«Нет оснований не доверять статистике»: инфекционист института Минздрава о выходе России из карантина

Фото Мобильный репортер / Агентство «Москва»
Фото Мобильный репортер / Агентство «Москва»
На чем будут основываться решения о снятии ограничительных мер, введенных в связи с пандемией? Надежна ли эпидемиологическая статистика в России и не преждевременны ли заявления властей о начале выхода из карантина? На эти вопросы отвечает в своей колонке специалист одного из ведущих научных центров Минздрава России Владимир Чуланов

В последнем обращении президента было сказано о начале поэтапного снятия карантинных мер, причем определять конкретный график поручено санитарно-эпидемиологической службе в регионах. На каких критериях будет основываться это решение?

Что учитывают эпидемиологи

Критерии поэтапного снятия ограничительных мер перечислены Роспотребнадзором. Важнейший из них — снижение так называемого репродуктивного числа R. Этот параметр вычисляется по формуле на основании статистики заболеваемости, однако его практический смысл прост: число R показывает, скольких человек в среднем заразил каждый инфицированный. Когда оно становится меньше единицы, это значит, что эпидемия идет на спад.

Для COVID-19 в отсутствие ограничительных мер репродуктивное число находится в диапазоне от 3 до 4. Это довольно высокое значение, например, оно заметно больше, чем у вируса гриппа. Однако сейчас в России благодаря ограничительным мерам оно уверенно снижается, и в некоторых регионах — например, в Москве — уже опустилось ниже единицы. Установлено, что для полного снятия ограничительных мер репродуктивное число должно опуститься ниже уровня 0,5. 

Другой важный показатель — число лабораторных исследований на тысячу населения. Для ослабления ограничительных мер оно должно быть не ниже 70 тестов за неделю на 100 000 населения. По этому показателю Россия сегодня среди мировых лидеров — на уровне Португалии, Ирландии и Испании, слегка опережая США (см. рис. 1).

Рис. 1. Число исследований на COVID-19 на 1000 человек по состоянию на 19 мая 2020 года

Число протестированных на COVID-19 на 1000 человек по состоянию на 19 мая 2020 года
Число протестированных на COVID-19 на 1000 человек по состоянию на 19 мая 2020 года

Источник 

Кроме того, учитываются и косвенные факторы: число свободных мест в больницах (не менее 50%), показатели смертности, а также заболеваемость внебольничными пневмониями и доля лиц, имеющих иммунитет (вычисляемая на основании тестов на наличие антител к вирусу).

Регионы России значительно отличаются между собой по этим характеристикам, эпидемия в них начала развиваться в разное время и находится на разных этапах, именно поэтому окончательное решение о снятии карантина остается за местными властями. Однако в некоторых регионах критерии, установленные для начала ослабления ограничительных мер, уже достигнуты. Поэтому решение президента о начале поэтапного выхода из режимов ограничений, связанных с эпидемией коронавируса, является вполне своевременным.

Ложь и статистика

Разумеется, подобные выводы сильно зависят от надежности эпидемиологической статистики. Я, как и все, не люблю, когда цифры не соответствуют действительности. Однако в данном случае у меня нет оснований не доверять статистическим данным: я не вижу признаков сокрытия заболеваемости или занижения смертности. Безусловно, учет заболеваемости в разных странах ведется по-разному, и прямое сравнение показателей не всегда возможно. Однако система санитарно-эпидемического надзора в России выстроена очень хорошо, и я совершенно уверен, что российская статистика надежна.

Поднимался вопрос о надежности применяемых в России тестов, а также о качестве забора биоматериала. Проблема надежности тестов действительно существовала в первые недели пандемии. Однако сейчас у нас применяются отличные тест-системы, их зарегистрировано около двух десятков и их показатели на уровне других стран.

Что касается ложно-отрицательных результатов, их доля во многом зависит от качества забора биоматериалов для анализа. Правила требуют, чтобы при заборе зонд вошел в носовую полость примерно на 5 см, но эти правила не всегда соблюдаются. Такая проблема существует во всех странах, особенно во время пандемии, когда к работе привлекается множество работников смежных медицинских специальностей. При введении поправок на ложно-отрицательные тесты данные по странам все равно можно сравнивать, и Россия в этом сравнении выглядит неплохо.

