К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как стартап россиян по выявлению NFT-подделок привлек $11 млн от инвестора Google

Андрей Дороничев, Иван Измайлов (разработчик Optic), Роман Доронин и Влад Виноградов (Фото DR)
$11 млн привлек американский стартап Optic, который помогает выявлять подделки NFT, всего через четыре месяца после начала разработки. Это в несколько раз больше, чем в среднем получают стартапы на ранней стадии развития в США. Проект в январе этого года запустил бывший топ-менеджер Google Андрей Дороничев вместе с выходцами из AI-компании EORA Романом Дорониным и Владом Виноградовым. Как им удалось закрыть крупный раунд и заинтересовать инвестора Amazon, Google и Twitter?

В январе 2022 года бывший директор по продуктам Google и создатель приложения YouTube Mobile Андрей Дороничев вместе с основателем компании по разработке решений на базе искусственного интеллекта EORA Романом Дорониным и руководителем отдела компьютерного зрения в EORA Владом Виноградовым начали создавать сервис Duplicat (в марте он сменил название на Optic). Партнеры разрабатывают технологию на основе искусственного интеллекта, которая помогает выявлять подделки цифровых активов на блокчейне. 

В марте компания получила первого клиента — крупнейший NFT-маркетплейс OpenSea. А уже в апреле привлекла $11 млн инвестиций (сделка была анонсирована в июле). Лид-инвесторами посевного раунда стали венчурный фонд из Кремниевой долины Kleiner Perkins, который вкладывался в Amazon, Google и Twitter, и фонд Pantera Capital с фокусом на блокчейн-проектах. Собеседники Forbes назвали сделку одной из самых крупных на американском рынке для стартапа на раннем этапе развития.

Forbes рассказывает, как команда нашла нишу, смогла привлечь немалые деньги в условиях экономического спада и есть ли у стартапа серьезные конкуренты и будущее.

 
Андрей Дороничев (Фото @doronichev)

Шоковая ситуация 

Идея нового стартапа Андрею Дороничеву пришла случайно. Осенью 2021 года он покинул Google после 10 лет работы, чтобы заняться музыкой и другими личными проектами, в том числе инвестиционными. Например, в апреле 2022 года Дороничев стал инвестором платформы «Mesto на карте», которая помогает русскоязычным IT-специалистам и предпринимателям освоиться в новых для себя локациях. После ухода из Google он также стал активно изучать технологии web3 (децентрализованной онлайн-экосистемы на основе блокчейна), которые заинтересовали его как перспективный технологический тренд. 

Дороничев решил на практике разобраться в работе одной из технологий, которая используется в web3, — невзаимозаменяемых токенах, или NFT (записи на блокчейн-платформе, которая подтверждает подлинность цифрового объекта и факт владения им). Для этого в октябре 2021 года он записал песню, выложил ее на торговой площадке для NFT-токенов OpenSea и подарил другу (на площадке есть функция дарения). Спустя час тот прислал ему копию его песни со словами «я же говорил тебе, что в интернете все копируется», вспоминает Дороничев. 

Ситуация стала «шоком» для предпринимателя. «Тогда я понял, что мое обывательское представление об NFT было неверным. Я предполагал, что, если кто-то захочет выложить копию твоего невзаимозаменяемого токена, система автоматически скажет ему, что такой файл уже есть. Оказалось, что такой функции нет», — удивляется предприниматель. Тогда же Дороничев обсудил эту ситуацию с основателями и директором по продукту NFT-маркетплейса OpenSea, с которыми его свели общие знакомые. Они также подтвердили проблему.

О сложностях с копированием цифровых работ говорит и сооснователь NFT-маркетплейса Rarible Александр Сальников: «Технически кто угодно может создать NFT с любым изображением, как кто угодно может создать копию сумочки Gucci». Отличить подделку от оригинала можно с помощью адреса криптокошелька, с которого создавалась коллекция (перед тем, как создать NFT, автору нужно завести кошелек). Но так как адрес представляет собой порядок букв и цифр, только знающий человек может опознать мошенника, говорит Сальников: ​​«Если ты знаешь адрес настоящей коллекции, ты его не спутаешь. Проблема в том, что пока не существует автоматического способа проверять эти адреса».

