Грузия без русских: как запрет полетов повлияет на экономику и политику

Виталий Шкляров Forbes Contributor
Фото AP Photo / Shakh Aivazov / ТАСС
Исчезновение российских туристов из Грузии не нанесет заметного ущерба ее экономике, однако может ухудшить политические позиции «Грузинской мечты» — партии Бидзины Иванишвили

После введения запрета на прямые перелеты в Грузию возникли разговоры о якобы разрушенной экономике Грузии. Однако если исходить из официальных источников Грузии (geostat.ge, gnta.ge, police.ge), картина выглядит совсем не так драматично. Воспользовавшись помощью кандидата физико-математических наук Тамаз Хунджуа, попытаемся оценить реальный экономический урон от «туристического эмбарго».

По официальной статистике ГрузСтата, удельный вес туризма в ВВП Грузии в 2018 году составил 7,6%. В своих расчетах ГрузСтат учитывает и такие отрасли экономики, как железнодорожные- и авиа- перевозки. В действительности эти факторы хоть и зависят существенно от туристического потока, но консолидированы вокруг крупного бизнеса, который, в свою очередь, не столь сильно влияет на среднестатистического работника, так что социальная напряженность не возникает. Более того, крупные компании обычно устойчивы к перепадам спроса, и последствия могут быть полностью нивелированы хорошим менеджментом.

Мы в своих оценках приняли в расчет только наиболее уязвимые отрасли, которые получат мгновенный удар от введенного запрета: отели, гостиницы и туристические фирмы. В 2018 году суммарный удельный вес этих сфер экономики составил 5,7% годового ВВП страны.

Из отчетов Министерства Туризма Грузии следует, что в 2018 году границу пересекло 1,4 миллиона граждан России и 5,8 миллионов граждан других стран. Стоит отметить, что не все они были туристами (расчет включает всех людей, которые провели в стране более 24 часов). Из статистики Министерства внутренних дел следует, что 800 тысяч россиян пересекли границу через сухопутный пограничный пункт, а 600 тысяч в аэропортах. Очевидно, не все из этих 600 тысяч прилетели прямым рейсом, так как максимально возможная пропускная способность прямых рейсов на момент введения запрета составляла около 500 тысяч человек.

Итого в 2018 году доля туристов из России составила около 20% от общего числа. Усредняя удельный вклад одного туриста в ВВП страны (по нашим оценкам это вполне обосновано и, вероятно, даже занижает реальный вклад туриста из России), можно рассчитать, что в 2018 году туристы из РФ сделали вклад в ВВП Грузии в размере 1,1%.

Теперь перейдем к оценке возможного влияния запрета прямых рейсов. Как было указано выше, максимальный пассажиропоток прямого авиасообщения — 500 тысяч человек. При максимально негативной оценке это и есть число упущенных туристов, хотя, конечно, эта оценка сильно завышена. Таким образом, ВПП Грузии при самом пессимистическом сценарии не пострадает больше, чем на 0,5% годового значения, что является величиной, сравнимой с погрешностью его расчета.

Стоит, конечно, отметить, что несмотря на незначительный урон экономике страны, факт потери большого числа туристов может оказаться весьма ощутимым для некоторых частных лиц, занятых в туристическом секторе. Однако ни о каких более серьезных последствиях говорить в общем-то не стоит. Даже в случае расчета ВВП туризма по формуле ГрузСтата (7,6%) оценка потерь не преодолеет 1% ВВП.

Всемирный банк до введения запрета давал оценку годового прироста экономики Грузии на уровне 3,5%, а Европейский банк реконструкции и развития дает оценку в 4%. Таким образом, для грузинского правительства сложившаяся экономическая ситуация не потребует даже пересмотра бюджета.

Итоги анализа приводят к мысли, что как подлинные причины, так и последствия запрета прямого авиасообщения лежат не экономической, а в политической плоскости. Очевидно, политические мотивы не могут быть также однозначно проанализированы и посчитаны, а дальнейшие события спрогнозированы. Однако некоторые предположения сделать вполне возможно.

  • Решение, возможно, отчасти спровоцировано внутренними политическими вызовами РФ: его целью могла быть маскировка неприятной для власти РФ внутренней политической повестки. Такие мотивы в прошлом не раз были толчком для радикальных внешнеполитических действий.

  • Решение о приостановке полетов может быть и сигналом властям Грузии. Официальные каналы связи между странами очень слабы, поэтому правительствам приходится разговаривать языком политических месседжей. Данный месседж может означать отказ от ранее реализуемой политики сближения, что существенно подрывает легитимность «Грузинской Мечты» и лично Бидзины Иванишвили.

Чтобы пояснить этот тезис, будет не лишним вкратце описать политическую ситуацию Грузии. После президентских выборов в 2018 году, а вернее, после проигранного властью первого тура, правящая партия начала принимать решительные меры по удержанию власти. Факты нарушения избирательного процесса были явно отражены в международных отчетах наблюдателей. Как показывают социологические опросы, после президентских выборов власть Грузии стала стремительно терять поддержку населения. Это коснулось не только публичных фигур, но и основателя правящей партии «Грузинская мечта», теневого «правителя» Грузии Бидзины Иванишвили. В данной ситуации даже небольшое внешнее влияние, каким, безусловно, является потеря русских туристов, может вызвать серьезное изменение в раскладе политических сил.

  • К этому можно добавить уже допущенную правительством Грузии серьезную ошибку с силовым разгоном митинга 20 июня. Таким образом, решение РФ может способствовать дальнейшей дестабилизации Грузинской политики.

  • Стоит отметить, что через год в Грузии пройдут очень важные парламентские выборы, в которых, наряду с основной оппозиционной прозападной партией Единое Национальное Движение принимают участие тяготеющие к правительству РФ силы — Альянс патриотов и партия Нино Бурджанадзе. Выстраивание и поддержка пророссийской политической силы в Грузии — как и, например, в предстоящих июльских парламентских выборах Украины — возможно, новый элемент российского «национального строительства» (nation building) на Кавказе.

График доли туристического сектора экономики Грузии (см. выше) как нельзя лучше отражает те стремления, которые были у вновь пришедшей к власти партии «Грузинская мечта» в 2012 году. За время ее правления влияние туристического сектора на экономику Грузии выросло на 40% (красная линия), тогда как доля российских туристов выросла почти на 100% (зеленая линия). Для достижения такого результата партия власти снаряжала Абашидзе на встречи с заместителем министра иностранных дел Григорием Карасиным и торговалась о расширении каналов авиасообщений. На это потрачены деньги, время и политический капитал.

Однако, как мы увидели 21 июня, все эти усилия были перечеркнуты одним решением. Урон экономике от «туристического эмбарго», скорее всего, окажется несмертельным, но это еще раз напоминает грузинскому обществу, что политика сближения с Россией на стратегическом горизонте оказалась неуспешной. Это напрямую подрывает легитимность «Грузинской мечты» и ее основателя Иванишвили.

Новости партнеров