Что не так с московской самоизоляцией?

Фото Авилова Александра / Агентство «Москва»
Проверка документов в Москве Фото Авилова Александра / Агентство «Москва»
Статистика по скорости распространения коронавируса в Москве и данные по другим странам позволяют поставить вопрос о том, насколько оправданы некоторые из жестких карантинных ограничений, введенных в Москве для предотвращения заражения COVID-19

Этот материал впервые опубликован в почтовой рассылке Forbes Daily. Подписаться на нее можно здесь.

Это кажется неоспоримой истиной. Да и опыт Китая, а также ряда европейский стран, в том числе Италии, вроде бы наглядно показал: строгий карантин работает. Так действительно можно остановить вал смертей из-за коллапса системы здравоохранения.

И это оправдывает и закрытие большинства предприятий, и запрет покидать квартиру, и закрытие парков, и отказ от спорта. Все можно стерпеть, чтобы спасти сотни, тысячи и даже миллионы жизней. В недавней колонке на Forbes.ru экономист Андрей Мовчан подсчитал, что перегрузка системы здравоохранения из-за коронавируса может стоить жизни 200 млн человек. А это 3% от населения Земли.

С точки зрения суровости мер Москва дает фору многим государствам (хотя и не называет введенный режим карантином), свидетельствует рассчитываемый Школой управления Блаватника при Оксфордском университете индекс. В России с начала апреля объявлен нерабочий месяц, отправлены на принудительный отдых сотрудники большинства организаций. А в Москве и Подмосковье еще и введены жесткие ограничения на передвижение граждан по городу (сравнить московские меры с мерами других стран можно на инфографике ниже).
 

Но все ли эти меры оправданны? 

Чтобы ответить на этот вопрос, мы отобрали двадцать стран по количеству официально зарегистрированных случаев заболевания COVID-19 на 15 апреля 2020 года согласно статистике ВОЗ и добавили к ним Швецию, Австралию и Норвегию, которые входили в двадцатку ранее в апреле (полный список см. на инфографике ниже).

Далее выбрали страны с одновременно высокими летальностью от коронавируса и темпом роста заболеваемости (брался средний ежедневный прирост с 1 по 15 апреля) и страны, у которых оба показателя низкие, и изучили, какие ограничения они вводили для борьбы с эпидемией. 

Россия возглавила список с самой низкой летальностью, но оказалась безусловным лидером по темпам заражения. Скорость прироста новых зараженных в начале апреля — 17% в день. В Москве скорость распространения немного ниже — 16%.
 

Среди стран с низкими летальностью и распространением оказалась, например, Австралия. В начале апреля она была в числе 20 стран с самым большим количеством выявленных зараженных коронавирусом, но вскоре вышла из их числа. К 15 апреля в стране около 6500 зараженных, а 61 человек скончался.

Как удалось добиться таких цифр?

Карантин в стране не вводился, власти ограничились социальным дистанцированием. Не стали закрывать:

  • предприятия;
  • парикмахерские;
  • торговые центры (их лишь обязали закрыть фудкорты);
  • школы не закрывали централизованно, но отдельные штаты на это пошли.

 
Выходить из дома не возбраняется, хотя правительство рекомендует делать это лишь для покупки продуктов, обращения к врачу, занятий спортом или работы и учебы — если нет возможности работать и учиться удаленно. Полиция может оштрафовать за несоблюдение социальной дистанции — 1,5 метра от посторонних.

Социальным дистанцированием ограничилась Норвегия (6566 зараженных и 127 умерших к 15 апреля). Еще мягче были ограничения в Южной Корее (10 591 заражение, 225 умерших).

Получается, что у строгого карантина есть как минимум не менее эффективные, но более щадящие для граждан и бизнеса альтернативы. А раз так, то насколько оправданно продолжающееся закручивание гаек властями некоторых российских регионов?

Целиком исследование читайте по ссылке.

Этот материал впервые опубликован в почтовой рассылке Forbes Daily. Подписаться на нее можно здесь