Ольга Засеева: «Моя миссия — объединять российских и международных специалистов пластической хирургии»

Ольга Засеева — собственник и генеральный директор компании «КЛОВЕРМЕД», первого в России и крупнейшего дистрибьютора инновационной продукции для пластической хирургии, эксперт по вопросам эстетической медицины, кандидат медицинских наук. Уже 20 лет «КЛОВЕРМЕД» предлагает своим клиентам комплексные решения в этой сфере.

Как и почему вы пришли в индустрию пластической хирургии?

Это получилось случайно, работа меня все время сама находила. После окончания Медицинского института я пошла работать на кафедру академика Александра Чучалина, который занимался передовыми методами лечения бронхиальной астмы. Там я возглавляла направление научных клинических исследований, получив к тому моменту научную степень.

Меня заметили, пригласили в крупную британскую фармацевтическую компанию на позицию медицинского директора. Так что можно сказать, что я всегда занималась прорывными медицинскими технологиями. На предложение перейти в индустрию пластической хирургии согласилась не сразу. После большой медицины пластика поначалу показалась мне блажью. Но изучив тематику, я искренне ей увлеклась. Я увидела много граней в пластике: это не только эстетика, но и реконструкция, и огромное количество разных судеб, когда после операций люди меняют свою жизнь, начинают чувствовать себя более гармонично в социуме.

20 лет — это серьезный срок для бизнеса. Чего «КЛОВЕРМЕД» удалось достичь?

Прежде всего мы развили направление реконструктивной хирургии молочной железы после мастэктомии, которого 20 лет назад в России просто не существовало. Раньше это были калечащие операции по устаревшим методикам. Приезжавшие к нам международные специалисты удивлялись, почему у нас нет подобных техник, в то время как в США на них приходится 50% индустрии. Но я верила, что российские хирурги овладеют этой методикой. Я приглашала для консультаций зарубежных врачей, нашла нескольких единомышленников, вместе с которыми мы стали развивать это направление в России.

Сначала было непросто: не хватало финансирования, женщины, узнав о диагнозе, не хотели слышать про реконструкцию. В те годы рак часто диагностировали на 3–4-й стадии, когда сложно говорить о восстановлении. Но мы не сдавались, принимали участие в кампаниях по популяризации ранней диагностики. Сегодня рак молочной железы чаще диагностируют на 1–2-й стадии, которая хорошо поддается лечению и реконструкции. Сейчас в России по ОМС или по квотам Минздрава можно одномоментно удалить опухоль и реконструировать грудь с помощью импланта или собственной ткани. И все это с помощью высоких технологий. Восстановление идет достаточно быстро, женщины возвращаются в социум, не теряя качества жизни. На протяжении нескольких лет компания «КЛОВЕРМЕД» удостаивается звания «Лучший дистрибьютор».

Как изменилась работа пластических хирургов за последнее время?

Мы многое вложили в формирование индустрии пластической хирургии в России, в продвижение серьезности этого направления. Пластический хирург — молодая специальность, ей всего 10 лет. Сегодня пластику преподают в вузах, появились процедуры и регламенты отрасли. Российская пластическая хирургия начала развиваться по тем же высоким стандартам, что и на Западе. Наша компания не просто занимается продажами, мы заинтересованы в новых перспективных направлениях. Первыми нашли в США передовые челюстно-лицевые импланты для восстановления после травм, обучили хирургов работать с этой высокотехнологичной продукцией. 20 лет я не вылезаю из операционных, наблюдая за работой хирургов. Мне нужно знать, как они имплантируют представляемую нами продукцию. У нас как поставщика существуют определенные требования по установке имплантов (например, ширина разреза). Если их нарушить, изделие может повредиться. Поэтому нашей задачей было и просвещение хирургов. Поначалу мое присутствие в операционных вызывало настороженное отношение врачей. Более того, российские пластические хирурги 20 лет назад друг с другом даже не общались. Но удалось поменять ситуацию, я убедила их, что коммуникации — это не только обмен опытом и повышение квалификации, но и лучшая забота о пациенте. Я находила лучших мировых хирургов, готовых быть наставниками.

Как эффективно настроенная работа в компании помогает врачам и пациентам?

Наша компания стремится всегда быть в тренде. Я давно в индустрии, посещаю все значимые научные мировые конгрессы и выставки, связанные с пластической хирургией. У «КЛОВЕРМЕДА» высокий рейтинг в мире. Меня все знают, и как только появляется какая-то инновационная технология, мне сразу сообщают. Горжусь тем, что мы обеспечиваем клиники России качественной продукцией. Производителю имплантов, которого мы представляем, в этом году исполнилось 50 лет, что лишний раз подтверждает его репутацию на мировом рынке. Наша задача — обеспечить пластических хирургов комплексным набором новейших технологий, который поможет им достичь совершенства в работе. Клиентами «КЛОВЕРМЕДА» являются 2000 клиник, более 4000 врачей по всей России. И мы заинтересованы в результатах нашего партнерства. Наш график работы — 24/7, мы не закрываемся на праздники, налажена служба логистики, и всегда есть полный ассортимент продукции на складах. Например, недавно в Санкт-Петербурге во время операции после интраоперационных замеров, очень важных для конечного результата, срочно потребовалась корректировка размера импланта. Чтобы не делать повторную операцию, что стало бы огромным стрессом для пациентки, мы доставили необходимый имплант в клинику всего за 17 минут. В итоге пациентка получила максимально ожидаемый результат и осталась довольна своим доктором.

Расскажите подробнее о просветительской и научной деятельности, которой занимается компания.

