К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Какие стартапы русскоязычных основателей вошли в топ-50 самых многообещающих в мире

Фото Getty Images
Шесть компаний русскоязычных основателей вошли в список 50 самых многообещающих стартапов в мире по версии The Information. Среди них проект, помогающий создателям цифровых произведений зарабатывать с помощью блокчейна, две криптоплатформы и Tinder для нетворкинга

Американское онлайн-издание The Information составило список 50 самых многообещающих в мире стартапов, которые могут стать наиболее доходными в своих категориях. У шести проектов из списка — русскоязычные основатели, выяснил Forbes. 

The Information разделил компании на восемь категорий: искусственный интеллект, финтех, медиа, B2B (продукты для предприятий), криптоиндустрия, потребительские проекты, онлайн-торговля и стартапы из Китая. В топ-50 попали проекты, которые привлекли менее $100 млн или начали свою деятельность в течение последних трех лет. Еще один критерий — стартап не должен быть «единорогом» (компанией с капитализацией от $1 млрд). Издание проанализировало текущую выручку, бизнес-модель и оценило перспективы проектов.

Forbes рассказывает, какие проекты русскоязычных основателей стали самыми многообещающими и что о них известно.

Платформа для продажи цифровых объектов с помощью NFT Mirror
Getty Images

Платформа для продажи цифровых объектов с помощью NFT Mirror

Mirror Дениса Назарова стал вторым в категории медиа в списке The Information. Rusbase называл Назарова русскоязычным предпринимателем, но узнать о его прошлом Forbes не удалось. Он получил степень бакалавра в области фотографии и магистра в области медиа-исследований Нью-Йоркского университета, следует из информации в его профиле в CypherHunter.

В 2015 году вместе с бывшим музыкальным менеджером Джесси Уолденом Назаров запустил стартап Mediachain. Это блокчейн-платформа для управления авторскими правами на цифровые творческие произведения, например, музыкальные треки или фотографии. Техническим директором проекта стал Аркадий Кукаркин. В его Linkedin указано, что он владеет русским языком.

В 2016-м Mediachain получил $1,5 млн от венчурных фондов Andreessen Horowitz и Union Square Ventures, а в 2017 году был куплен шведским стриминговым сервисом Spotify (сумму сделки стороны не раскрывали). Через год после сделки Назаров и Уолден стали партнерами фонда для инвестиций в криптовалюты a16z crypto, запущенного Andreessen Horowitz.

В 2020 году Назаров создал Mirror — блокчейн-платформу, на которой любой желающий может продавать цифровые объекты (тексты, фотографии и пр.) с помощью невзаимозаменяемых токенов (NFT), проводить аукционы и краудфандинговые кампании. Пользователи входят в систему с помощью своего криптокошелька Ethereum и «подписывают» им свои публикации — это позволяет сохранять авторские права. В феврале 2021-го автор Джон Палмер написал на Mirror статью и собрал от читателей 10,49 «эфиров» (так называют криптовалюту Ethereum) — около $17 000 по курсу на февраль. А в апреле писательница Эмили Сигал привлекла с помощью краудфандинговой кампании на Mirror около $50 000 для публикации своего романа.

В июне 2021-го Mirror получил $10 млн инвестиций от Union Square Ventures и ​​Andreessen Horowitz, которые уже инвестировали в Mediachain Назарова. В ходе этого раунда компанию оценили в $100 млн. При этом своих доходов у стартапа пока нет: в будущем он может зарабатывать в том числе за счет платы авторов за пользование Mirror, пишет The Information.

В 2021 году произошел бум NFT — к июлю их продажи достигли рекордных $2,5 млрд (по итогам 2020 года эта сумма составляла лишь $95 млн). Mirror конкурирует с другими площадками, на которых цифровые художники могут продавать свои объекты с помощью NFT — например, с маркетплейсами OpenSea, Nifty Gateway и Foundation.

Сервис для инвестиций и управления криптоактивами Zerion
Сооснователи Zerion (слева направо) Алексей Башлыков, Вадим Колеошкин, Евгений Юртаев

Сервис для инвестиций и управления криптоактивами Zerion

Zerion Евгения Юртаева, Алексея Башлыкова и Вадима Колеошкина стал четвертым среди криптостартапов по версии The Information. Колеошкин рассказал Forbes, что в 2012 году, во время учебы в Высшей школе экономики, создал разработчика мобильных приложений Jufy Projects. Юртаев и Башлыков, студенты того же вуза, пришли к нему работать.

В 2016-м все трое снова встретились на конференции в «Сколково», где выступал основатель блокчейн-проекта Ethereum Виталий Бутерин. После конференции приятели решили создать облачную платформу для проведения ICO — привлечения финансирования для проектов и компаний с помощью технологии блокчейн. Так появился Zerion, в котором Юртаев стал генеральным директором, Колеошкин — исполнительным, а Башлыков — техническим.

Партнеры зарегистрировали компанию в США (в том же 2016-м Юртаев попал на стажировку в Google). На фоне «хайпа с ICO и краудфандингами через крипту» Zerion пошел в гору, вспоминал Башлыков в интервью для университетского издания. Но в конце 2017 года курсы криптовалют резко обвалились, рынок «схлопнулся» и спрос на услуги сервиса практически исчез, рассказывал Башлыков. Партнерам пришлось срочно менять бизнес-модель. С 2018-го Zerion работает как платформа для инвестиций и управления децентрализованными финансами (DeFi) и NFT.

В декабре 2019 года основатели привлекли $2 млн в ходе посевного раунда инвестиций от фондов Placeholder и Blockchain Ventures. В июле 2021-го проект получил еще $8,2 млн от фондов Mosaic Ventures, Placeholder и нескольких других, а в совет директоров Zerion вошли партнеры этих фондов.

По данным стартапа, его продуктом пользуются более 200 000 инвесторов по всему миру. С начала года пользователи приложения совершили транзакции на сумму более $600 млн, средний размер сделки — около $1000. Сервис не берет комиссию с пользователей, а получает вознаграждение за проведенную сделку от посредников.

Основатели Zerion не раскрывают его выручку. По данным The Information, за прошлый год стартап выручил более $300 000. По словам Колеошкина, в планах компании — активное развитие на рынках Юго-Восточной Азии, СНГ и Европы. Пока главными рынками для проекта остаются США и Великобритания.

Сервис для деловых знакомств Lunchclub
Getty Images

Сервис для деловых знакомств Lunchclub

Lunchclub стал пятым в категории потребительских проектов по версии The Information. Один из его сооснователей, Владимир Новаковский, переехал в США с родителями в 1993 году, писал The Washington Post. Он окончил школу с научно-техническим уклоном в американском штате Вирджиния, а затем получил диплом с отличием в Гарвардском университете.

Еще во время учебы, в 2001 году, Новаковский взял серебро на международной олимпиаде по информатике, а через год вышел в финал международной студенческой олимпиады по программированию. Прежде чем запустить Lunchclub, он отвечал за машинное обучение в сервисе вопросов и ответов Quora и возглавлял технический отдел в калифорнийском стартапе Euclid Analytics.

В 2017 году Новаковский создал Lunchclub. Его бизнес-партнером стала Хейли Лейбсон, основательница онлайн-сообщества работающих в IT женщин, Lady in Tech, и Скотт Ву, экс-программист платформы Addepar, где Новаковский работал в 2015-м. Lunchclub похож на Tinder, но для деловых знакомств: чтобы найти нужные контакты, пользователь указывает в профиле свой опыт, профессиональные интересы и цели, а сервис на основе искусственного интеллекта раз в неделю подбирает ему собеседника. С теми, с кем произошел «мэтч», можно встретиться лично — в Сан-Франциско, Нью-Йорке, Лондоне и нескольких других городах.

В 2019-м Lunchclub привлек $4 млн от фонда Andreessen Horowitz. «Взлететь» стартапу помогла пандемия и связанные с ней ограничения. Компания быстро перестроила процессы и вместо реальных встреч за чашечкой кофе начала предлагать виртуальные — в собственном видеочате. К июлю 2020 года количество встреч в Lunchclub выросло в 10 раз, рассказывал Новаковский в интервью CNBC. В августе 2020-го стартап получил $24,2 млн от инвестиционных фондов Coatue Management и Lightspeed Venture Partners. Компанию оценили более чем в $100 млн.

В марте 2021-го Lunchclub насчитывал около полумиллиона пользователей, рассказывал Новаковский американскому Forbes. К концу этого года сервис планирует серьезно нарастить пользовательскую базу из Индии, где он запустил бета-версию в середине 2020 года, и получить до 100 000 индийских клиентов, говорил предприниматель The Economic Times India. Для этого сервис заключил партнерское соглашение с платформой для коворкинга WeWork и индийским бизнес-инкубатором T-Hub.

В беседе с американским Forbes Новаковский утверждал, что выручки у Lunchclub пока нет — платформа работает бесплатно для всех пользователей. По его мнению, в будущем стартап сможет ввести подписку или продавать новые продукты — например, для поиска сотрудников или подрядчиков.

Платформа для запуска блокчейн-приложений QuickNode
Сооснователи QuickNode (слева направо) Дмитрий Шкловский, Мануэль Кройц, Остон Бунсен, Алекс Набутовский

Платформа для запуска блокчейн-приложений QuickNode

QuickNode — на пятом месте среди криптостартапов по версии The Information. Его сооснователь Александр Набутовский в беседе с Forbes рассказал, что эмигрировал в Нью-Йорк вместе с родителями в 1990 году, когда ему было 12 лет. После школы он поступил в нью-йоркский колледж, но бросил его через два года. «Профессора учили быть рабом в корпоративной системе, а я хотел построить свою компанию», — объясняет он.

Свою карьеру Набутовский начал с должности системного администратора в канадском банке CIBC в Нью-Йорке. В 2001 году он открыл свою первую компанию — хостинг-провайдер ISPrime. Руководить разработкой он взял Мануэля Кройца, позже к команде присоединился еще один русский эмигрант, Дмитрий Шкловский.

В 2016 году Набутовский и Шкловский серьезно увлеклись блокчейном и «эфиром». В июне 2017-го им пришла идея создать платформу, которая упростила бы разработчикам, криптовалютным биржам и другим игрокам крипторынка создание, запуск и управление приложениями на основе блокчейна. Так появился сервис QuickNode — Набутовский с гордостью говорит, что он выигрывает в скорости у двоих ближайших конкурентов, проектов Infura и Alchemy. Кройц стал сооснователем проекта.

В 2021 году стартап закрыл сразу несколько крупных инвестиционных сделок. В январе ему удалось привлечь $100 млн от японского холдинга SoftBank, а мае — еще $5,3 млн от венчурной компании соучредителя Reddit Алексиса Оганяна Seven Seven Six. В октябре QuickNode получил $35 млн от фонда Tiger Global Management.

Многие американские корпорации «рванули в Web 3.0» — им понадобилась блокчейн-инфраструктура, объясняет инвестиционный бум Набутовский. По его словам, в начале 2021 года у QuickNode было меньше 100 клиентов, а к ноябрю их стало почти 4000. Каждый из клиентов платит компании от $9 до $2000. Среди компаний, с которыми сотрудничает QuickNode, — PayPal, Twitter и Adobe.

По словам Набутовского, выручка QuickNode каждый месяц растет на 30%, с января 2021-го она увеличилась в 30-40 раз. Абсолютные значения финансовых показателей он не раскрыл. По данным The Information, годовая выручка компании составляет более $10 млн.

Сервис удаленного доступа к корпоративным серверам Teleport
Getty Images

Сервис удаленного доступа к корпоративным серверам Teleport

Teleport Евгения Концевого, Александра Клижентаса и Тейлора Уэйкфилда взял шестое место в категории B2B по версии The Information. Концевой получил математическое образование в Сибирском федеральном университете и в конце 90-х перебрался в США из Красноярска, говорится на его странице в LinkedIn. По информации из соцсети, он устроился разработчиком в компанию-производителя программного обеспечения National Instruments, затем перешел на должность ведущего программиста в подразделение глобальной корпорации General Electric.

В июне 2010-го Концевой вместе со стартапером Тейлором Уэйкфилдом создал сервис для email-рассылок Mailgun. Его техническим директором стал еще один эмигрант из России — Александр Клижентас, выпускник Нижегородского государственного технического университета. По данным данным TechCrunch, вскоре Mailgun прошел в акселератор Y Combinator и привлек $1,2 млн инвестиций. В 2012 году компанию купил крупный американский хостинг-провайдер Rackspace. Сумму сделки ее стороны не раскрывали.

Весной 2015 года Концевой, Уэйкфилд и Клижентас основали компанию Teleport (до ноября 2020-го — Gravitational). Она разрабатывает и продает программное обеспечение, которое позволяет быстро настроить удаленный доступ к корпоративным серверам, приложениям и данным, а также контролировать его надежность. Почти сразу, в 2015-м, стартап прошел в Y Combinator и привлек инвестиции в ходе посевного раунда (сумма не раскрывалась). В 2016-м Teleport получил еще $4,2 млн от бизнес-ангела.

В 2019 году сервис привлек $25 млн от американского фонда Kleiner Perkins. На фоне пандемии, когда многим компаниям пришлось экстренно настраивать удаленный доступ своим сотрудникам, Teleport начал быстро расти. В начале 2020-го команда компании состояла из 25 человек, а к сентябрю 2021-го над продуктом трудились уже 100 сотрудников, рассказывал в подкасте Screaming in the Cloud Концевой. В конце 2020-го Teleport презентовал новое приложение и облачный сервис. В августе 2021 года сервис получил еще $30 млн инвестиций от фондов S28 Capital и Kleiner Perkins.

Teleport зарабатывает на платной подписке, но у сервиса также есть бесплатная версия с открытым исходным кодом. Платными услугами компании, по ее собственным данным, пользуются более 120 клиентов, среди которых IBM, Nasdaq, Samsung и BlaBlaCar. По данным The Information, выручка Teleport составляет $13 млн. В планах компании — утроить этот показатель до конца 2021 года по сравнению с предыдущим.

Программа для управления микросервисами Temporal
Getty Images

Программа для управления микросервисами Temporal

Temporal Максима Фатеева и Самара Аббаса — на седьмой строчке в категории B2B списка The Information. Фатеев в 1994 году окончил физфак МГУ и через год уехал в Рио-де-Жанейро получать степень магистра по информатике в крупнейшем бразильском вузе, говорится в его профиле LinkedIn. По информации соцсети, после учебы почти шесть лет он был разработчиком в Amazon. Фатеев рассказывал платформе Gremlin, что за время работы познакомился с будущим партнером по бизнесу, Самаром Аббасом. После Amazon Фатеев работал в Microsoft, Google и, вместе с Аббасом, в Uber.

В Uber Фатеев и Аббас развивали корпоративный стартап Cadence, который помогал управлять микросервисами (множество небольших программ, каждая из которых отвечает за свою бизнес-задачу) в приложении такси-сервиса. Сервис работал на основе открытого исходного кода и быстро стал популярным среди других компаний. Это натолкнуло партнеров на идею — создать свой похожий проект за пределами Uber. Ради этого в октябре 2019-го они ушли из компании.

Фатеев и Аббас создали Temporal в том же 2019 году — на основе Cadence. Почти сразу они привлекли $6,75 млн инвестиций в ходе посевного раунда от фонда Amplify Partners. Спустя год, в октябре 2020-го, Temporal закрыл еще один раунд — на $18,75 млн с фондом Sequoia Capital.

Сервис Фатеева и Аббаса упрощает разработчикам запуск микросервисов, делает их более надежными и менее подверженными техническим сбоям. По собственным данным Temporal, среди его клиентов — стриминговый сервис Netflix, компания Snap, владеющая мессенджером ​​Snapchat и платформа обмена криптовалют Coinbase. В январе 2021 года сервис начал монетизацию — запустил платную облачную версию. К ноябрю выручка компании составила около $1 млн, пишет The Information.

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021