Новая искренность: почему заявление Байдена спровоцирует ковровую «бомбардировку Воронежа»

Фото Al Drago-Pool / Getty Images
Джо Байден Фото Al Drago-Pool / Getty Images
Беспокоиться по поводу ухудшения отношений России и США вряд ли стоит — им уже некуда ухудшаться. А вот российскому гражданскому обществу стоит приготовиться — и без того яростная борьба с мифическим западным влиянием станет главным оружием власти, считает руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андрей Колесников

Это такой новый тип взаимопонимания наоборот. «Господин премьер-министр, я заглянул в ваши глаза, и я не думаю, что у вас есть душа (I don’t think you have a soul)», — сказал вице-президент США Джо Байден в 2011 году в разговоре с премьер-министром России Владимиром Путиным. На что глава тогдашнего российского правительства заметил: «Мы понимаем друг друга». И вот спустя десять лет, судя по рассказу Байдена, акцент в разговоре двух президентов снова был сделан на знании и понимании друг друга — я знаю, что ты знаешь, что я знаю: «Считаю ли я Путина убийцей? Ммм, да. Он заплатит за вмешательство в американские выборы, скоро увидите. У нас с ним был долгий разговор. Я сказал ему: «Я знаю вас, вы знаете меня. Если окажется, что вмешательство [в президентские выборы США 2020 года] было, будьте готовы к последствиям».

Ракетный старт: с чего начнется российская политика Байдена

То, что думали, но боялись сказать

Разговор про «убийцу» отчасти напоминает репризу Жванецкого в исполнении неподражаемых Карцева и Ильченко: «Вы не кассир, вы — убийца, убийца!» Сотрудничество с таким «убийцей», как и с саудовским принцем Мухаммедом, которого подозревают в убийстве журналиста Джамаля Хашогги, возможно. В сферах, которые обозначаются скороговоркой «пандемия-климат-ядерное-нераспространение-борьба-с-терроризмом». Этот мир — циничен. Когда-то и Франклин Рузвельт во всем потакал Сталину, а про никарагуанского диктатора Самосу сказал: «Может быть, он и сукин сын, но он наш сукин сын».

Путин Байдену человек политически не родной. Однако сейчас время цинической новой искренности. Российский президент, не связанный политесом по отношению к Западу и внутренней оппозиции, говорит, что думает. Вот и Байден — «я знаю вас, вы знаете меня» — сказал то, что думает весь европейский и американский политический класс по поводу отравления Алексея Навального, но боится произнести вслух. Американский президент это сделал. 

Это подарок российскому истеблишменту: есть где развернуться политическим селебрити от Вячеслава Володина до Марии Захаровой и другим «киллерам» — телевизионным. Они и развернулись, причем спикер парламента — в своем фирменном стиле. Поскольку, согласно его же теории, Путин — это Россия и наоборот, слова Байдена Володин квалифицировал как оскорбление всех россиян. Кстати, во времена «покорения Крыма» санкции против российского истеблишмента действительно оценивались существенным числом россиян как санкции именно против России в целом, что способствовало ралли вокруг флага. Теперь это так не работает: не только люди с Запада, но и сами россияне стали понимать, что есть граждане страны, а есть ее власть. И это разные вещи.

Так что слова Байдена дорогие россияне едва ли примут на свой собственный счет. Может быть, этому президенту США не суждено встретиться очно с главой российского государства. Но и до фразы о Путине-«убийце» сама возможность этой встречи была призрачной — столь низко пал уровень отношений двух стран.

Отсрочка до кризиса: как Джозеф Байден формирует внешнеполитический курс

Битва при Борреле

До какой именно степени отсутствует добрая воля к любым конструктивным переговорам, продемонстрировал российский МИД на примере Жозепа Борреля: глава внешней политики ЕС был планово и изощренно унижен в Москве, в день его визита было объявлено о высылке из России нескольких дипломатов из стран Евросоюза. Российские победы над супостатами, редуцированные до битвы при Борреле, ясно показали — никаких возможностей для содержательного сотрудничества нет. Санкции все равно будут, а диалог и уж тем более разрядка или перезагрузка не состоятся. Поэтому беспокоиться по поводу ухудшения отношений России и США, России и Запада вряд ли стоит. Им уже некуда ухудшаться.

Посла России Анатолия Антонова отозвали для консультаций в Москву. Но, скорее, для вполне естественной в такой ситуации проформы: нельзя же не отреагировать на такие слова первого лица США. Но вот что начнется сейчас действительно всерьез — это массированная антиамериканская пропагандистская кампания в государственных СМИ. Целевая аудитория — внутренняя. 

Проблема еще в одном — пропагандистской кампанией дело не ограничится. Слова Байдена спровоцируют ковровую «бомбардировку Воронежа»: поскольку ответные санкции в отношении США не слишком впечатлят «наших западных партнеров», бумеранг прилетит российскому гражданскому обществу. И без того яростная борьба с мифическим западным влиянием станет главным оружием власти, и законы об иностранных агентах и просветительской деятельности будут применяться активно и показательно. 

И в этом смысле, наказывая Путина, Байден наказал российское гражданское общество. Президенты могут быть откровенны друг с другом — «я знаю вас, вы знаете меня». Но эта их новая искренность будет способствовать ухудшению внутриполитической атмосферы именно в России. В отношениях двух президентов сброшены маски. А отвечать за это, да еще в год выборов, будут наши граждане.

Конечно, во всем виноват Алексей Навальный. Попытка отравления главного российского оппозиционера — это барьер между Россией и Западом, который может оказаться не менее прочным, чем железный занавес иных времен. 

Фактор Навального в ближайшие годы никуда не денется. По масштабу отравления мировой политической атмосферы он сравним с фактором Крыма. А это означает, что отношения России и Запада будут находиться в бесконечном тупике — по крайней мере в среднесрочной перспективе.

Этот акт пьесы с плохим концом завершен. Занавес. Железный.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Инаугурация 46-го президента США Джозефа Байдена. Фоторепортаж