Не рано ли?

Высказывались опасения, что заявления о начале снятия ограничительных мер в России преждевременны. Если взглянуть на кривые заболеваемости по разным странам и отметить на них точки введения карантинных мер и начала их смягчения, можно видеть, что по сравнению с европейскими странами в России эти меры действительно были введены на самом начальном участке кривой, а об их смягчении объявлено сразу же после достижения пика, то есть относительно раньше, чем в других странах. Что касается снятия карантина, следует указать, что пока речь идет лишь о начале поэтапного смягчения: режим ограничительных мер в большинстве регионов России пока заметно жестче, чем даже в Испании и Италии, не говоря уже о США.

Что касается момента введения мер, неправильно говорить, что в России они были введены слишком рано — напротив, во многих других странах они трагически запоздали. С точки зрения эпидемиологической науки самый правильный подход — ввести меры как можно раньше и в полном объеме (не поэтапно). Надо помнить, что меры самоизоляции и карантинного режима имеют отсроченный эффект. Когда мы начинаем прерывать цепочку заражений, эффект можно видеть не раньше, чем через две недели. Инкубационный период при COVID-19 продолжается от двух до 14 дней. В типичном случае обращение за медицинской помощью происходит на 5-й день заболевания, и даже при немедленном взятии мазка результатов теста приходится ждать еще несколько дней. В предельном случае заболевший может попасть в статистику заболеваемости почти через месяц после того, как он был фактически инфицирован.

Это значит, что в середине мая статистика прироста заболевших еще могла регистрировать тех, кто был инфицирован в середине апреля. При этом с конца майских праздников число ежедневно регистрируемых случаев по стране в целом сохраняется на одном уровне, а в некоторых регионах (к примеру, в Москве) даже снижается. И потому вполне своевременно начать постепенный выход из существующих ограничений.

Возможно, среди введенных мер были и те, которые не имеют эпидемиологического обоснования. Лично у меня вызывают недоумение поливальные машины, выбрасывающие в воздух и на дороги кубометры антисептика. Можно понять и переживания людей, ставших жертвами наспех разработанных мобильных приложений и неоправданно получивших оповещения о штрафах. Однако если оценивать ограничительные меры в целом, то можно однозначно сказать, что они были эффективны. Пик эпидемии удалось отсрочить, а темпы прироста заболеваемости сгладить. Никто не мог принять идеальные меры в ситуации, которая стала вызовом для всего мира, но наши меры были адекватны и своевременны. А сравнительно низкий показатель летальности является следствием колоссальной работы по развертыванию необходимого количества больничных коек и высокой квалификации российских врачей.

Уроки карантина

Несомненно, люди устали от карантина и не могут дождаться того дня, когда ограничения будут сняты. С другой стороны, как мне кажется, большинство населения почувствовало, что это не шутка, а насущная необходимость. Сегодня в московском метро пассажиров не так уж мало, однако все носят маски и перчатки — причем зачастую в отсутствие всякого контроля и принуждения.

Полезным следствием карантина может быть то, что люди станут лучше осведомлены о передаче инфекций и будут относиться к своему здоровью более ответственно. Например, во время эпидемии гриппа мало кто пользуется масками и часто моет руки, вакцинация нередко проходит из-под палки. Если этот менталитет изменится, заболеваемость многими инфекционными болезнями может снизиться. На фоне пандемии COVID-19 нельзя забывать о других инфекционных заболеваниях: только от исходов хронического гепатита С у нас в стране ежегодно умирает 15 000 человек, в то время как число смертей от коронавирусной пневмонии пока не достигло 3000. А есть еще ВИЧ-инфекция, туберкулез и, наконец, сезонный грипп. И хотя понятно, что в краткосрочной перспективе пандемия осложнила борьбу с этими заболеваниями, долговременный эффект может быть и положительным: осведомленность населения и ответственное отношение к здоровью — важнейший фактор в борьбе с инфекционными болезнями.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции