К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Почему создатели сервиса для помощи ресторанам DocsInBox не повторили успех в ОАЭ

Станислав Селезнев (слева) и Леонид Довбенко, сооснователи сервиса DocsInBox (Фото DR)
Выпускники петербургского Политеха Андрей Анфиногенов, Леонид Довбенко, Станислав Селезнев и петербургский ресторатор Эммануил Эмануилов запустили сервис для автоматизации документооборота между ресторанами и поставщиками DocsInBox в 2015 году. Спустя два года партнеры сделали ставку на работу с государственными системами учета товаров — ЕГАИС и «Меркурий». Это позволило им увеличить выручку, но стало основным ограничением при выходе на международный рынок

37-летний Леонид Довбенко (до 2021 года — Комиссаров) разговаривает с Forbes из Дубая в Объединенных Арабских Эмиратах. В 2019 году он открыл здесь представительство своей IT-компании DocsInBox, которую запустил в Санкт-Петербурге в 2015 году вместе со знакомыми по вузу Андреем Анфиногеновым и Станиславом Селезневым, а также петербургским ресторатором Эммануилом Эмануиловым. Компания специализируется на автоматизации документооборота между ресторанами и поставщиками. 

Леонид Довбенко (Фото DR)

Основной рост DocsInBox пришелся на 2017 год, когда государство обязало рестораторов отчитываться о закупках алкоголя через Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС). За год благодаря нововведению выручка стартапа выросла с 17 млн до 50 млн рублей. К концу 2019 года DocsInBox насчитывала уже около 4000 клиентов. А годовая выручка с 2018-го удвоилась — до 110 млн рублей. Пандемийный 2020 год, несмотря на трехкратное падение доходов за время весеннего локдауна, сервис закрыл с выручкой в 142 млн рублей.

В отличие от бурного развития в России, зарубежная экспансия сервиса оказалась неудачной. Партнеры поняли, что автоматизация документооборота в Дубае «никому не нужна». DocsInBox стал работать в городе как маркетплейс для поиска поставщиков продуктов, но и этот формат пока терпит убытки. 

Реклама на Forbes

Затянуло в общепит 

Леонид Довбенко описывает себя как «человека с техническим складом ума». В школе он учился в техническом классе, выиграл несколько олимпиад по физике и получил возможность поступить «в любой петербургский вуз» на техническую специальность без экзаменов.

Довбенко выучился в Политехническом университете на программиста. Но работать по специальности не стал. На первом курсе устроился официантом, надеясь «заработать много денег на чае» и накопить на покупку мотоцикла, о котором давно мечтал. Сфера общепита его «затянула» — несколько лет он работал в петербургских заведениях барменом, менеджером и диджеем. А в 2005 году, окончив вуз, решил запустить собственный ресторан. 

В том же 2005-м общий друг познакомил Довбенко с Андреем Анфиногеновым, который на год раньше окончил Политех и тоже мечтал о запуске собственного бизнеса. Спустя полтора года подготовки партнеры открыли в Санкт-Петербурге общее заведение — семейный ресторан Light Cafe. Около $​​330 000 на запуск дал частный инвестор, которого партнеры не называют.

Впоследствии Довбенко и Анфиногенов открыли в Санкт-Петербурге еще несколько ресторанных проектов — банкетный зал Open Family, бар Open Bar и др. А в 2010 году решили автоматизировать работу своих заведений и купили софт для кафе и ресторанов от российской компании iiko. Программное обеспечение фиксировало продажи блюд, остатки продукции и средств на кассе, время прихода и ухода сотрудников и пр.

Компания iiko появилась в 2005-м, но ее продукт был все еще новым для рынка, вспоминает Анфиногенов. Это навело предпринимателей на мысль о новом бизнесе — в том же 2010 году они стали официальными дистрибьюторами iiko и запустили системный интегратор Open Service, который помогал рестораторам наладить работу с софтом iiko. Довбенко и Анфиногенов договаривались с клиентами на предоплату, поэтому обошлись без стартовых вложений.

Диджитал-лотки

В 2013 году компания Open Service, по словам Довбенко, выручила около 13 млн рублей и начала предоставлять услуги по аутсорсингу бухучета. Специалисты компании среди прочего обрабатывали для ресторанов накладные (документы, которые подтверждают поставку товара) от поставщиков. Но это приходилось делать вручную. Вскоре количество накладных, которые должны были обработать бухгалтеры Open Service, перевалило за 1000 в день, вспоминает Довбенко. Сотрудники перестали справляться, начали регулярно делать ошибки в цифрах и задерживать отправку накладных. Бухгалтер Open Service мог отправить ресторатору документ спустя неделю после поставки, признается Довбенко. По его подсчетам, в среднем из-за неточностей в документах заведения теряли 10% от бюджета, заложенного на поставки.

Партнеры поняли, что обрабатывать накладные вручную — неэффективно, и решили разработать под это отдельный софт. Около года они потратили на общение с клиентами и изучение российского и зарубежного рынков подобных решений. По словам Довбенко, в то время в России не было компаний, которые помогали бы ресторанам наладить работу с накладными. Сервис автоматизации закупок для общепита Mixcart появился позднее, в 2016 году. 

Довбенко пригласил в проект бывшего одногруппника, айтишника Станислава Селезнева. На тот момент он работал техническим директором в крупной строительной компании, но думал о запуске собственного бизнеса. К стартапу также присоединился один из клиентов Open Service — Эммануил Эмануилов, совладелец петербургских ресторанов «Атмосфера» и «Лесной». Связаться с ним на момент публикации Forbes не удалось. 

Станислав Селезнев (Фото DR)

В конце 2015 года партнеры начали разработку сервиса. За нее отвечала команда программистов из Мурманска, которую собрал Селезнев. Работа над продуктом заняла около четырех месяцев. В начале 2016 года компания представила решение для обработки накладных. Поставщик загружал накладную в систему — софт автоматически сверял ее с данными ресторана и направлял в учетную систему iiko, R-keeper или 1C. Сервис также отслеживал цены у поставщиков и в случае изменений подгружал в учетные системы верную информацию. Стартап получил название DocsInBox (с англ. — «документы в коробке»). «В ресторанах документы хранятся в лотках. Наша идея была в том, что с DocsInBox документы будут храниться в оцифрованных лотках-файлах», — объясняет смысл Довбенко.

В развитие сервиса Довбенко, Анфиногенов, Эмануилов и Селезнев вложили по 800 000 рублей — каждый получил по 25% компании. В течение 2016 года предприниматели также привлекли деньги от ангельских инвесторов — в сумме 5,4 млн рублей. Они пошли на доработку сервиса, заработные платы сотрудникам и маркетинг. К концу года выручка ООО «Доксинбокс», по данным СПАРК, составила около 1,3 млн рублей, но сервис получил почти 2 млн рублей убытка. 

Наболевшая проблема

Первыми клиентами сервиса стали собственные рестораны партнеров — «Атмосфера», «Лесной», Light Cafe, Open Family и их поставщики. За ними подтянулись заведения знакомых. Первым крупным клиентом стала ресторанная сеть «Токио-сити», вспоминает Довбенко. Она подключилась спустя месяц после запуска софта. В компании на запрос Forbes не ответили. 

Чтобы монетизировать сервис, DocsInBox ввел платную подписку для рестораторов — они платили по 2000 рублей в месяц за его использование. Подключать кафе и рестораны было легко, так как проблема была «наболевшей», утверждает Довбенко: «У ресторанов обычно было много накладных, а руками вносить долго, неудобно». А вот поставщиков, которым сервис «не нес дополнительной ценности, только дополнительные настройки», пришлось уговаривать, признается предприниматель. Для этого компания предлагала им бесплатное подключение к программному обеспечению. К переговорам подключались и рестораторы. Например, чтобы уговорить производителя напитков PepsiCo присоединиться к сервису, пришлось накопить 300 обращений от ресторанов, вспоминает Довбенко.

К июлю 2016 года у стартапа было 10 клиентов, а его месячная выручка составляла 20 000 рублей. Но партнеры не понимали, как увеличить финансовые показатели. На руку им сыграло государственное регулирование. В 2015-2017 годах в рамках ФЗ-182 организации, которые реализуют алкогольную продукцию, поэтапно переходили на работу с единой государственной автоматизированной системой учета алкоголя (ЕГАИС). С 1 января 2016 года рестораны должны были фиксировать в ЕГАИС факт закупки спиртного в оптовом звене, с 1 июля — в розничном звене. С 2017-го понадобилось вести учет списаний алкогольной продукции, к тому же власти ужесточили контроль за соблюдением требований, вспоминает Довбенко. По его словам, на этом фоне государственную систему стали использовать почти все рестораны. К началу 2017 года под изменения партнеры разработали новый продукт — сервис внутри DocsInBox, который автоматически заполнял декларации по требованиям ЕГАИС. 

В сентябре 2016-го основатели также прошли акселерационную программу Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ). По совету консультантов из фонда DocsInBox стал тестировать более высокую стоимость подписки для ресторанов. Опытным путем партнеры выяснили, что клиенты готовы платить за подписку не более 6000 рублей, и сформировали три тарифа: 3000 рублей в месяц за работу с накладными, столько же — за помощь с ЕГАИС и 6000 рублей в месяц — за обе услуги. 

В том же году DocsInBox привлек от ФРИИ 2,1 млн рублей, а в 2017-м — еще 15 млн рублей. Сейчас фонду принадлежит 24,99% компании.

Реклама на Forbes

Довбенко вспоминает, что уже в октябре 2016 года за счет повышения стоимости подписки и старта предпродаж решения для ЕГАИС выручка стартапа увеличилась до 100 000 рублей в месяц, в ноябре 2016 года — до 400 000 рублей, а в декабре составила 4 млн рублей. Если в 2016 году DocsInBox выручил 17 млн рублей, то в 2017-м — 50 млн рублей.

Новый виток роста обеспечили очередные законодательные нововведения — с 1 января 2018 года заведения общепита обязали получать электронный ветеринарный сертификат на товары животного происхождения (мясо, молоко, мед) через систему электронной сертификации грузов «Меркурий». В конце 2017 года в преддверии изменений команда DoscInBox выпустила сервис, который помогает рестораторам зарегистрироваться в «Меркурии» и автоматизировать работу с ветеринарными документами, принимать партии товаров и ставить их на учет. На его разработку команда потратила несколько месяцев и 300 000–500 000 рублей. 

В начале 2018 года DoscInBox вышел в плюс, утверждает Довбенко. За весь 2018-й стартап выручил 110 млн рублей и получил около 3,5 млн рублей прибыли.

Никому не нужен 

В 2018 году Open Service вместе с iiko запустила компанию по автоматизации ресторанов iiko Middle East в Объединенных Арабских Эмиратах. По словам Довбенко, он и Анфиногенов выступали соинвесторами проекта: «Мы вкладывали деньги и компетенции». Предприниматель признавался Rusbase, что Дубай для старта выбирали «методом исключения». Партнеры также рассматривали выход в США, Сингапур, Гонконг, страны Европы, но сочли их слишком дорогими для старта и более конкурентными, чем ОАЭ. 

Спустя год Довбенко и Селезнев (Эммануил Эмануилов к тому моменту вышел из бизнеса, а Анфиногенов планировал экзит) решили открыть в Дубае представительство и DocsInBox. Два месяца они пытались подключить к сервису рестораны и поставщиков. Но оказалось, что ни тем, ни другим не нужна автоматизация документооборота. «Цены у поставщиков — стабильные, не меняются годами, инфляции — нет, — объясняет Довбенко. — Получилось, что наша основная ценность, которая позволяет контролировать закупки в России, здесь неуместна». 

Реклама на Forbes

К 2020 году партнеры решили изменить модель работы на дубайском рынке и превратили сервис в маркетплейс, где ресторатор может найти поставщика. Компания также обеспечивает логистику поставок, включая доставку на последней миле. «Сейчас DocsInBox в Дубае — это когда ресторатор заказывает курицу, и она приезжает к нему с нашего склада в нашей машине», — описывает Довбенко. В развитие сервиса в ОАЭ с 2019 года компания вложила порядка $500 000–600 000 из прибыли российского бизнеса. В 2020 году выручка российского DocsInBox составила 142 млн рублей, прибыль — 9,3 млн рублей.  

По словам Довбенко, сегодня маркетплейс в ОАЭ используют порядка 150 ресторанов. Основатели зарабатывают на марже с продажи товаров — она составляет от 2% до 10%, в зависимости от типа продукции. Месячная выручка сервиса составляет около 3 млн рублей, но он все еще приносит убытки, признается предприниматель. По его прогнозам, на выход в прибыль потребуется около трех лет. 

Понятный потолок

Старший инвестиционный менеджер Skolkovo Ventures Кирилл Тищенко называет международную экспансию вынужденной мерой для бизнеса, который занимается автоматизацией документооборота ресторанов. В России у рынка, где работает DocsInBox, есть «понятный потолок»: выручка зависит от количества подключенных ресторанов, а их — ограниченное количество, объясняет он. Например, в 2020 году в Москве насчитывалось чуть больше 10 000 ресторанов, баров и других заведений общепита. По оценкам Тищенко, объем столичного рынка автоматизации документооборота ресторанов в 2020 году составлял около $10 млн. «А в конкурентной среде компаниям редко получается занять долю более 25%», — считает инвестор.

Довбенко считает основными конкурентами своего сервиса в России «Контур», «Сбис» и другие учетные системы вроде 1C, iiko и StoreHouse, которые «закрывают часть продуктового предложения DocsInBox». Кирилл Тищенко также обращает внимание на сервис по автоматизации документооборота для ресторанов MixCart Артура Шамалова и Ильдара Хасанова. По данным Crunchbase, с момента запуска компания подняла четыре раунда инвестиций на общую сумму $3,1 млн. По данным СПАРК, в 2020 году выручка юрлица MixCart, «Онлайн Маркет», составила 3,3 млн рублей, убыток — 67,3 млн рублей.

Принципал фонда Phystech Ventures Анна Гишко называет конкурентом сервиса и систему закупок CHUSER. При этом DocsInBox она считает лидером на рынке документооборота для ресторанов в России. «Их решение интегрировано со всеми основными системами учета, которые используются в ресторанной деятельности, а команда — узнаваема на рынке», — говорит Гишко. 

Реклама на Forbes

По словам Анфиногенова, проект взлетел в России благодаря работе с ЕГАИС и «Меркурием». Но как его развивать за рубежом, было неясно — из-за разницы в законодательстве. «Понятный потолок» и «непонятные перспективы» сервиса за границей стали основными причинами выхода Анфиногенова из бизнеса. Осенью 2020 года он продал партнерам свою долю (на тот момент она составляла 9,85%). 

Сложности в развитии бизнеса за рубежом признают и Довбенко с Селезневым. По  словам первого, в будущем при выходе в каждую новую страну компания будет выпускать адаптированный под нее продукт в сфере закупок. Тип продукта будет зависеть от структуры рынка и основных «болей» местных рестораторов. «Переносить DocsInBox на другие рынки мы не сможем, потому что компания в России помогает соблюдать требования государства, а второй страны в мире с подобным законодательством мы не нашли», — объясняет предприниматель. 

В 2020 году Довбенко с Селезневым отошли от операционного управления DocsInBox (Довбенко остался гендиректором), чтобы сосредоточиться на новом проекте — сервисе доставки продуктов за 10 минут в Дубае YallaMart. Партнеры запустили его, заметив «бум на дарксторы от российских предпринимателей» в мире. Официально сервис работает с апреля 2021 года. На сегодня у него есть пять дарксторов, которые совокупно выполняют по 150 заказов в день. Месячная выручка сервиса составляет $30 000, в прибыль компания выйдет к лету 2022 года, прогнозирует Довбенко. Вместе с партнером он надеется превратить стартап в лидера в своем сегменте. «Мы — самые подходящие для этого люди, потому что уже умеем вести бизнес на этой территории», — оптимистичен Довбенко.

 

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание « forbes.ru » зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+