Диджитал-художник Евгений Зубков, известный под псевдонимом Frm46, тоже считает проблему актуальной. Любой пользователь может скопировать NFT-файл (изображение, аудио, видео) и создать новый токен, говорит он: «По сути гарантом подлинности [конкретного] токена выступает сам художник и NFT-комьюнити». Проблему подтверждает и другой диджитал-художник Никита Реплянский, также известный под ником r66. По собственным словам, он сталкивается с подделками минимум один-два раза в месяц. Так как автоматические алгоритмы защиты на площадках отсутствуют, маркетплейс банит авторов подделок только после обращения автора оригинальной работы. «У меня достаточно большое комьюнити, поэтому, как правило, ссылки на подделки скидывают друзья или члены команды. Раньше мы воспринимали эту проблему остро, но позже поняли, что она — часть нашего рынка», — отмечает Реплянский. При этом, по словам Зубкова, проблема препятствует выходу на рынок новых цифровых художников: «Многие художники, с которыми я общался, принципиально отказываются связываться с NFT и считают эту индустрию скамом из-за громких случаев кражи контента». 

 
Роман Доронин (Фото Youtube)

Ночи без сна 

К зиме 2022 года предприниматель созрел для запуска проекта. Он задумал разработать технологию, которая бы сверяла новые цифровые активы с уже существующими на блокчейне, помогала таким образом выявлять подделки и сообщала об этом авторам. 

За помощью он обратился к основателю компании по разработке решений на базе искусственного интеллекта EORA (среди ее клиентов — «Додо пицца», KazanExpress, «Сбер» и «Яндекс») Роману Доронину, с которым поддерживал отношения с ноября 2021 года после знакомства в социальной сети Facebook (принадлежит компании Meta, которая признана экстремистской и запрещена в России). «Мы активно переписывались и стали подозрительно часто созваниваться — обсуждать разные идеи», — рассказывает в беседе с Forbes Доронин. А в середине января 2022 года он получил несколько сообщений от Дороничева, в которых тот делился идей и желанием построить технологию для борьбы с NFT-копированием.

Перспектива совместной работы сразу захватила Доронина: «Ключевая компетенция EORA Data Lab [одного из подразделений EORA] — строить системы поиска похожих изображений. В продукте [о котором писал Дороничев] требовались все наши технологии». К тому же, по словам Доронина, к тому моменту он как предприниматель достиг профессионального потолка и искал человека, у которого можно было бы учиться «в тесном взаимодействии, а не на уровне советов от ментора». 

Проект получил рабочее название Duplicat. Доронин подключил к нему «выдающегося специалиста по машинному обучению» — руководителя отдела компьютерного зрения EORA Data Lab Влада Виноградова. Втроем — Дороничев, Виноградов и Доронин — договорились принять участие в тендере OpenSea. Площадка искала команду, которая разработала бы технологию распознавания подделок, чтобы затем интегрировать эту технологию к себе, рассказывают партнеры. В случае выигрыша, который предполагал контракт с OpenSea, они договорились основать компанию. 

«Дальше начались месяцы без сна», — вспоминает Доронин. Партнеры взяли в помощь двух сотрудников EORA и еще двух знакомых сторонних разработчиков — фронтендера и дизайнера пользовательского интерфейса. Основатели вкладывали в разработку личные средства. Они отказались обсуждать общий объем вложений. 

 

В начале марта сервис был готов. С ним предприниматели выиграли тендер, в котором, как рассказывает Доронин, принимали участие «даже очень крупные компании». В том же месяце они зарегистрировали компанию Duplicat в США и торговый знак Optic. Партнеры не раскрывают, как поделили стартап, но, по словам Дороничева, все кофаундеры находятся в «достаточно равных долях».

В том же марте 2022-го партнеры заключили контракт с OpenSea (его сумму и детали они раскрывать отказались) и открыли два офиса — в Сан-Франциско, где живет Дороничев, и Дубае. Последним руководит Доронин. «Дубай — место сосредоточения криптоталанта, — поясняет выбор города Дороничев. — Более того, туда достаточно просто нанимать людей из СНГ [с визовой точки зрения]». Сейчас в команде стартапа 15 человек, преимущественно из России, Белоруссии и Украины. Большинство базируется в дубайском офисе Optic. 

Влад Виноградов (Фото DR)

Запас инвестиций

В апреле, спустя четыре месяца после начала разработки, стартап привлек $11 млн в посевном раунде. Помимо Kleiner Perkins и Pantera Capital, в сделке участвовали фонды Greylock Partners и Lattice Capital, платежная система Circle, разработчик криптовалюты Polygon, криптоприложение CoinDCX и другие инвесторы. Компанию в раунде также поддержал первый клиент — OpenSea. Стороны не раскрыли, во сколько оценили проект в ходе раунда. 

Принципал венчурного фонда Fort Ross Ventures Денис Ефремов называет собранную сумму достаточно крупной, особенно в условиях «напряжения» на венчурном рынке. Научный сотрудник венчурной фирмы YellowRockets.vc Надежда Гаврилова отмечает, что раунд, собранный компанией, примерно в пять раз крупнее того, что в среднем получают проекты на американском рынке во время посевного раунда. 

Дороничев говорит, что он намеренно привлекал инвестиции с запасом, понимая, что приближается криптозима и поднять деньги в следующем раунде может быть сложно. Уже в июне 2022 года финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов говорил Forbes, что на рынке наступила «суровая криптозима» — аппетит к риску у инвесторов пропал из-за высокой инфляции в США. Предприниматель добавляет, что привлеченные средства позволят «спокойно строить [технологическую] инфраструктуру» ближайшие два года.

 

Дороничев рассказывает, что вышел на инвесторов через друзей и знакомых, с которыми работал до этого. Например, с представителями Kleiner Perkins предпринимателя познакомил один из бывших коллег по YouTube, для которого Дороничев создавал мобильное приложение. 

По мнению предпринимателя, инвесторы так щедро вложились в проект, потому что увидели в нем ценность. «Сейчас [на фоне падения венчурного рынка] инвесторы принимают более взвешенные решения, а не распихивают деньги. Но если есть проблема, которую вы решаете, и у вас есть команда, способная это сделать, вы сможете найти деньги в любом [инвестиционном] климате», — говорит он. Forbes направил запросы в Kleiner Perkins, Pantera Capital и OpenSea, но на момент публикации не получил ответов. 

Ценность продукта Optic как одну из причин, почему он привлек внимание инвесторов, отмечает и Ефремов из Fort Ross Ventures: «Мне нравится то, что продукт на стыке с legaltech [в части] авторских прав (Optiс оповещает пользователей в случае, если новые токены нарушают их авторское право. — Forbes). Еще более интересно, что он возвращает нас в момент, когда NFT набирал популярность и был связан с искусством. Сейчас же большинство NFT-маркетплейсов превратилось по сути в биржи и обменники и монетизируется за счет спекуляций». 

Гаврилова из YellowRockets.vc видит несколько причин веры инвесторов в Optic. Первая — перспективы рынка. «В отношении NFT, торговля которыми в 2021 году достигла $17,6 млрд, есть много скепсиса, но цифры говорят сами за себя — этот рынок огромен. На нем есть много фрода (мошенничества. — Forbes), а Optic пытается с этим бороться», — говорит эксперт. При этом, по мнению Ефремова, общее падение венчурного рынка не помешало стартапу, так как оно почти не затронуло сегмент ранних стадий, объемы которого продолжают расти. «Поэтому я не удивлен, что стартап с сильными основателями привлек раунд даже на сегодняшнем рынке. На такой ранней стадии для инвесторов важнее всего видеть потенциально значительный рынок, верить в продукт и, самое главное, поддерживать сильных фаундеров», — заключает он.

