К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Нам сказали, войны не будет»: о чем 23 февраля говорили военные в Ростовской области

Ростов. Мирные жители прибывшие с Донбасса. (Фото Maxim Romanov / Anadolu Agency via Getty Images)
Ростов. Мирные жители прибывшие с Донбасса. (Фото Maxim Romanov / Anadolu Agency via Getty Images)
Корреспондент Forbes в День защитника Отечества, 23 февраля, нашел в Ростовской области мужчин и выяснил, хотят ли идти на новую войну военнослужащий с Донбасса, контрактники российской армии и местное население

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Не праздничное настроение 

На 150 беженцев в пункте временного размещения «Аэлита» в Ростове всего несколько взрослых мужчин. Одному из них, Андрею, на вид около 30. Работницы отеля весь день занимают его хозяйственными делами — вытащить гвозди из столов, перетащить стулья из корпуса в корпус. В это время начинается праздничный концерт. «Мы думаем как всех накормить, а у них концерт», — охает одна из женщин.

В День защитника Отечества городские власти позвали для гостей с Донбасса ансамбль песни и пляски «Казачий круг».  Состоявший из женщин ансамбль размахивал перед беженцами шашками под «Широка страна моя родная». Накануне в «Аэлиту» приезжал вместе с губернатором Ростовской области Василием Голубевым секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. По случаю приезда высоких гостей беженцам вечером дали торт к чаю. 

 

Андрей концерт не смотрит, продолжает помогать женщинам из отеля по хозяйству. Вместе с 10-летней дочкой он приехал из Горловки. ДНР и ЛНР не выпускают мужчин с 18 до 55 лет, считая их военнообязанными, но жена Андрея работает в «органах», и с работы ее не отпустили, а дочь вывезти было некому. На вопрос, хочет ли он воевать, Андрей отвечает утвердительно: «Моя же земля, не чья-то. Как только жену отпустят к дочери, я поеду назад. Я и в 2014 году воевал и сейчас пойду». Ребенку родители при эвакуации сказали, что взрывы — это салют.

Андрей считает, что с приходом российских войск на территорию ДНР И ЛНР военные действия не остановятся, но «все произойдет быстрее», а после войны он хотел бы найти «нормальную работу»: «Они [власти республики ДНР] мне дали выбор. Либо воевать, либо в органы. Я подумал, я вернусь [воевать]». За 8 лет Андрей уже потерял в этой войне дядю и бабушку: «Есть у меня и те, кто не захотел остаться и переехал в Украину. Ну мы же все люди, что я буду… Надо достойно жить, уважать друг друга». 

Концерт смотрит еще один пожилой мужчина. В Донецке он работал шахтером и говорит, что ему грустно, оттого что пришлось уехать, а связь с родными плохая. На комментарий корреспондента Forbes о почетности шахтерской профессии, он отвечает, едва не плача: «Больно смотреть на эти затопленные шахты сейчас». Военный конфликт на Донбассе разрушил инфраструктуру угольной добычи. В лагере есть еще одна женщина–шахтер: 72-летняя Ирина до пенсии работала старшим инженером на шахте Петровска. Ее мужчины остались в Донецке, в Ростов она эвакуирована с дочерью и внучкой. «Вчера вроде там [в Донецке] было потише, а когда объявили о присоединении…ой, о признании, стреляли сильно. Мы почему уехали — у нас пол в квартире дрожал, такая стрельба была страшная. Мы на линии соприкосновения живем, в пяти километрах. Мне в квартиру еще в 2014 году прилетел снаряд, всю комнату разрушил. Только мы сейчас все восстановили, и на тебе — снова, — рассказывает Ирина. — Я когда зашла в свою квартиру после того, как туда упал снаряд, меня можно было выводить в обмороке». После этого семья женщины уехала жить на четыре года в Крым. Но там было тяжело: цены на аренду высокие, денег не хватало. 