Моя миссия — объединять российских и международных специалистов пластической хирургии. В вакууме невозможно расширить знания. Я хочу, чтобы наши хирурги стояли вровень с ведущими международными специалистами, чтобы Россия «звучала» в мире пластики. Сейчас в России уже есть плеяда профессионалов, входящих в мировую элиту пластических хирургов. Мы регулярно проводим конференции и конгрессы с участием мировых звезд пластики, чей график расписан на годы вперед. Во время этих мероприятий разбираем самые сложные случаи в хирургической практике, от разметки и подбора имплантов до самой операции. Обязательной частью конференций являются видеотрансляции из операционных, участники могут не только наблюдать за процессом, но и задавать вопросы. Есть секция «Ошибки мастеров», где топовые мировые хирурги рассказывают о своих сложных случаях, которые возникали во время операций, и главное — как они с ними справлялись. За 20 лет мы провели более 1200 мероприятий в России — от региональных мастер-классов до международных конгрессов. «КЛОВЕРМЕД» сегодня задает тренды. Мы выводим российскую пластическую хирургию на мировой уровень. И я с уверенностью могу сказать, что пластическая хирургия стала делом моей жизни.

«КЛОВЕРМЕД» сегодня задает тренды

Что изменилось в индустрии в последние годы?

Меняются оснащение, техника, инструментарий, постоянно появляются новые девайсы. Появилось модное направление — роботизированная пластическая хирургия, что дает масштабирование движений, точность. Но на первом месте всегда руки пластических хирургов. Опыт и видение врача имеют в индустрии решающее значение. На наши мероприятия в качестве спикеров мы приглашаем в том числе художников и скульпторов, они читают хирургам лекции о гармонизации лица и принципах старения. Это дает более полное представление об анатомическом и эстетическом визуале, хирурги начинают лучше понимать, какие ткани и куда лучше перемещать. Также сейчас развивается микрохирургия, когда собственной тканью пациентов (жиром, кожей, мышцами) возмещаются дефекты — например, так осуществляется реконструкция груди или лица. На недавней выставке в Париже, которая проходила в рамках IMCAS World Congress 2020 (18+), я наблюдала занятное изобретение для специалистов эстетической медицины и врачей-косметологов — аппарат, отражающий полную схему чувствительной иннервации кожи лица и сосудов конкретного пациента. Это важно, так как зона лица очень сложна анатомически и у всех индивидуальна.

Чем нужно руководствоваться при обращении к пластическим хирургам?

Однозначно не стоит выбирать хирурга, руководствуясь только картинками в Instagram. Только очная консультация позволит вам принять решение об оперирующем вас хирурге. Во-первых, хирург на приеме должен показать свою фототеку, где видно, как пациенты выглядели до и после. И фото должны быть без фильтров и ретуши. Во-вторых, имеет значение репутация врача: нужно читать отзывы.

Было бы правильно, если бы у каждого хирурга была узкая специализация — например, лицо или грудь. Для того чтобы хорошо сделать операцию, ее нужно провести много-много раз. Я сама спрашиваю специалистов на международных конгрессах о том, как выбирать хирурга. Они советуют задавать вопрос: какие у вас были осложнения на операциях и как вы с ними справились? Если врач способен грамотно и честно ответить на него, кредит доверия к нему достаточно высок.

Мы ведем большую просветительскую работу в Cети, чтобы у пациентов появилось представление, что пластика — серьезная операция. Потому что это хирургия, где возможна разная реакция на наркоз, на само вмешательство. Любая инъекционная косметология — серьезное дело. Например, если неграмотно сделать коррекцию носа филлером и попасть иглой в сосуд в определенной области, может наступить слепота.

Как сейчас взаимодействуют между собой хирургия и косметология?

Мне кажется, сейчас идет стык между косметологией и пластической хирургией. И заслугой «КЛОВЕРМЕДА» является то, что мы стараемся соединить хирургов с косметологами, хотя некоторое время назад они не взаимодействовали друг с другом. В России хирурги часто не хотят заниматься инъекционной и аппаратной косметологией, хотя это могло бы расширить их знания и функционал, помогло бы избежать снижения потока пациентов. А вот в США как раз только пластические хирурги могут делать инъекции. Но у нас уже сформировался пул дерматокосметологов — специалистов с высшим медицинским образованием, которые ближе по своему пониманию пациентов к пластическим хирургам.

Благодаря развитию косметологии сейчас можно отодвинуть операции. Например, если у женщины дряблая кожа, то ей стоит провести серию процедур по увеличению коллагена или напитать кожу гиалуроновой кислотой. И тогда можно сделать пластику не в 30 лет, а в 45-50 лет. Кроме того, хорошо подготовленная кожа — более благодарный материал для пластического хирурга. Реабилитационный период после пластической операции тоже легче и быстрее проходит с участием косметолога.

Заслугой «КЛОВЕРМЕДА» является то, что мы стараемся соединить хирургов с косметологами

Изменились ли требования к пластическим хирургам в России?

В последнее время ужесточились требования к оснащению клиник — они очень высокие. Поэтому на рынке вскоре останутся только крупные игроки, которые могут обеспечить безопасность пациентам. Думаю, следующим шагом будет и квалификационный экзамен, который необходимо сдавать хирургам.

Должны ли хирурги отказывать пациентам в заведомо неудачных пожеланиях?
Грамотные врачи всегда отказывают, это как раз является показателем, что им можно доверять. Например, нерожавшим женщинам не рекомендуется ставить импланты, так как после родов и кормления молочные железы изменятся, понадобится повторная операция. На международных конференциях хирурги говорят, что правильно подобранный пациент — залог успеха: когда ты знаешь, как работать именно с этим типом лица или груди, верно оцениваешь кожу и ткани, понимаешь, как их перемещать. И это в некотором роде магия.

* На правах рекламы