Сильные кофаундеры — прежде всего, Дороничев и Доронин — один из основных секретов венчурного успеха Optic, согласна с Ефремовым Гаврилова: «Андрей Дороничев известен в комьюнити, имеет привлекательную и понятную для инвесторов биографию. Нетворк, должно быть, сыграл важную роль». По мнению Юрия Лифшица, основателя американской компании — разработчика операционной системы для криптоорганизаций Superdao, на результат переговоров с инвесторами повлияло то, что команда сумела убедить Kleiner Perkins лидировать раунд. «Когда Kleiner Perkins в игре, дозаполнить раунд, поднять оценку и общую сумму уже намного легче», — поясняет предприниматель. 

 

Еще одна причина оптимизма инвесторов по отношению к Optic в том, что в нише борьбы с NFT-копированием пока нет сильных игроков, отмечает Гаврилова: «Проект достаточно сложный технологически: схожесть изображений проверяет искусственный интеллект. Это становится барьером для входа на рынок новых конкурентов — на коленке подобный стартап не сделать».

На рынке, впрочем, уже есть заметные игроки, например Doppel, основанный в феврале 2022 года бывшими инженерами Uber Кевином Таяном и Раулем Маддулури. Так же, как и Optic, он разрабатывает технологию для выявления NFT-подделок. В мае стартап привлек $5 млн в посевном раунде в том числе от венчурного фонда SV Angel, фонда Solana Ventures, который инвестирует в блокчейн-проекты, бывшего технического директора платформы обмена криптовалютами Coinbase Баладжи Сринивасана, а также инвестиционного подразделения OpenSea — OpenSea Ventures. Doppel уже работает с авторами популярных цифровых коллекций, в том числе NFT Top Shot NBA. 

Другой игрок — Marqvision, основанный выпускником Гарварда Марком Ли в 2019 году. Компания фокусируется на поиске поддельных товаров на e-commerce-платформах с помощью искусственного интеллекта. Согласно официальному сайту компании, она сотрудничает с более чем 1500 маркетплейсами в 115 странах. В сентябре 2021 года Marqvision привлекла $5 млн в посевном раунде, лид-инвестором которого выступил венчурный фонд японского холдинга Softbank — Softbank Ventures. А в 2022 году стартап запустил новое направление — по поиску подделок на NFT-площадках. Для этого Marqvision использует систему распознавания изображений и семантический анализ текста. Клиенты получают доступ к панели управления сервиса, где видят обнаруженные копии NFT. Компания также разработала чат-ботов, которые оповещают маркетплейсы о найденных подделках. 

Дороничев признает наличие конкурентов на рынке, но отмечает, что у его компании есть перед ними серьезное преимущество: «Любой AI (artificial intelligence — искусственный интеллект. — Forbes) сильно зависит от данных. Тот, у кого больше данных, быстрее тренируется и лучше растет. Нам, благодаря партнерству с OpenSea, доступно огромное количество данных, поэтому мы выступаем в другой весовой категории». 

Об интеграции своей технологии в OpenSea в интервью TechCrunch рассказывали и основатели Doppel. О ее деталях создатели Optic не знают, Forbes их найти тоже не удалось. При этом Дороничев утверждает, что Doppel также участвовал в тендере OpenSea, но проиграл его. В своем пресс-релизе по поводу участия в сделке на $11 млн OpenSea говорил о тесном сотрудничестве с Optic.

 

Задача уровня Google

По словам Дороничева, стартап уже запустил порядка 10 пилотов с различными криптомаркетплейсами, названия компаний и суммы контрактов с ними он не раскрывает. Клиенты получают доступ к инструментам мониторинга Optic через интеграцию его API со своими системами, рассказывает предприниматель. Он ожидает, что B2B-контракты будут основным источником заработка стартапа.

