть — спецслужбы — не хотела бы видеть в России. А ведь именно в эти дни стало известно о еще одном аресте, символизирующем преследования фундаментальной науки: следственное управление ФСБ пришло за учеником физика Виктора Кудрявцева — Романом Ковалевым, у которого не было даже допуска к государственной тайне.

Когда первый вице-премьер патетически вопрошает — отчего же бизнес жалуется на жизнь, если у него все хорошо, как-то неловко давать вполне очевидный ответ: потому что он боится, что за ним придут, потому что в любой момент любая бизнес-конструкция может быть обрушена сфальсифицированным заказным уголовным делом, потому что правила непредсказуемы, потому что права частной собственности не защищены, потому что экономика — государственная, потому что вести бизнес можно почти исключительно на паях с чиновниками разных уровней. Первый вице-премьер живет в одной реальности, а бизнес — в другой.

«Вишенка на торте» — арест журналиста с самым примитивным обвинением. И опять слышны голоса из первой реальности. Московский мэр призвал разобраться. Совет по правам человека волнуется. Прокурор Чайка берет под контроль. Очень хорошо — следствие и суд сами разберутся, они у нас независимые.

Дело Голунова, как и многие другие дела — от Юрия Дмитриева до «Нового величия», — являются факторами, прямо ухудшающими инвестиционный климат.

А все потому, что это не экономика, stupid. Это политика. Точнее, система власти, которая принадлежит тем, кому она принадлежит.

Вечеринка с Кириллом Шамаловым, шахматы с миллиардером и смех Сечина: ПМЭФ-2019 в фотографиях

Новости партнеров