Непонятный сигнал: зачем бизнесу предложили жаловаться на силовиков

Forbes
Алексей Левинсон Forbes Contributor, Любовь Борусяк Forbes Contributor
Бизнесмены смогут подать жалобу на действие правоохранительных ведомств Фото Getty Images
Создана электронная платформа «За бизнес», позволяющая предпринимателям жаловаться на действия силовых структур. Как население воспринимает эту инициативу власти?

Агентство стратегических инициатив запустило электронную платформу, где бизнесмены смогут подать жалобу на действие правоохранительных ведомств. Власть пошла на неожиданные меры: разрешила бизнесменам жаловаться на то, что граждане РФ считают главной опорой государства, — спецслужбы и правоохранительные органы. Работа над созданием платформы шла долго — с февраля, когда о ее необходимости впервые заявил Владимир Путин.

Правда, уличать можно не любые инстанции, а только низшего и среднего уровня. Разбирать жалобы будут и представители бизнес-сообщества и, что главное, силовые же структуры, но уровня высшего. То есть разрешено жаловаться начальникам на их подчиненных. Такая постановка дела предполагает, что если на местах правды нет, то она уж точно есть на самом верху. Очевидно, злоупотребления подчиненных до сего момента их начальникам ведомы не были. Вот нажалуется на них обиженный бизнес, и тогда за них возьмутся и искоренят.

Добро побеждает зло

О том, что органы не дают житья тому бизнесу, который все еще остается частным, давно пишут СМИ, этой информацией полон интернет. Проблемы, стало быть, совсем не новые: про них безрезультатно говорили годами, и вот вдруг решили их решать. Почему сейчас? Почему таким образом? Наверняка эти вопросы задают себе и силовики, и бизнесмены. Но не может ими не задаваться и часть широкой публики.

Главная идея этой кампании — по конкретным жалобам наказывать конкретных лиц за конкретные нарушения закона. Между тем проблема далеко не в том, что в ряды правоохранителей пробрались отдельные отрицательные личности. Работает целая система. На презентации платформы помощник президента Андрей Белоусов сказал об этом прямо: «На местах уже сложился теневой рынок услуг, в который, к сожалению, вовлечены многие представители правоохранительных органов». Для разрушения системы нужны, в свою очередь, системные меры. Пока о них речь не заходит. Говорят о том, что будут наказывать тех, чьи действия сочтены нарушающими закон. Видимо, надеются на то, что строгость наказаний для тех, кого изобличили, остановит прочих от совершения подобных действий. Посмотрим, думает обыватель: то ли от страха в самом деле перестанут «кошмарить бизнес», то ли просто поднимут расценки за свои услуги.

Слова Белоусова про «рынок услуг» заставляют вспомнить, что кроме бизнесменов, ставших жертвой произвола, и силовиков, чинивших произвол, есть и третья сторона процесса: заказчик этих услуг. Тот, кто заплатил силовикам за их действия, поскольку был заинтересован в результатах. Об этом третьем участнике вслух не говорили. Публика догадывается, что заказчики, видимо, тоже бизнесмены. И если потерпевших так много, что их судьбой озадачилось высшее руководство, то и заказчики — предприниматели, готовые прибегать к таким средствам в конкурентной борьбе, — тоже оказываются массовым типом нашего делового мира.

Это означает, что инициатива с платформой должна решать сразу три задачи: во-первых, очистить ряды правоохранителей от нарушителей закона, а у остальных отбить охоту его нарушать, во-вторых, подарить надежду честному бизнесу на то, что его никто не тронет, но, в-третьих, лишить других бизнесменов надежды убирать конкурентов посредством подкупа людей из спецслужб и судов. Очевидно как минимум то, что именно так, по мнению разработчиков, их инициатива должна быть воспринята обществом.