Сооснователь NFT-маркетплейса Rarible Александр Сальников считает, что технологии стартапа нужны маркетплейсам: «Это очень хорошая идея — натренировать сеть на всех существующих NFT и убирать с продажи новые [поддельные] работы, как только они появляются [на площадках]». По словам предпринимателя, сейчас Rarible верифицирует авторов оригинальных работ, ставя желтую галочку рядом с адресом кошелька, и вручную удаляет подделки по жалобам пользователей, если они оправданны. Маркетплейс тестировал несколько сторонних сервисов наподобие Optic, но пока не нашел тот, что подошел бы по качеству распознавания подделок, говорит Сальников.  

Кроме цифровых площадок, Optic планирует работать напрямую с авторами диджитал-активов, в том числе с художниками, которым сложно защитить свои коллекции от подделок. С так называемыми креаторами компания запустила шесть пилотных проектов, рассказывает Дороничев, не уточняя детали. NFT-художник Никита Реплянский признает актуальность сервиса и считает, что проверка на подлинность с помощью подобных технологий может стать «рядовой гигиенической процедурой» на маркетплейсах при продаже и покупке искусства. Однако он отмечает, что есть проекты, которые копируют стиль или концепцию других авторов, а не содержимое их работ. «Тут AI вряд ли поможет, если и обнаружит сходство, — считает Реплянский. — Даже в живом общении тема плагиата стиля, идей, дизайна, художественных решений вызывает очень горячие споры. Доказать что-то почти невозможно».

Есть и другая проблема — когда мошенники создают NFT-коллекции из работ, выложенных в социальных сетях и на сайтах художников, но еще не представленные на NFT-маркетплейсах, говорит Евгений Зубков: «Собирается подборка работ одного автора, далее все это обрабатывается фильтрами, слегка видоизменяющими детализацию картинки, и выставляется на продажу». О подобных случаях рассказывает и Реплянский: «Злоумышленники создают за него [художника] аккаунт и продают его произведения». Как в таком случае будет работать Optic, художнику неясно: «Интересно будет посмотреть на ситуации, когда мошенник выложил работу художника на продажу раньше автора».

Дороничев признает эту проблему. По его словам, технология Optic позволяет отслеживать воровство как уже опубликованных NFT, так и работ художников, выставленных в интернете, но еще не представленных на NFT-маркетплейсах. Это зависит от того, какие данные есть в базе системы, отмечает предприниматель: «Пока мы наполняем ее оригиналами работ web3-художников, [которые уже выложены как NFT]. Но в долгосрочной перспективе мы можем проиндексировать и контент из web2 (социальных сетей, сайтов и пр. — Forbes) и защищать традиционных креаторов, если на это будет спрос».

 

Третий сегмент, с которым намерен работать стартап, — это бренды за пределами web3. К ним относятся производители одежды, обуви, авторы музыкальных альбомов, фильмов. «Есть случаи, когда NFT-коллекции выпускались от имени [певицы] Beyoncé в кроссовках Nike под музыку из Star Wars. При этом никто из этих участников не имел отношения к этой коллекции. И [перед авторами оригинальных продуктов стоит] интересный вопрос: как им взаимодействовать с этим web3-рынком и защищать там свои права?» — описывает проблему Дороничев. Все три сегмента изучает и прямой конкурент стартапа — Doppel, пишет Techcrunch. 

Главный риск для развития Optic, по мнению Гавриловой из YellowRockets.vc, в том, что стартап может привлечь новый раунд в будущем по более низкой оценке, если не покажет достаточно уверенного роста. Но в планах компании Optic на 2022 год — «копать», говорит Дороничев «Наша основная задача — стать самым большим, точным и быстрым индексом (инструментом анализа. — Forbes) web3-контента. А это — огромная задача, задача уровня «Яндекса» или Google». 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+