Сейчас в Донецке зять Ирины работает на стройке, сын продает автомобили. До военного конфликта сын работал замначальника банка, дочь — начальником отделения в крупной фирме. «У них были хорошие должности, а теперь такой работы, конечно, нет. Дочь сейчас работала в пенсионном, платили 12 000 рублей. А она специалист высокого профиля, она работала в госкомиссии по фондовому рынку», — вспоминает она.  Настроение у Ирины не праздничное — она уходит к себе в номер и концерт не смотрит. 

На хуторе 

Недалеко от Ростова стоит небольшой хутор из 10–15 деревенских домов. Два деревенских магазина, магазин с названием «Военторг», «скелеты» заброшенных ферм и генеральская баня на озере — вот и вся инфраструктура села. Напротив него, в поле, стоят две небольшие временные военные части. Местные уже несколько лет живут за счет военных, которые приходят к ним покупать еду и одежду. 

 

Трое военнослужащих по контракту идут в магазин за продуктами к празднику — в пакетах у них Coca-Cola. На вопрос, будет ли война,  двое совсем юных солдат отвечать стесняются, а третий уверенно говорит корреспонденту Forbes, что никакой войны не будет: «Точно. Нам сказали, что не будет. Настроение — домой хочется. Неделю на этой базе торчим».

На лавочке у «Военторга» сидят еще три таких же контрактника. «Война? Уже закончилось все. Закончилось уже все», – повторяет несколько раз один из них. Солдаты говорят, что в этой части им осталось провести несколько дней: «Какое у нас может быть настроение? Грязь, поля, сапоги вон покупаем все по 1800 рублей на свои… Да кто тут будет нам что покупать». Мыло и зубную пасту солдаты тоже покупают сами. «Нас туда [в ДНР и ЛНР] не отправляли. А чего нас туда отправлять, если уже все закончилось», – говорят военные. «Да мы сами не верим, что мы оказались в этом (в этой ситуации – Forbes)… по уши…в этой грязи», — говорит один из них. Но на войну они бы все равно пошли:  «Мы на то и военные — нас куда отправят, туда и идем». Перед тем как вернуться в часть, молодые люди еще раз успокаивают корреспондента Forbes: «Да не будет войны, никто там не стреляет. Нам сказали, что не будет. Мы сами не знаем, зачем мы сюда приехали вообще». 

Продавщица в магазине говорит, что военных за последнюю неделю все-таки стало меньше. С замечанием, что настроение у них бодрое, она не согласна: «Не у всех». Напротив магазина, по колено в грязи и с лопатой наперевес идет мальчик, на вид ему около семи лет. К «Военторгу» выходит покурить хозяин магазина Юрий. На прилавке у него стоят те самые резиновые сапоги. 

«Кому она [война] нужна? Никому не нужна. Это не по-человечески с нашей стороны. Мы уже отвоевали свое», — замечает Юрий. Он живет на этом хуторе 30 лет, в Горловке, в ДНР, у него остались родственники, попасть он к ним не может. Ему 63 года, он родился в Азербайджане, служил на Камчатке, жил и работал в Самарканде: «Я всех обожаю и всех люблю. Для меня национальность не имеет значения. Вы вот мальчика с лопатой расспрашивали. Так он ходит в поле копать металл. Они сюда четыре месяца назад с матерью переехали. Ему книжки надо читать, а он металл копает — им есть нечего».

«Чем воевать, лучше бы дороги сделали», — Юрий кивает на полностью отсутствующую сельскую дорогу в грязи. Он рассказывает, что 30 лет назад хутор был богатым совхозом: «А сейчас тут люди не живут, выживают. Металл вон ходят копать, дети 10–12 лет тележку берут и в поле копают. Дожили. Металл копают. Не живут, а существуют». Больше всего Юрий мечтает о возврате Советского Союза: «Умирать бы и знать, что твои дети и внуки опять живут в Союзе. Ни богатства не хочу, ничего». Подходит мама мальчика, испуганно спрашивает корреспондента: «Нас соседи напугали, что вы украинские журналисты». Юрий этим замечанием недоволен: «С каких времен Украина вам врагами стала?».  

  

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+