Популярные версии

«Если это все заработает, — думает обыватель, — мы окажемся в другой стране: честные от роду и ставшие теперь честными бизнесмены спокойно ведут свою предпринимательскую деятельность, полиция и ФСБ их охраняют, а суды справедливо разрешают возникшие между предпринимателями конфликты. Никто никому не дает взяток и их не ждет. Навальному больше некого разоблачать».

«Неужели так будет? Что-то не верится», — вздыхает обыватель.

Ну а пока публика, далекая от бизнеса и политики, не может не удивиться тому, что впервые оказались союзниками высшие чины силовых структур, записные либералы из правительственного блока, представители разных союзов предпринимателей и даже лица из президентских структур. У неискушенных наблюдателей родятся самые разные версии, вплоть до фантастических.

Первая версия, конечно, про вмешательство внешних сил: наши сами бы на такое не пошли. Наверное, им намекнули правительства Запада, что за эти либеральные шаги они согласятся на какие-то уступки. Например, на ослабление санкций против отдельных персон.

«Но это вряд ли», — шепчут в публике.

А может быть, думают другие обыватели, наши решили подправить имидж России в глазах западного бизнеса, добиться роста его инвестиций в нашу экономику? Ведь если платформа начнет работать, такой скандал, как с делом Майкла Калви, будет уже невозможным. Вернется желание западных компаний работать в России и вкладывать сюда финансы.

«Может быть, но ждать этого долго», — говорят скептики.

Более изощренный мыслитель может решить, что Запад тут ни при чем. Это все та же «проблема 2024»: поступила команда защитить пошатнувшийся авторитет президента в глазах среднего класса, бизнес-сообщества и вообще народа. Надо подтвердить его функцию доброго царя, ведь до 2024 года осталось не так уж много. И для той же цели надо поправить имидж его главных опор — силовых структур, точнее, их высших инстанций, с которыми президент непосредственно общается.

«Но кого это убедит?» — возражают те же скептики.

Обыватель-пессимист скажет: «Да им уже не до имиджа. Они поняли наконец, что мы дошли до края. Последние капиталы уходят за рубеж, возникает угроза паралича экономики аккурат накануне 2024 года. Думают срочно исправить бизнес-климат, остановить бегство денег».

«Да, но вряд ли у них получится…» — соглашается с пессимистом публика.

Часть наблюдателей обратила внимание на то, с какой грустью и почти безнадежностью смотрит президент на деятельность своих правоохранителей. Сажать могут, но оказались неспособны пресечь воровство даже при строительстве космодрома. И вот теперь, наверное, он решил: пусть попробуют оздоровить ситуацию уже не силовики, а сам бизнес.

«Нет, он на такое не пойдет», — возражают в публике.

Наконец, самый наивный обыватель подумал: «А может быть, наступила новая оттепель, разрешили либерализм? Ведь платформу разрабатывали всеми нелюбимые либералы. Но президент велел своим их слушаться и послал сигнал зарвавшимся силовикам».

Над автором этой идеи все стали смеяться, и он от нее отказался.

Словом, версий у публики нашлось много. Какая же из них правильная?

Зашифрованный сигнал

Платформа создана для помощи бизнесу, но ее создание и то, как она станет работать, касается далеко не только бизнеса. За каждым подобного рода событием внимательно следит гораздо более широкая часть общества, чем те, для кого она создана. Любые такие инициативы воспринимаются как «сигналы», при этом чаще всего остается непонятным, что это за сигналы, почему они появились, кто и кому их посылает.

Мы как социологи решили смоделировать, что вычитывает или может вычитывать общественность из такой формы содействия бизнесу. Нам кажется, что это представляет интерес для целевой аудитории платформы, поскольку отношения общественности и бизнеса складываются сложно и противоречиво. В данном случае немалая часть общества видит в этой инициативе — а именно, в появлении возможности защитить себя и свои интересы — попытку диалога власти не только с бизнесом, но и с более широкой публикой. Но если платформа — это первый шаг, то пока не ясно, к чему.

Новости партнеров