Белорусская развилка: чем закончится противостояние в Минске и какую позицию займет Москва

Фото Sergei Grits / AP / TASS
Фото Sergei Grits / AP / TASS
Вероятнее всего, 9 августа белорусские власти объявят о «победе» Лукашенко и применят силу против уличных протестов, считает политолог, эксперт по постсоветскому пространству Андрей Суздальцев. Хотя Россия старалась не дать втянуть себя в предвыборную борьбу, ей придется сделать выбор между Александром Лукашенко и белорусским народом

Девятого августа 2020 года в Республике Беларусь должны состояться шестые (начиная с 1994 года) президентские выборы. С учетом произведенных в результате референдума 2004 года изменений в Конституции РБ (снятие «счетчика» президентских сроков) Александр Лукашенко получил возможность баллотироваться на очередную президентскую пятилетку.

Внешне к 2020 году политическая и экономическая ситуации в Белоруссии каких-либо серьезных проблем для Лукашенко не предвещали. Белорусское руководство было уверено, что в итоге выборов несменяемый белорусский президент получит на августовских выборах свои традиционные 80+% голосов и продлит правление до 2025 года. Напомним, что к настоящему времени Александр Лукашенко правит республикой 26 лет.

Тем не менее уже к июню текущего года стало очевидным то, что начавшаяся 9 мая предвыборная кампания становится индикатором развернувшегося в Белоруссии тяжелого политического кризиса.

Белорусские власти, сделав ставку на традиционную, и как им казалось, безусловную, поддержку основной массы белорусского населения, не смогли зафиксировать того, что в апреле текущего года на фоне провальной политики Александра Лукашенко в отношении борьбы с коронавирусной инфекцией в настроениях граждан республики произошли глубокие качественные изменения. Негодование белорусского народа по поводу провала борьбы с эпидемией совпало с кризисными явлениями в белорусской экономике и страхами потерять российскую экономическую поддержку. Белоруссия входила в выборы на фоне «нефтяной войны» с Россией.

На 1 января 2020 года общая сумма российских дотаций, преференций, уступок и списаний в пользу Минска за последние двадцать лет составила $133 млрд. После 2018 года финансово-ресурсная поддержка со стороны РФ стала сокращаться. К декабрю 2019 года белорусская сторона окончательно заблокировала экономическую интеграцию в рамках Союзного государства. В итоге стремление Лукашенко подменить экономическую интеграцию с РФ сохранением и наращиванием российских дотаций нанесло невосполнимый ущерб союзным отношениям и вызвало обоснованное беспокойство белорусского народа, привыкшего видеть в России естественного спонсора белорусской экономики.     

К числу негативных для Лукашенко факторов добавилась и естественная усталость населения от правления несменяемого главы государства, который уже не в силах сформировать реалистичную программу развития страны. Помимо этого, резкое неодобрение белорусского общества вызывает обсуждавшаяся политологами возможность передачи президентской власти по наследству.

В 2020 году у белорусского президента впервые не получилось переключить негодование населения очередным ухудшением своего социально-экономического положения на Россию. Более того, граждане республики убедились, что своей недоговороспособной политикой Лукашенко разрушает Союзное государства, что в близкой перспективе угрожает социально-экономической стабильности в Белоруссии.

В итоге к началу предвыборной кампании основные факторы, отражающие недовольство населения, вошли в разрушительный для белорусских властей резонанс и сформировали основу протестного голосования, которое, в свою очередь, можно сравнить с голосованием на Украине в 2019 году.    

С учетом того, что решением властей в период избирательной кампании запрещены социологические исследования, разброс мнений в отношении реального рейтинга Лукашенко оказался чрезвычайно широк. С одной стороны, «замеры», проводимые в начале компании независимыми интернет-ресурсами, показали результат в 3-4% сторонников белорусского президента. Российская кампания Tazeros Global Systems, опирающаяся в своих исследованиях на цифровые технологии, пришла к выводу, что если бы 21 июня в Белоруссии состоялись президентские выборы, то за Лукашенко проголосовало бы 3,8% избирателей.

Опрос, проведенный Институтом социологии Национальной академии наук в апреле 2020 года, показал, что уровень доверия населения Минска к Лукашенко составляет 24%. В июле белорусские власти, игнорируя собственные запреты на социологические исследования, стали доводить до населения цифры от 76% до 80% электоральной поддержки Лукашенко. Стоит отметить, что объявленный столь значительный уровень доверия главе государства никак не проявляется в общественной жизни республики, среди населения преобладают в целом негативные оценки деятельности Лукашенко за четверть века нахождения у власти.

Протестные настроения белорусского электората почти мгновенно проявились в самом начале предвыборной кампании. Привычная для белорусских властей схема получения очередного продления президентских полномочий, когда в избирательном бюллетене оказывался Лукашенко и двое-трое низкорейтинговых оппозиционеров, оказалась сломана. Выход на старт предвыборной гонки бывшего главы российского Белгазпромбанка («дочка» ОАО «Газпром» и Газпромбанка) Виктора Бабарико, блогера Сергея Тихановского и бывшего главы Парка высоких технологий в Минске Валерия Цепкало могло привести к провалу Лукашенко в первом туре.  

