Потомок Романовых, обидевший Путина: кто стал новым премьером Великобритании

Илья Гончаров Forbes Contributor
Фото REUTERS / Toby Melville
Сегодня Борис Джонсон избран главой Консервативной партии Великобритании, а уже завтра он станет премьер-министром страны. Биография у Джонсона богатая, поступки экстравагантные, внешность запоминающаяся. Происхождение, образование и карьера — блестящие. Главный редактор ZIMA Magazine Илья Гончаров рассказывает, чем известен новый британский премьер

Имя и происхождение

Борис Джонсон — лишь укороченная версия аристократического имени нового британского премьера. Полное — Александр Борис де Пфеффель-Джонсон. Среди предков Бориса были не только англичане и американцы, но и турки (его прадедом был известный журналист и политик Османской империи Али Кемаль), немцы, литовские евреи и даже черкесы.

В 2008 году BBC подробно изучила его родословную и выяснила, что его прабабушка была правнучкой короля Вюртемберга Фридриха I, а значит, Борис имеет родственные связи сразу с несколькими царственными семьями Европы.

Сам он высказался о своем происхождении так: «Я думал, что я потомок недавних переселенцев в Британию, и это очень странное, сюрреалистичное чувство — узнать, что твой предок в десятом поколении — Георг II». Но не будем упускать из виду тот факт, что он делит эту честь еще с 1023 людьми. Кроме того, Джонсон — дальний родственник династии Романовых.

Семья

Борис родился в 1964 году в Нью-Йорке. Его отец Стенли Джонсон за свою жизнь успел поработать во Всемирном банке и Еврокомиссии, побывать депутатом Европарламента и написать несколько публицистических и художественных книг. Сейчас он пребывает в добром здравии и даже выступает на британском телевидении, иногда комментируя заявления сына.

А мать Джонсона — Шарлота Джонсон Валь — была видным художником-портретистом. Но в возрасте 40 лет ей поставили диагноз — болезнь Паркинсона. Сегодня она живет и лечится в Лондоне и даже занимается пением и танцами.

У Бориса пятеро братьев и сестер. Из них наиболее известны Рейчел -- журналистка и ведущая британского телевидения, и Джозеф, который тоже выбрал политическую карьеру и с 2010 года работает депутатом британского парламента от той же Консервативной партии.

Юность Бориса

Как и положено мальчику из хорошей английской семьи, в 14 лет Борис поступил в элитарный Итонский колледж — кузницу кадров британской политики. И не просто поступил, а получил королевскую стипендию, которой из 1300 студентов колледжа удостаиваются не более 70 и для получения которой необходимо сдать специальный экзамен.

В Итоне Джонсон стал называться Борисом. И тогда же стал привыкать к роли эксцентрика. «Умный парень, который прикидывается дурачком, чтобы выиграть» — такую модель поведения он выбрал для достижения жизненного успеха.

В колледже Борис изучал английский язык и классические предметы — литературу, историю, языки и философию Древней Греции и Древнего Рима, а также возглавлял клуб дебатов и даже команду по игре в «Итонский пристенок» — здешней альтернативе регби. В 1983 году он поступил в Оксфордский университет — на ту же классику.

Университетские связи и «Буллингдонский клуб»

В Оксфорде Борис пополнил ряды блистательных студентов, многих из которых он знал еще по Итону. Это поколение выпускников середины 80-х в 2010-2016 годах управляло страной, да и при Терезе Мэй их позиции не слабели (а сегодня, похоже, вновь окрепли).

В одно время с Борисом в Оксфорде учились будущий премьер Дэвид Кэмерон и министры его кабинета: Джордж Осборн (канцлер казначейства), Уильям Хейг (глава МИД), Майкл Гоув (министр образования, потом министр юстиции, ныне глава экологического ведомства), Джереми Хант (министр культуры, потом министр здравоохранения, ныне глава МИД и до вчерашнего дня соперник Бориса за кресло лидера Консервативной партии и главы правительства).

Во время учебы в Оксфорде Борис (как и Кэмерон и другие однокашники) был членом неформального мужского объединения под названием «Буллингдонский клуб». Попасть в это ныне запрещенное администрацией университета объединение могли только студенты из аристократических или очень богатых семей. Члены этого клуба развлекались вечеринками с шампанским и проститутками, которые сопровождались отвязными ритуалами и разгромом оксфордских ресторанов. Ущерб от таких званых ужинов компенсировали наличными прямо на месте.

Членов «клуба» упрекали в сексизме, вандализме, элитизме и буллинге, и в конце концов в прошлом году Ассоциация молодых консерваторов Оксфордского университета (важная для выпускников площадка, с которой в Британии начинались многие политические карьеры) добавила «Буллингдонский клуб» в свой список запрещенных организаций.

REUTERS / Toby Melville

Карьера в журналистике

Карьера Бориса в журналистике началась с глупого ляпа. В 1987 году он с помощью семейных связей устроился стажером в газету The Times. После того, как газета опубликовала его статью об археологической находке, выяснилось, что автор выдумал цитату историка Колина Лукаса и приписал ему слова, которые тот не говорил. Разразился скандал, и молодого Бориса Джонсона выгнали из «Таймс». При этом Колин Лукас был его крестным отцом (Purnell, Sonia (2011). Just Boris: Boris Johnson: The Irresistible Rise of a Political Celebrity, стр 101)

Еще забавнее, что этот случай нисколько не повредил карьере Джонсона. На новую работу — в Daily Telegraph — он устроился через университетские связи, и здесь получилось успешнее. В 1989 году Борис получил назначение в Брюссель — корреспондентом в Европейской комиссии.

Именно тогда, 30 лет назад, началась карьера Джонсона-евроскептика, жестко критиковавшего европейские органы власти. Журналист Мартин Флетчер в New Statesman, например, утверждает, что именно Борис в начале 90-х запустил волну того, что сегодня называется фейк-ньюс, о европейском законотворчестве.

«Он писал статьи с заголовками «Брюссель нанимает нюхателей, чтобы европейский навоз пах одинаково», «Угроза британским розовым сосискам» и «Улитки — это рыба, считают в ЕС». Он писал о планах по стандартизации размеров презервативов и запрете на чипсы со вкусом креветочного коктейля», — писал Флетчер в июле 2016 года, через неделю после референдума о «Брекзите».

Биограф Джонсона Соня Пернел считает, что на посту еврокорреспондента он сделал многое для того, чтобы евроскептицизм стал привлекательным в глазах британских правых. До Бориса Евросоюз не любили главным образом британские левые.

А широкая известность и народная любовь к Джонсону пришла в 1998 году, когда он начал участвовать в шоу Have I got news for you на «Би-би-си». Позднее он стал участником и других популярных шоу, в том числе Top Gear и Question Time.

Политическая карьера

Пробиться в парламент — если не в родной британский, то хотя бы в Европейский — Борис хотел еще в Брюсселе. Однако успех пришел к Борису лишь в 2001 году, когда он избрался депутатом от Консервативной партии в округе Хенли — городке, известном королевской регатой.

Особого отношения к Хенли он не имел, но чтобы завязать отношения с избирателями, часто ездил туда на встречи, время от времени писал колонки в местную газету и даже купил там себе дом.

В 2003 году Борис поддержал присоединение Британии к войне в Ираке и посетил занятый союзниками Багдад. А уже в 2004-м поддержал импичмент Блэра, который, правда, не состоялся.

REUTERS / Simon Bellis MD

За годы своей журналистской и политической карьеры Борис Джонсон сделал множество неоднозначных заявлений. В 2004 году, например, он извинялся за неосторожные высказывания в адрес погибших болельщиков «Ливерпуля» на стадионе Хиллсборо. В том же 2004 году всплыла его интрижка с журналисткой Петронеллой Уайатт и ее аборт. Лидер партии уволил Бориса с поста теневого министра. Но уже в 2008 году тот спокойно избрался уже мэром Лондона.

Лицо города

Лондонским мэром Борис Джонсон был два срока — с 2008 по 2016 год, сменив на посту своего политического противника лейбориста Кена Ливингстона. За эти годы в городе появилось несколько новых линий транспорта и началось строительство крупнейшего европейского транспортного проекта десятилетия — Crossrail. Цены на жилье выросли в разы, цены на проезд в транспорте — в полтора-два раза.

Главным событием Лондона времен Бориса-мэра безусловно была Олимпиада в 2012 году, качество организации которой не похвалил только самый ленивый журналист, на ней побывавший.

Лондону от Бориса-мэра достались новые красные автобусы «Рутмастер» с открытыми задними площадками. Это наследство, в отличие от Олимпиады, оказалось токсичным: они стоили намного дороже обычных, и новый мэр Лондона Садик Хан решил приостановить их закупки. Куда лучше в городе при Борисе прижились велосипеды. Будучи заядлым велосипедистом, он как мог пропагандировал этот вид транспорта. Общественные велосипеды, которые можно взять напрокат на пару часов, в народе до сих пор называют «Борис-байками».

