Великая словесная война: что скрывается за воинственной риторикой властей по теме пандемии

Фото с сайта Кремля
Владимир Путин во время второго обращения к нации после Фото с сайта Кремля
Борьба с COVID-19 в России становится все больше похожа на небольшую войну. По-крайней мере, на словах. 

«Врачи, медсёстры, весь персонал медицинских учреждений… в больницах и инфекционных отделениях, на всех врачебных участках держат оборону от наступающей эпидемии: лечат, спасают людей, предотвращают возникновение и развитие болезни… свой долг в эти дни выполняют и сотрудники других сфер», — говорил Владимир Путин в четверг. Его общение со страной теперь протекает в новом формате — обращений к нации  

Это первая война, которую можно выиграть не сходя с дивана, шутят в соцсетях. 

Слова вообще сейчас играют большую роль. Вот уже почти неделю москвичи, а теперь и жители других регионов находятся в состоянии, о существовании которого еще месяц назад и не догадывались. Когда мэр Москвы Сергей Собянин в воскресенье объявил о введении в столице режима самоизоляции, этому удивились в Совете Федерации. Ограничения прав и свобод граждан, подобные тем, которые объявил мэр Москвы, могут вводиться по решению парламента и президента, заявил глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

Впрочем, его прямо в той же новости «Интерфакса» поправил первый зампред комитета Госдумы по законодательству и госстроительству Юрий Синельщиков. Он объяснил, что введенные Собяниным меры по самоизоляции жителей не нарушают Конституцию, так как не вводят прямого запрета. «Если его заявление — это рекомендации, то Собянин прав», — сказал депутат.

Однако довольно быстро выяснилось, что сначала в Москве, а потом и по всей России введены рекомендации, за несоблюдение которых будут штрафовать. Согласно утвержденным в четверг Собяниным поправкам, штраф за первое нарушение самоизоляции составит 4000 рублей, за повторное — 5000 рублей для граждан, от 40 000 до 50 000 рублей для должностных лиц и от 300 000 до 500 000 рублей для юридических лиц. 

На самом деле, у того, что сейчас происходит в десятках российских регионов, есть более понятные слова в языке. Это похоже на карантин и чрезвычайную ситуацию. Так зачем тогда весь этот словесный огород? 

Судя по всему, дело не только в смысловой пропасти, которая, по мнению чиновников, может отделять слова карантин, чрезвычайная ситуация и самоизоляция, но и деньгах. 

«Если бы был введен ЧС, я бы мог законно не платить аренду», — говорит Сергей Тонков, основатель петербургского производства носков и одежды с принтами St.Friday Socks. Но «власти не хотят брать на себя обязательства и перекладывают все на нас», уверен он.

«Все ожидали ввода ЧС, которого не случилось, — Анатолий Сморгонский, генеральный директор Gett в России. — Вместо этого нас ждут веселые „каникулы» на месяц-полтора. А кредитные, лизинговые, арендные платежи — все осталось без изменений и создает непосильную нагрузку на бизнес, который не получает дохода». От введенных мер в текущем виде страдает бизнес, который не сможет выжить, а за ним по цепочке пострадают даже те люди, кого коронавирус обошел стороной, уверен Сморгонский.

Опросы Forbes среди бизнесменов свидетельствуют о том, что предприниматели остро нуждается в поддержке государства. Но в обращении в четверг президент не обнародовал никаких новых мер. Источники Forbes настаивают, что это сделает правительство, причем до конца уже этой недели. Пока же бизнесу следует довольствоваться оказанной помощью. Довольно скромной, если сравнивать с программами других стран. Если сравнивать в абсолютных цифрах, то Россия выделяет на борьбу с коронавирусом в 70 раз меньше, чем в Германии. В относительных цифрах ситуация лишь ненамного лучше: если Германия выделила на борьбу с коронавирусом сумму, превышающую треть своего ВВП, а у США на эти цели пойдет 12,4% ВВП, то антикризисный пакет правительства России пока выглядит достаточно скромно — всего 1,2% ВВП. И это та правда, которая скрывается за искусной словесной игрой вокруг коронавируса в России.

Этот текст был впервые опубликован в почтовой рассылке Forbes Daily. Подписаться на нее можно здесь.