Все три оппонента Лукашенко не только не представляли в своем большинстве националистическую оппозицию, но и отражали настроения белорусского политического класса, который в свою очередь отказал в доверии Лукашенко.

Стоит отметить, что данный эффект прогнозировался. Учитывая высокий уровень экономической зависимости Белоруссии от России, применительно к белорусской власти можно использовать следующую политическую формулу: «Только тот белорусский политический деятель, который решает проблемы республики в Москве, имеет возможность руководить Белоруссией без временных ограничений». Долгое время Лукашенко отвечал требованиям данной формулы, но с 2018 года, с начала процесса санирования союзных отношений и замены системы дотирования РБ из российского бюджета реальной экономической интеграцией, изложенной в 31 «дорожной карте», белорусский лидер потерял свою эффективность. В итоге белорусский политический класс предложил взамен Лукашенко новых лидеров, которые, оттеснив на фоне сформировавшегося протестного голосования действующего президента на 3-4-е место, сразу заняли лидирующие позиции.  

Ситуацию накалило то, что Лукашенко развернул свою предвыборную кампанию в жестком антироссийском формате. С одной стороны, Лукашенко по примеру Конгресса США в 2016-2019 годы обвинял Москву во вмешательстве в президентскую предвыборную кампанию. С другой стороны, белорусские власти пытались успокоить электорат уверениями, что после «победы» Лукашенко дотирование белорусской экономики из российского бюджета возобновится в прежнем объеме.

Вполне вероятно, что Лукашенко до настоящего времени не верит в то, что он потерял доверие белорусского народа, считая, что российские власти ведут против него скрытую борьбу с помощью каких-то «кукловодов». Обращаясь к странам Запада, точно такую же версию «давления России» использует в своей риторике министр иностранных дел РБ Владимир Макей. Однако представить какие-либо доказательства «вмешательства» России белорусская сторона так и не смогла.

Чтобы спровоцировать Москву на решительный ответ и получить свидетельство «агрессивных намерений» РФ, белорусские власти захватили российский банк Белгазпромбанк, разграбили депозитарий банка, отказались платить за поставляемый в РБ российский природный газ, в белорусских СМИ развернулась беспрецедентная антироссийская информационная кампания.  

В июне-июле 2020 года впервые в истории независимой Белоруссии сложилась уникальная ситуация, когда антироссийская позиция Лукашенко была отвергнута практически всеми слоями белорусского общества, включая часть антироссийской националистической белорусской оппозиции. При этом основные оппоненты Лукашенко на выборах — Бабарико и Цепкало — оказались более пророссийскими и настроенными на договоренность с РФ, чем Лукашенко.

С 18 июня Лукашенко перешел к силовым методам «исправления» сценария предвыборной гонки. По обвинениям в финансовых преступлениях был арестован Бабарико, 14 июля в нарушение конституции Центральная избирательная комиссия отказала допустить к участию в выборах в качестве кандидатов на пост президента Бабарико и Цепкало.

Уже в преддверии дня голосования ЦИК РБ резко ограничил число наблюдателей на избирательных участках, отказался пускать на итоговую пресс-конференцию представителей независимых СМИ. Стоит отметить, что по итогам предыдущих президентских кампаний белорусский ЦИК зарекомендовал себя исключительно негативно и подозревается в масштабных нарушениях при подсчете голосов.  

Оставшись к концу июля на политическом поле в полном одиночестве, Лукашенко сделал ставку на силовой блок — МВД, спецподразделения и спецслужбы, армию. Захват 29 июля на окраине Минска группы сотрудников одного из российских ЧОПов, направляющихся транзитом на рабочие места в Африке, создал основу для обвинения России в подготовке групп террористов и диверсантов, засылаемых в Белоруссию для организации «революции». Инцидент с гражданами России был немедленно представлен Западу и США в качестве доказательства «вмешательства» России.

В итоге предвыборная кампания в Белоруссии стала развиваться в резонансе с полномасштабным российско-белорусским кризисом. С ночи 31 июля РФ усилила контроль на российской-белорусской границе. В оставшиеся перед выборами дни Лукашенко будет выступать в роли защитника белорусского суверенитета перед лицом «агрессии» Москвы.

Логично ожидать, что 9 августа, опираясь на силовой фактор, белорусские власти, с одной стороны, объявят о «победе» Александра Лукашенко, а с другой стороны, применят силу против уличных протестов. Столкновения режима Лукашенко с протестующим населением практически гарантировано.

В этом плане особое значение имеет позиция Российской Федерации, которая в ходе предвыборной кампании в Белоруссии постаралась не дать ни одного повода втянуть себя в предвыборную борьбу. Однако в ближайшие дни Москве все-таки придется выбирать между Лукашенко и белорусским народом.   

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции