Жизнь после «Новичка»: как россияне стали относиться к Навальному после отравления

Фото SERGEI ILNITSKY / EPA / ТАСС
Фото SERGEI ILNITSKY / EPA / ТАСС
Социологические опросы свидетельствуют, что на публичную известность Алексея Навального отравление практически не повлияло, однако акценты в его имидже сменились: из «обличителя коррупции» он постепенно становится «альтернативой действующей власти». О том, как россияне воспринимают политика, рассказывает заместитель директор «Левада-Центра» Денис Волков

Прошло больше месяца с момента отравления Алексея Навального, и это событие постепенно обрастает новыми подробностями. Немецкие врачи утверждают, что политик был отравлен «Новичком» — тем же веществом, что и Сергей Скрипаль два года назад. Запад подозревает в случившемся российские власти и грозит новыми санкциями за применение химического оружия. Сам Навальный обвиняет в своем отравлении лично Владимира Путина и высшее руководство российских спецслужб. Российская сторона все отрицает и обвиняет Запад и Навального в провокации.

А что же российское общественное мнение: как россияне понимают происшедшее, кого считают ответственным, на чьей стороне их симпатии в этой истории? Наконец, как воспринимается в обществе фигура самого Навального?

Резонанс

Начнем с того, что событие, которое рискует обернуться для России крупным международным скандалом и поставить крест на строительстве многомиллиардного «Северного потока — 2», внутри страны получило лишь ограниченный резонанс. В августе оно отступило на второй и даже третий план на фоне протестов в Беларуси, захвативших все внимание россиян, а также тревожных новостей о коронавирусе. В сентябре внимательно следили за развитием событий вокруг Навального около 18% респондентов — не мало, но и не много; большинство что-то слышали, но особенно не вникали в суть происходящего.

При этом интернет-аудитория (особенно постоянные читатели телеграм-каналов) проявили к отравлению интерес в несколько раз больший, нежели телезрители. Эта история в очередной раз продемонстрировала, что российское телевидение и интернет не просто расходятся в интерпретации, но представляют две различные картины происходящего. И чем дальше, тем больше эти две картинки расходятся.

Такое раздвоение новостного потока во многом определяет отношение ко всему, что касается Алексея Навального. Интернет-пользователи относятся к политику с большей симпатией, среди них заметно больше тех, кто верит в версию его намеренного отравления.

И это не удивительно. В России, где доступ на телеканалы закрыт для тех, кто попал в так называемые «черные списки», независимые политики могут обращаться к своим потенциальным сторонникам напрямую только по интернету. И Алексей Навальный был первым политиком, кто успешно воспользовался этой возможностью. Особую роль в его становлении как фигуры федерального масштаба сыграл взрывной рост аудитории YouTube, наблюдавшийся в нашей стране в последние 2-3 года. Появление видео блогов впервые создало среду, которая смогла реально конкурировать с телевидением — когда телевизионной картинке противостоит не текст, а другая картинка.

Однако телевидение не спешит сдавать свои позиции. Интернет аудитория в России по-прежнему преимущественно молодая — именно к этим людям и может обращаться Алексей Навальный. Соответственно, именно в младших возрастных группах сосредоточена основная масса его сторонников. Старшее поколение, напротив, осваивает интернет очень медленно и с подозрением относится к интернет-персонажам, особенно в тех случаях, когда о них плохо отзываются по старому доброму телевидению.

Понимание событий

Среди тех 77% россиян (здесь и далее данные «Левада-Центра» на конец сентября), кто слышал об отравлении Навального, только треть готова поверить в версию о его намеренном отравлении. Прежде всего это те же молодые пользователи интернета, а также люди, недовольные российской властью и, шире, тем направлением, в которым развивается наша страна. В этих группах сторонники версии отравления составляют до половины респондентов, и большинство из них считают ответственным за случившиеся российские власти и фигурантов расследований Фонда по борьбе с коррупцией. На фокус-группах эти люди объясняют свою позицию так: «Ищи, кому выгодно». Для них дополнительным подтверждением вины стало нежелание российских властей отпускать Навального на лечение за границу.

Однако большая часть осведомленных о случившемся считают все провокацией западных спецслужб, либо — еще чаще — пиаром самого Навального. Для них никакого отравления не было, а была лишь его инсценировка, спектакль. Так думают прежде всего представители старшего поколения, телезрители и сторонники власти. Вслед за Кремлем они считают Навального выскочкой, болтуном, провокатором и сотрудником иностранных спецслужб. На фокус-группах эти люди объясняют свое мнение следующим образом: «хотели бы отравить — отравили бы», «все от «Новичка» мрут, а Навальный выжил», «это все обман, фейк», «Навальный хайпанул». В этой среде отъезд на лечение за границу — дополнительный повод выразить политику свое презрение: «Если Навальный из нас, почему он в Германию полетел? Умирай здесь, как мы!»

«Трамвайный диагноз»: врачи сомневаются, что Навальный мог впасть в кому из-за нарушения обмена веществ

Ассоциация Навального с Западом — «проплачен Западом», «агент США/ЦРУ/Германии» — является главным упреком в адрес политика со стороны его противников. Все, что связанно с каким бы то ни было иностранным влиянием, воспринимается большинством россиян с большим подозрением. Эмиграция не раз ставила крест на политической карьере российских оппозиционеров. И сам Навальный это хорошо понимает, поэтому стремится вернуться в Россию и не хочет, чтобы с его именем были связаны новые санкции.

Надо заметить, что описанные полярные точки зрения на происшедшее с Навальным во многом определяются довольно устойчивыми установками описанных аудиторий к происходящему в стране, к российской власти, к самому Навальному. Отношение формируют не столько факты, которых мало и которые постоянно оспариваются, сколько давно сформированные мировоззрения. Поэтому сам факт отравления вряд ли сильно изменит отношение россиян к самому Навальному и его деятельности; может быть, добавит ему немного личной симпатии и сочувствия.

Образ политика

Задолго до отравления Навальный уже был одним из самых известных российских политиков. На протяжении последних 5-6 лет он устойчиво входит в десятку политиков, пользующихся наибольшим доверием россиян. Его могут ругать, с ним могут не соглашаться, но его фильмы смотрят, а за выступлениями следят даже его оппоненты. В рамках открытого вопроса о доверии политикам (когда подсказки не предлагаются) его фамилию сегодня называют около 4% респондентов. Это уровень Геннадия Зюганова и больше, чем у Грудинина или Собянина. Согласно вопросу в другой формулировке, деятельность Алексея Навального сегодня одобряет около 20% россиян (в три раза больше, чем семь лет назад); сопоставимый показатель для Владимира Путина составляет 69%.

«Я знаю, что я мертв. Потом оказалось, что я ошибся»: Навальный — об отравлении, визите Меркель и своих планах

Для своих сторонников политик важен прежде всего тем, что он «говорит правду», «дает альтернативную точку зрения», «борется с властью» и «не боится». Хотя Навальный приобрел свою известность как автор громких антикоррупционных расследований, в его нынешнем образе эта характеристика отходит на второй план. В условиях снижающейся общественной поддержки первых лиц все большее значение приобретает его образ как альтернативы действующей власти и ее политики. И это заставляет Кремль нервничать.

Образ Навального сложился не в результате отдельных громких акций, но как результат длительной и целенаправленной работы по расширению своей аудитории. В основе его успеха не только освоение различных интернет-площадок, но и построение эффективной команды единомышленников, а затем и сети региональных штабов: для части своих сторонников из регионов он был первым политиком из Москвы, которого они увидели вживую. Все это позволило Алексею Навальному медленно, но верно наращивать свой авторитет.

С другой стороны, негативный образ политика, прежде всего в глазах людей старших поколений, сформирован государственными СМИ и высказываниями официальных лиц, которые представляют Навального «жуликом», «предателем», «сотрудником иностранных разведок». Этот образ тоже сформирован не вчера, и вряд ли история с отравлением Навального сможет поколебать их взгляды. Переубедить этих людей будет нелегко.

«Путин — принципиальный человек, но его принципы мне противны»: Борис Зимин о спасении Навального, расходах на ФБК и вложениях в жизнь

Дальнейший рост политического влияния Навального сдерживает не только противодействие российских властей, но и аполитичность российской молодежи. Активные онлайн, молодые люди плохо ходят на избирательные участки. Политический расклад сегодня определяют старшие поколения, которые поддерживают нынешнюю власть, боятся перемен и Навального недолюбливают. Но по мере взросления молодежь будет неизбежно политизироваться и начнет активнее участвовать в политической жизни страны. А это значит, что время работает на Навального. Однако до той светлой поры еще нужно дожить.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции