К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Тень своего хозяина: зачем покупать цифровую одежду и кто на этом зарабатывает

Фото Fortnite
Еще в 2018 году цифровую одежду создавали и продавали единицы, сейчас на ней зарабатывают разработчики игр и метавселенных, дизайнеры и ретейлеры. Оборот одежды из пикселей на зарубежной платформе виртуальной реальности Decentraland за первую половину года составил $750 000. Основательница бизнес-школы Fashion Factory School Людмила Норсоян рассказывает, как пандемия ускорила развитие рынка цифровой моды, кому интересна одежда из пикселей и кто сейчас на ней зарабатывает

Рынок цифровой моды начал активно расти в 2018 году, когда дизайнер Кэт Тейлор оцифровала одежду Gucci, Balenciaga, Alexander Wang и других именитых брендов в маркетинговых целях — например, для трансляции 3D-изображений вещей на витринах или в рекламных кампаниях. Еще одним пионером 3D-моделирования стал цифровой модный дом The Fabricant: в 2019 году он продал первое в истории цифровое платье от кутюр за $9500 исполнительному директору компании Quantstamp Ричарду Ма, который решил сделать подарок своей жене. Вскоре норвежский бренд повседневной одежды Carlings выпустил коллекцию виртуальной одежды с фиксированной ценой €20 за вещь. 

В России рынок цифровой моды сформировался во многом благодаря пандемии. Из-за коронавируса мы все оказались заперты дома и стали еще активнее делать селфи и выкладывать контент в социальных сетях. Фон для фото в виде однотонных стен всем наскучил, да и сокращенных зарплат на новые инсталуки многим стало не хватать. Оператор фискальных данных «Платформа-ОФД» зафиксировал падение продаж одежды в России на 90% в апреле 2020 года по сравнению с февралем. Согласно опросу Yes Group, около 23% россиян в мае 2020 года отказались от покупки одежды и обуви.

Очевидно, что индустрия традиционной моды в 2020 году оказалась в числе уязвимых: производства пострадали от приостановки и отмены заказов, а это привело к массовым увольнениям работников и закрытию фабрик. Локдаун подтолкнул фешен-рынок к сокращению расходов и переходу в онлайн: в 2020-м туда устремились даже те бренды, которые до пандемии ограничивались лишь офлайн-продажами. 

Реклама на Forbes

Рост активности пользователей в соцсетях и роли онлайна для брендов ускорили развитие тренда на цифровой гардероб. В марте 2020 года дизайнер из Уфы Регина Турбина создала цифровой образ для Даниила Трабуна, продакт-лида «Яндекса», который на тот момент запускал приложение дополненной реальности Sloy. Трабун купил несуществующий в реальности лук за 5000 рублей — это был первый случай продажи digital-вещи на территории России. В мае 2020-го Турбина запустила маркетплейс цифровой моды Replicant, а год спустя — NFT-маркетплейс Artisant. Сейчас на счету Replicant коллаборации с Puma и Alexander Terekhov, первая российская съемка в digital-одежде для журнала InStyle, оцифровка вещей из коллаборации Gucci и North Face для обложки журнала GQ с Иваном Ургантом. 

Энтузиасты, игроки и зумеры

В создании цифровой одежды обычно заложены те же механизмы, что и в реальной жизни. Сначала дизайнеры делают выкройки, потом переносят их в 3D-пространство. Для работы с цифровой одеждой они используют программы вроде Marvelous Designer или CLO 3D. Нередко на создание реалистичной 3D-копии уходит столько же времени, сколько на пошив оригинала — дизайнеру нужно не только повторить форму, но и воссоздать физические свойства материала, создать убедительные и объемные текстуры в дополнительных программах.

Усилия окупаются. Для производств и ретейла цифровая мода имеет практическую ценность, потому что позволяет сэкономить едва ли не половину бюджета за счет 3D-моделирования потенциально коммерчески успешной одежды. Цифровые коллекции уменьшают количество отшиваемых производственных образцов. 

Одежда из пикселей — еще и эффективный инструмент маркетинга. Цифровые вещи создают вау-эффект для бренда, собирают маркетинговый охват и попадают в ведущие СМИ. Так, Balenciaga совместно с Epic Games превратила онлайн-игру Fortnite в мир высокой цифровой моды, разработав цифровую экипировку для персонажей игры. В конце ноября 2021 года коллекция Fortnite пополнилась дутыми куртками и вязаными шапками, в том числе от бренда Moncler. О коллаборации писали GQ, РБК, Esquire, «Коммерсант».

Цифровая одежда затрагивает не только экономический и маркетинговый аспекты, но и экологический. В отчете онлайн-ретейлера Ordre говорится, что за одними только дизайнерами числится 241 000 т выбросов углекислого газа в год. При производстве цифровой одежды речь о таких выбросах не идет вовсе.

Аудиторию виртуальной одежды можно разделить на три группы покупателей. Первая — энтузиасты: среди них инфлюенсеры, журналисты, дизайнеры, экспериментаторы и те, кому интересно попробовать что-то новое. Вторая — это серьезные потребители, прежде всего любители онлайн-игр. Для них цифровая мода  — инструмент, позволяющий совершенствовать собственных игровых персонажей. Третья — те, для кого цифровая реальность уже приобрела ключевое значение в жизни. Их можно назвать покупателями завтрашнего дня. Это люди, которые изучают NFT-искусство, многие из них — зумеры. Для них цифровая мода — это не будущее, а что-то естественное.

Тень своего хозяина

Игры и NFT-маркетплейсы — именно те ниши, в которых продажи цифровой одежды растут особенно активно. Аналитики ЮMoney, «Платформы ОФД» и Sports.ru сообщают, что уже в первой половине 2021 года количество покупок внутри онлайн-игр выросло на 40%. Исследовательская компания Adroit Market Research прогнозирует, что рынок виртуальных товаров в игровой индустрии достигнет $189,76 млрд к 2025 году. 

Сейчас с помощью блокчейна и NFT любую виртуальную вещь можно превратить в полноценный цифровой актив, которым можно владеть и использовать его в метавселенных. В ноябре этого года на платформе Decentraland виртуальная недвижимость была продана за рекордную сумму $2,4 млн. Оборот одежды из пикселей на Decentraland за первую половину 2021 года составил $750 000. По словам руководителя отдела контента Decentraland Сэма Гамильтона, мода — это следующая зона роста в метавселенной. 

Создавая и впоследствии продавая цифровую одежду на NFT-маркетплейсах, уже сейчас можно получать стабильный заработок. Именитый бренд Dolce&Gabbana продает NFT-коллекцию за $6,3 млн. По данным платформы Artisant, в среднем дизайнер зарабатывает на своих NFT-товарах $1000–$2000 в месяц. Business Insider прогнозирует рост объема рынка NFT до $240 млрд к 2030 году.

Интерес к цифровой моде постепенно возрастает не без влияния компаний-гигантов. В марте этого года Microsoft представил Mesh for Teams — технологическое решение для совместной работы и встреч в смешанной реальности. Оно позволит работать в общей виртуальной среде с эффектом присутствия, при этом сохраняя возможность общаться в чате, обмениваться документами и подключать другие необходимые инструменты. Летом Facebook объявил о начале создания метавселенной, а в октябре произвел ребрендинг и стал Meta. Компания уже разрабатывает VR-перчатки, которые позволят трогать объекты в виртуальной реальности. 

Безусловно, полностью осознать практическую ценность цифровой моды получится только тогда, когда метавселенная станет массовым явлением. К примеру, если у каждого в гардеробе будут VR-очки, мы сможем следить за цифровыми обновками друг друга. Такими шагами мы приближаем будущее, в котором цифровая вещь будет послушной тенью своего хозяина. Главное требование для нее —  быть второй «кожей». Важно, чтобы вам, вашей фотографии, вашему видео и вашему аватару было одинаково комфортно в созданном digital-образе. Пока что цифровая мода — это только статичная картинка, но в дальнейшем индустрия будет стремиться к тому, чтобы создать полное ощущение подлинности виртуальной вещи. Тогда же собственные цифровые двойники станут нормой.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание « forbes.ru » зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+