Жизнь на ощупь: почему карьерные советы перестали работать

Самый частый вопрос уже состоявшихся профессионалов — кем я хочу стать. И ответ на него сейчас надо искать оригинальными способами: привычные схемы больше не работают, утверждает исследователь карьеры и консультант Ward Howell Алексей Улановский

Алексей Улановский консультирует топ-менеджеров крупных российских компаний с 2008 года. Он ведущий программ по лидерству Ward Howell. 10 лет преподавал в МГУ и ВШЭ, где признавался лучшим преподавателем. Автор трех книг и исследований по лидерству, карьере и саморазвитию. Один из тренеров осеннего уик-энд-университета персонального развития Forbes Ontology 12, который будет работать с 28 сентября по 15 декабря 2019 года. За 12 выходных члены клуба получат полноценную навигационную программу по 12 важнейшим навыкам управления своим состоянием от 12 коучей с несомненной репутацией в индустрии. Встретимся в самых высотных апартаментах Европы «Башни Федерация» в московском Сити в конце сентября!

Мы все сегодня незаметно вошли в период сильной разбалансировки привычных способов построения жизни. Это касается всех ее этапов — обучение, работа, вступление в брак, рождение детей. Сдвиг сроков и нелинейная очередность этих этапов, необязательность наличия формального образования, жизнь в одиночку — лишь некоторые черты этого нового периода.

Не только подростки, но и зрелые топ-менеджеры испытывают сегодня сложности по поводу формулирования планов организации собственной карьеры. Карьерные риски сегодня превышают карьерные гарантии. Это то, почему социолог Ульрих Бек считал, что мы стали «обществом риска». И это хорошо сформулировал писатель и психоаналитик Аллен Уилис: «Каждый из нас идет на ощупь к своему видению «я хочу стать…» — в темноте, без гида, без карты и без гарантии». Мы лишаемся сегодня целого ряда подпорок — в лице социальных институтов, авторитетных фигур и культурных артефактов.

Конец «больших нарративов»

Мы лишаемся последних путеводных «больших нарративов», или «великих историй», как их иногда называют в науке (grand narratives). Не существует больше неоспоримых все объясняющих книг и универсальных истин, на которые человек мог бы опереться так же, как он опирался прежде на религиозные тексты или идею о научном прогрессе. Даже если вы захотите, найти исчерпывающие ответы и готовые шаблоны для жизни в какой-то одной «теории всего» или мудрой книге невозможно. Каждый из нас — автор своей индивидуальной истории, ответственный за ее дизайн.

Человек без корней

Все меньше предопределяющее влияние семейных и этнических традиций. Их ослабляет глобализация и увеличение вариативности образов жизни. «У меня все в семье так делали» — перестает иметь тот вес, который это имело еще 20 лет назад. Любые традиции дают нам необходимое ощущение связности и постоянства нашего «я», но они же в какой-то момент выступают нашей психологической защитой от внешних и внутренних изменений.

Издержки глобальности

Как бы мы ни говорили о возврате к суверенизации и традициям в последние несколько лет, это больше похоже на тестирование новых границ и поиск новой идентичности людьми в меняющемся глобальном мире. Например, мои коллеги из Великобритании, изучающие карьеры европейцев, в настоящий момент активно обсуждают происходящее переопределение идентичности у англичан в связи с Brexit. Нам легко это понять — потому что похожее происходило у нас в 1990-е годы в момент распада Советского Союза. Мы никогда не узнаем процент людей, сменивших свою карьеру в этот драматичный период. Но мы знаем, что он огромен. Все это — примеры влияния политической и экономической турбулентности на жизнь и планы маленького человека, которая была всегда, но сегодня происходит чаще и масштабнее.

Кризис родительского видения

Родители перестают быть всезнающими гидами по взрослой жизни, к которым всегда можно обратиться за советом. Безусловно, внимательный родитель всегда был и будет эмоциональной поддержкой для молодых в принятии ими карьерных решений. Однако многие из взрослых в данный момент сами теряются в многообразии цифрового мира, новых технологий, профессий, этики рабочих отношений и принципах построения карьеры. Уже в моем поколении тем, кто профессионально обучался в 1990-е, было сложно копировать отношение к работе и карьере родителей. Что говорить о тех, кто выстраивает карьеру сейчас — в условиях изменившихся «правил игры» и карьерных моделей.

Ау, эксперты!

Еще пару десятилетий назад при муках поиска своего призвания вы могли прийти к специалисту, который хорошо ориентировался в рынке труда, знал оптимальные сочетания профилей личности и типов работы, владел тестами профориентации и мог подсказать вам направление дальнейшего движения. Знание моделей и методов развития карьеры важно и сейчас для карьерных консультантов. Но сегодня они выступают скорее в роли спутников без готовой карты местности или с картой, рисуемой вместе по ходу маршрута. Карьерное консультирование сегодня активно задействует коучинг с его вопрошающей беспредпосылочной позицией. Те, кто ожидает найти себя с помощью какого-то суперэксперта карьерного рынка, рискуют утратить главное —ответственность за свою жизнь.

Карьера без установленного порядка

Сегодня стираются привычные профессиональные траектории и выстроенная логика внутрикорпоративного карьерного развития. Многие российские менеджеры теряются сегодня в правилах игры, по которым они могут получить повышение внутри своих компаний. HR-службы списывают это на нечеткость внутренних «карт карьерного роста» и стремятся их улучшить. Однако проблема фундаментальнее — она в изменении типов карьеры. На смену линейной и последовательной карьере пришли более комплексные, динамические, прерывистые и многовекторные ее ипостаси. Частые перемещения и релокация; зигзагообразные уходы и возвраты к тому, чем занимались прежде; работа на несколько компаний одновременно; реагирование на возникшие возможности, а не на долгосрочный карьерный план; ведение собственных проектов параллельно; временные контракты; дистанционная работа; стремление к расширению экспертизы за счет опыта разных позиций; продажа собственной экспертизы, а не принадлежности фирме; полная смена своей деятельности и роли; бóльшая опора на личный бренд и выстроенную социальную сеть — все это лишь некоторые черты того, что называют сегодня «карьерой, утратившей границы». Я знаю ряд примеров руководителей, которые в свободное время реализуют себя в обучении или искусстве. Их ставит в тупик мой вопрос о том, что же для них хобби, а что — работа.

Между имиджем и «я»

Одна из естественных причин карьерного кризиса в среднем возрасте — увеличивающийся разрыв между нашим социальным «я» (ролями, имиджем, брендом, реализацией чужих сценариев) и нашим аутентичным «я» и его потребностями. Это то, что юнгианцы называют расщеплением между «персоной», которую мы являем в мир, и «cамостью», нашим внутренним зовом, который толкает нас к реализации нашего потенциала. Избегание встречи с этим нашим более глубоким «я» и его потребностями делает жизнь скучной и выхолощенной. И напротив: у меня перед глазами пример друга-коллеги, который был одним из самых больших талантов в области отечественной психогенетики, но в какой-то момент сменил карьеру ученого на карьеру музыканта. Сегодня он пишет музыку и явно любит то, что делает, хотя для окружающих его решение казалось опрометчивым.

Все перечисленные выше факторы делают наши жизненные и карьерные переходы сегодня максимально комплексными и сложными. Для того чтобы не потерять себя в этих происходящих изменениях сегодня как никогда требуется саморефлексия, постоянное тестирование вовне своих возможных «я» и принятие идеи самопостроения и дизайна жизни как базовой модели карьерного и личностного развития.

Новости партнеров