Уличный протест в цифровую эру: почему власть не должна бояться митингов

Борис Славин Forbes Contributor
Фото Maxim Shemetov / Reuters
Провластные эксперты нередко возлагают на социальные сети вину за возникновение массовых беспорядков. Однако именно благодаря сетевым технологиям митинги уже никогда больше не станут действительно многочисленными

Прошедшие в Москве в последнюю субботу июля 2019 года несанкционированные демонстрации раскололи общество на тех, кто не приемлет митинговый шантаж власти со стороны оппозиции и оправдывает действия правоохранительных органов, и тех, кто считает возможность высказывания своего мнения на митингах опцией свободного общества, не требующей согласований. При этом раскол произошел не между властью и народом, а как среди чиновников, так и среди обычных граждан. В этом противостоянии компромисс даже не просматривается. Откуда такая поляризация мнений по поводу уличной активности?

В Европе отношение к митингам совершенно спокойное. Там можно встретить небольшую демонстрацию, которая движется по автомобильной дороге в сопровождении нескольких полицейских, и хотя демонстранты мешают движению, их акция не вызывает особого негатива, как впрочем т внимания, среди не участвующего в ней населения. В России же демонстрация нужна не демонстрантам, а как раз тем, кто в ней не участвует. Не случайно занижение числа демонстрантов (или подозрение в их несамостоятельности) с одной стороны, и завышение численности — с другой, являются обязательным элементом обсуждения итогов акции.

По всей видимости, такое особое отношение к митингам обусловлено историческими причинами. Представители старшего поколения еще помнят, как создание новой постсоветской России сопровождалось демонстрациями в несколько сот тысяч человек, на которых формулировались новые инициативы, появлялись новые лидеры. Именно поэтому многие сегодня думают, — причем как во власти, так и в оппозиции, — что если собрать митинг численностью под миллион, то можно будет диктовать любые условия. Однако огромные митинги — это из другой, несетевой эпохи.

В условиях доступности сетевых коммуникаций, когда через многообразные информационные каналы легко ознакомиться с различными точками зрениями, необходимости выходить на многотысячные митинги нет. Социальные сети, в отличие от классических средств массовой информации, позволяют сетевому пользователю настроить свою собственную информационную ленту, найти сподвижников и единомышленников в сетевом пространстве, и таким образом чувствовать себя идеологически вполне комфортно, не выходя на улицу.

Сетевые технологии, как это ни странно, снижают массовость уличных акций.

В эпоху интернета митинговая активность приобрела совершенно новые черты. В первую очередь это касается информационного освещения митингов, когда каждый второй участник фотографирует и публикует информацию о наиболее значимых моментах акции. Интернет оказывает влияние и на организацию протестов, когда социальные сети становятся инструментом координации организаторов акций и одновременно источником информации для правоохранительных органов. Митинги все больше напоминают реалити-шоу, в которых, к сожалению, встречаются чересчур жестокие сцены.

Использование социальных сетей часто фетишизируют, полагая, что именно сетевые технологии виноваты в активности молодежи. Не случайно со стороны власти все время возникает желание ограничить и поставить под контроль социальные сети и сетевые мессенджеры. Однако это связано с непониманием со стороны власти природы сетевой социализации. Сетевые технологии, как это ни странно, снижают массовость уличных акций. В конце 80-х и начале 90-х годов людям требовалось выйти на улицу, чтобы убедиться, что их мнение совпадает с мнением других. Сегодня для этого не надо выходить на улицу.

Как это ни парадоксально звучит, власти не надо бояться уличных акций: благодаря как раз сетевым технологиям они уже никогда не будут многочисленными. Правда, многочисленными запретами и неадекватным поведением полицейских можно добиться того, что желание массового выхода на улицу может появиться и у сетевых пользователей — Франция с ее движением желтых жилетов тому хороший пример. И порой возникает ощущение, что полицейские акции, подобные 27 июля, именно для этого и устраивают, чтобы раскачивать сознание и выводить на улицы все больше и больше людей.

Представителям власти стоит понять, что сетевые технологии сами по себе не просто безвредны, а полезны. Однако для этого их надо использовать, а не бороться с ними. В первую очередь необходимо четко регламентировать процедуру согласования митингов и демонстраций, автоматизировать ее через портал госуслуг подобно любой услуге. Так, чтобы каждый гражданин мог организовать публичную акцию, и точно знал какие у него есть возможности. При этом можно через тот же портал организовать сбор подписей в поддержку предложенной акции, чтобы понимать, какой поддержкой она пользуется и какой формат для нее можно согласовать.

Волна цветных революций сформировала у некоторых представителей российской власти животный страх перед несистемной оппозицией.

Надо радикально поменять отношение к митингам и демонстрациям и относиться к их организаторам также спокойно, как к клиентам МФЦ, максимально идя навстречу, если это не противоречит законодательству. Очень важно, чтобы регламент согласования был общим и прозрачным для всех, и для оппозиции, и для акций, поддерживаемых властью. При этом стоит фиксировать максимально точное число участников так, чтобы не возникало никаких спекуляций на тему численности. Митинги и демонстрации должны стать частью жизни большого города.

Сетевая эпоха ведет к тому, что число самозанятых и людей, занимающихся интеллектуальной деятельностью, растет. А это как раз тот контингент, который хочет и готов участвовать в самоуправлении на низовом уровне. Волна цветных революций в мире, и особенно в бывших советских республиках, сформировала у некоторых представителей российской власти животный страх перед несистемной оппозицией. Но все ровно наоборот: допуск активного населения, в том числе и несистемной оппозиции, к самоуправлению снижает остроту борьбы за власть на верхнем уровне, а отсутствие самоуправления выводит все проявления недовольства на федеральный уровень. История показывает, что именно страх оранжевой революции порождает такую революцию. Либо население выбирает, что сначала привести в порядок, улицу или двор, либо оно майданизируется и начинает требовать смены власти.

Митинги и демонстрации станут не новостным позором, а украшением городов.

За последние годы в Москве мэрией было многое сделано для улучшения жизни горожан и гостей столицы. Однако все эти изменения происходили без участия населения, а шикарно оформленный портал «Активный гражданин» лишь имитировал общественное одобрение. И это является основным недостатком политики городской администрации, как, впрочем, и федеральной власти. Современный человек обставляет свою квартиру не только для того, чтобы она выглядела красиво, но и для того, чтобы вложить в нее часть своей души. Это надо понимать руководителям всех уровней.

В сетевую эпоху власти необходимо реально вовлекать население в решение вопросов города, области и страны, в том числе и через уличные акции. Оппозиции стоит отказаться от идеи собрать самый-самый большой митинг — для этих целей есть альтернатива с сетевым голосованием. Власти же надо перестать бояться активности населения, и наоборот — поощрять людей больше участвовать в волонтерских движениях, общественных организациях, в тех же уличных акциях. И тогда митинги и демонстрации станут не новостным позором, а украшением городов.

Новости партнеров