К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Принуждение к переговорам: почему Москва и Киев вернулись к «нормандскому формату»

Линия соприкосновения сторон конфликта в Донбассе возле села Невельского (Фото AP Photo / Andriy Dubchak / ТАСС)
Линия соприкосновения сторон конфликта в Донбассе возле села Невельского (Фото AP Photo / Andriy Dubchak / ТАСС)
На фоне мрачных прогнозов о военном столкновении Россия и Украина неожиданно для многих возобновили обсуждение судьбы Донбасса. Однако речи о снижении напряженности в регионе пока не идет, считает политический обозреватель Константин Скоркин

Несогласие сторон

26 января в Париже впервые за два года прошла встреча советников глав государств «нормандской четверки»: России, Украины, Германии и Франции. Переговоры должны продолжиться в Берлине ориентировочно 9 февраля. Очевидно, что встреча состоялась по инициативе европейских посредников — в Берлине и Париже крайне встревожены риском военного конфликта в центре Европы, грозящего энергетическим кризисом и потоками беженцев. Если начнется стрельба, то с высокой долей вероятности это произойдет именно в Донбассе, поэтому нужен хотя бы какой-то механизм консультаций о ситуации в регионе.

Украине, со своей стороны, необходимо зафиксировать свое присутствие в переговорном процессе, чтобы не было ощущения, будто судьба страны решается великими державами без ее участия. А для России важно продемонстрировать перед очередным раундом переговоров с американцами свою готовность к дипломатическому решению кризиса в Восточной Европе, что особенно актуально на фоне регулярных заявлений в западных СМИ о готовящейся со дня на день военной операции Российской армии против Украины. 

Однако, несмотря на общее стремление к мирному урегулированию, у Киева и Москвы концептуально противоположные подходы к проблеме Донбасса. Украина требует признания России стороной конфликта и пересмотра заключенных в 2015 году вторых Минских соглашений, в частности восстановления своего суверенитета над неподконтрольной ныне частью Донбасса до проведения выборов на этих территориях (соглашения предусматривают обратный порядок — сначала выборы, потом контроль). Россия, напротив, считает конфликт в Донбассе внутриукраинской проблемой, решить которую должны прямые переговоры киевских властей и самопровозглашенных ЛНР-ДНР, и обвиняет Украину в отказе от выполнения Минска-2. 

 

На разрешение этого политического тупика на встрече в Париже никто и не надеялся — ее задачей было скорое разблокирование переговоров и попытка обсудить второстепенные гуманитарные вопросы. Накануне встречи стороны сделали символические жесты: правительство Украины отозвало из Верховной рады закон о переходном периоде для Донбасса, вызвавший негативные оценки как в ДНР-ЛНР, так и в Москве, а сами республики перенесли очередной форум «Русский Донбасс», где должно было обсуждаться дальнейшее сближение региона с Россией. 

Что еще важнее, в течение 10 дней накануне парижской встречи по обе стороны донбасского фронта фиксировалось прекращение обстрелов. Это, пожалуй, единственная значимая тема, по которой удалось прийти к согласию в ходе восьмичасовых переговоров в Париже. В итоговом коммюнике стороны поддержали режим прекращения огня на основании договоренностей от 22 июля 2020 года вне зависимости от политических разногласий. Это важно в условиях нынешнего обострения ситуации, когда любой провокации в Донбассе достаточно, чтобы события приняли необратимый характер. Теперь же можно надеяться хотя бы на решение гуманитарных вопросов, таких как обмен пленными между Украиной и ЛНР-ДНР или либерализация пропускного режима на линии разграничения в Донбассе. 

Красные линии

Но, несмотря на некоторый прогресс, в условиях военной истерии сторонам очень трудно «продать» минскую повестку на внутреннем политическом рынке. Российская политика все сильнее погружается в атмосферу милитаризма, думские фракции стремятся перещеголять друг друга в радикальных заявлениях. Вначале КПРФ выступила в поддержку признания независимости ЛНР и ДНР, что фактически означало бы выход России из Минских соглашений, на буквальном исполнении которых Москва настаивала все эти годы. Затем, чтобы перебить эффект ура-патриотического демарша коммунистов, правящая «Единая Россия» предложила начать поставки военной продукции ЛНР и ДНР, что в целом равносильно их признанию. Последнее, кстати, застало врасплох российского представителя на переговорах Дмитрия Козака, который осторожно дезавуировал инициативы депутатов. В любом случае решающее слово остается за Кремлем, а там сбрасывать Минск со счетов пока не собираются. 

Еще сложнее ситуация на Украине с ее высококонкурентной политикой и острой внутриэлитной борьбой. Восприятие Минских соглашений как завуалированной формы капитуляции перед Путиным остается в центре острых политических дебатов, грозящих в любой момент обернуться кризисом власти. Накануне переговоров в Париже произошла резонансная утечка в СМИ, согласно которой украинский представитель, глава офиса президента Андрей Ермак якобы собирался дать согласие на прямые переговоры с сепаратистами, что является красной линией для национал-патриотов. Утечка вызвала бурю негодования, Ермак был вынужден давать публичное опровержение: «Никаких прямых переговоров с сепаратистами не было и не будет». Кроме того, администрация президента Украины подвергается нападкам со стороны приверженцев экс-президента Петра Порошенко, обвиняющих Зеленского и Ермака в работе на Россию, следствием чего стал, например, провал спецоперации украинской разведки по захвату бойцов ЧВК «Вагнера» в Минске.

 

Власть, впрочем, не остается в долгу: против Порошенко возбуждено уголовное дело по подозрению в государственной измене: его обвиняют в том, что в 2014-2015 годах он поддержал поставки угля из неподконтрольной Украине части Донбасса, способствуя тем самым финансированию ЛНР-ДНР, признанных Киевом террористическими организациями. На этом фоне острой политической борьбы президенту Зеленскому все сложнее балансировать между алармизмом Запада, угрозами Москвы и кипящим котлом внутренних противоречий. 

Тот факт, что участники парижской встречи договорились вновь встретиться через две недели в Берлине, вселяет некоторый оптимизм. Однако переоценивать значимость «нормандского формата» не стоит — на фоне сложных переговоров между Россией и США с их союзниками по НАТО о структуре глобальной безопасности этот трек остается второстепенным, отзеркаливающим основную повестку. Если в отношениях Москвы и Вашингтона не будет прогресса, то и переговоры по Донбассу будут пробуксовывать. А вот если в отношениях России и Запада будет достигнуто хоть какое-то взаимопонимание, то на Киев могут надавить с обеих сторон ради глобальной политической разрядки.

Для Украины эта ситуация является патовой: перед страной, по сути, стоит выбор между бесконечной эскалацией, плачевно отражающейся на экономике, с постоянным риском военного конфликта и вынужденными уступками, на которые придется пойти не только под давлением Москвы, но и западных союзников.  

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+