Лицо «Брекзита» и дипломат

В 2016 году Борис, евроскептик со стажем, стал одним из лидеров кампании по выходу страны из ЕС. И даже засветился в знаменитой рекламной кампании, катаясь по городу на красном автобусе с надписью «Мы отдаем ЕС £350 млн в неделю. Давайте лучше вместо этого финансировать систему здравоохранения».

Верность этого утверждения была опровергнута, и на Бориса за эту ложь даже пытались завести уголовное дело, но из этой затеи ничего не вышло.

После референдума в Великобритании в 2016 году разгорелся политический кризис: Дэвид Кэмерон ушел в отставку с поста премьера и лидера партии. В новые лидеры уже тогда прочили нашего героя, но случилось неожиданное: его не поддержал ближайший соратник Майкл Гоув, который сам захотел возглавить партию. Пост премьера в итоге не достался ни тому, ни другому, а буквально упал в руки Терезе Мэй, возглавлявшей на тот момент министерство внутренних дел.

Тереза сразу же предложила Борису, незадолго до референдума оставившему пост мэра, позицию главы МИД. Мировое сообщество встретило эту новость хохотом, ведь Джонсон успел наговорить разных гадостей в адрес других стран и их политиков еще задолго до службы в дипломатическом ведомстве. То он публиковал в «Спектейторе» скабрезные стихи про Эрдогана, то сравнивал Евросоюз с нацистской Германией, то намекал на кенийских предков Барака Обамы, которые помешали ему правильно относиться к Великобритании. Джонсон называл себя убежденным русофилом. В Лондоне помнят, как будучи мэром Борис Джонсон записывал приветствия на русском языке для русскоязычных жителей Лондона по случаю фестиваля «Русская Масленица». При этом он сравнивал президента Путина с героем книг о Гарри Поттере — эльфом Добби. Он не одобрял операцию России в Сирии и выступал за ужесточение санкций, введенных в связи с событиями в Крыму и на востоке Украины. А также он был одним из первых, кто напрямую обвинил президента России в том, что он отдал приказ об отравлении бывшего шпиона Сергея Скрипаля.

На посту министра иностранных дел Борис долго не продержался: в 2018 году он покинул кабинет Терезы Мэй в знак неодобрения ее проекта договора с Евросоюзом о выходе, который он счел слишком мягким и уступчивым.

Победа-2019

Борьба за кресло лидера началась, когда в мае 2019 года Тереза Мэй объявила о своем предстоящем уходе. Но борьба остальных претендентов с Джонсоном с самого начала была невыразительной: фигура Бориса была настолько крупной по сравнению с конкурентами, что в его победе никто не сомневался.

Речь в последние месяцы шла даже не о том, чтобы объединить партию и дать ей какое-то направление. Примирить всех тори сегодня в принципе невозможно, так как партию раздирают внутренние конфликты из-за разных позиций по «Брекзиту»: по сути она разделена на несколько конфликтующих групп. Среди тори есть и сторонники ЕС, и жесткие противники ЕС, и сторонники проекта договора Терезы Мэй, и сторонники выхода страны из ЕС без какого-либо договора.

Дальше провал

Большинство британских политических комментаторов предсказывают, что Бориса на новом месте ждет провал. Его жесткая позиция в отношении ЕС неминуемо приведет к эскалации конфликта в партии, которая и так напоминает горящий дом: группа противников жесткого «Брекзита», которая с избранием Бориса только окрепнет, почти наверняка будет сводить на нет любые идеи Джонсона, как до сих пор противники договора делали с Терезой Мэй.

Русская служба Би-би-си подсчитала, что с такими противоречивыми настроениями в собственной партии Борису будет очень сложно проводить через палату общин свои инициативы. Кроме того, противники Бориса из числа тори, объединив усилия с оппозицией, могут не только блокировать предложения Бориса, но и отправить его в отставку с помощью вотума недоверия. Не исключена и вероятность того, что Борис объявит досрочные выборы в парламент. Правда, это будет очень рискованно в первую очередь для тори: Джонсон ранее говорил, что внеочередные выборы уничтожат Консервативную партию, если провести их до «Брекзита».
25 июля палата общин британского парламента уходит на каникулы, и если противники Джонсона не попытаются снять его немедленно, то борьба развернется осенью.

Новости партнеров