Болезненный год: как пандемия COVID-19 отразилась на экономике и здравоохранении крупнейших стран

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Страны оказались не готовы к пандемии, а политики — к жестким действиям

Крупнейшие экономики мира оказались не готовы к пандемии коронавируса: весной 2020 года одна за другой страны объявляли локдауны и замораживали работу целых отраслей, чтобы остановить распространение заразы. Это обернулось падением экономик во всех странах, столкнувшихся с пандемией. Особенно болезненный удар получили страны с обширным сектором услуг и большой долей малого и среднего бизнеса, такие как Испания или Италия, зарабатывающие существенную часть своего ВВП за счет туризма.

Все это обернулось для государств экономическими обвалами. На сегодняшний день экономический рост восстановился только в Китае, который пережил пандемию раньше других и одним из первых с ней справился за счет введения строжайшего карантина. Правительствам, более зависимым от поддержки со стороны населения, пришлось выбирать: не вводить карантин и пожертвовать жизнями людей либо вводить и пожертвовать благосостоянием. Не каждый национальный лидер оказался готов сделать такой политически убийственный выбор: некоторые, как премьер Великобритании Борис Джонсон, сначала рассчитывали на выработку у населения коллективного иммунитета, другие, например президент Бразилии Жаир Болсонару, и вовсе отрицали опасность заболевания (оба впоследствии переболели коронавирусом). А иные в вопросе введения ограничений передали «лидерство» своим чиновникам — за это, в частности, критиковали президента США Дональда Трампа. Судя по национальным опросам, неготовность к решительным шагам политикам обходится дорого: их поддержка со стороны населения в этом случае заметно снижается, что может даже стоить им должности. 

Чтобы поддержать население и бизнес, власти были вынуждены пойти на крупные траты сверх запланированных бюджетов: сколько денег они бы ни вливали в развитие здравоохранения до 2020 года, им пришлось делать значительные инъекции средств в национальную медицину и гораздо большие — в национальную экономику, чтобы она могла пережить последствия пандемии. Объемы анонсированной помощи в виде фискальных мер, а также отсрочек и гарантий по кредитам в некоторых странах превышают 40% их ВВП.

Лето принесло временное облегчение: заболеваемость удалось снизить, страны стали постепенно снимать ограничения для граждан и открывать границы, предприятия, пережившие локдауны, снова заработали, многие получили правительственную помощь. Восстановительный отскок фондового рынка даже увеличил совокупное состояние мировых долларовых миллиардеров до нового рекордного уровня, сообщали UBS и PwC.

Политический иммунитет: как коронавирус повлиял на рейтинги лидеров стран с крупнейшим ВВП

Но в сентябре пришла вторая волна пандемии, и снова обострились нерешенные проблемы. Вторая волна, судя по динамике заболеваемости и смертности, во многих странах оказалась опаснее первой, но вводить такие же строгие ограничения, как в начале эпидемии, готовы не все: Россия, например, не закрыла столицу, хотя ситуация в Москве заметно хуже, чем весной.

На этот раз власти рассчитывают на вакцину, тем более что некоторые разработки уже проходят финальную стадию клинических испытаний. Среди производителей вакцин, как и среди их покупателей, началась настоящая гонка: правительства закупают миллиарды доз еще не доказавших свою эффективность препаратов. Россия, судя по всему, рассчитывает на собственные силы. Государство, которое сумеет раньше других защитить своих граждан от распространения заболевания, будет иметь больше шансов на скорое восстановление экономики.

Дополнительные материалы

20 главных событий 2020 года по версии Forbes