К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«По нам проехался каток»: как основатели «Краснополянской косметики» борются за земли

Дмитрий Серов и Кристина Судеревская (Фото DR)
Дмитрий Серов и Кристина Судеревская (Фото DR)
Супруги Дмитрий Серов и Кристина Судеревская начали развивать бренд натуральной косметики «Краснополянская косметика» еще в конце 2010-х. За десять с лишним лет они вышли на продажи более чем на 160 млн рублей в год и построили в Адлерском районе Сочи собственные ферму и производство. Предприниматели рассчитывали, что в этом году их компания вырастет вдвое. Но теперь из-за иска Генпрокуратуры рискуют потерять часть бизнеса

«Было ощущение, что по нам проехался каток», — вспоминает свои эмоции от 24 августа Дмитрий Серов, сооснователь российского бренда косметики «Краснополянская косметика». В тот день он проиграл суд по иску Генпрокуратуры. Тремя неделями ранее ведомство подало иск против предпринимателя, заключив, что он неправомерно использует участок земли в Адлерском районе Сочи, предназначенный для сельскохозяйственной деятельности. 

В компании утверждают, что заключение ошибочно. На земле площадью 6,6 га команда бренда выращивает цветы для косметики, развивает улиточную ферму и пасеку. Там же расположено производство продукции. 

Адлерский районный суд пока не предоставил предпринимателю мотивированное решение. Как только это случится, компании в течение 30 дней придется покинуть земли, в которые она вкладывала с 2018 года. В случае остановки производства, расположенного на этих землях, собранного урожая хватит, чтобы поддержать производство продукции до конца лета 2023 года, прогнозирует Серов.

 

Forbes вспомнил историю «Краснополянской косметики» и поговорил с основателями бренда и другими адлерскими фермерами, получившими иски от Генпрокуратуры, о возможных причинах судебных разбирательств и будущем.

Мыльная идея 

Идея заняться натуральной косметикой пришла бренд-менеджеру компании-дистрибьютора спортивной одежды и инвентаря Sportstyle Кристине Судеревской в 2006 году, в день ее рождения. Тогда она получила в подарок от друзей набор натуральной косметики и была удивлена эффектом. «Я помню, как она вышла вдохновленная после душа — такой у нее был восторг», — рассказывает ее муж и сооснователь «Краснополянской косметики» Дмитрий Серов. 

В том же году Судеревская уволилась из спортивной компании, чтобы посвятить себя новому проекту — производству натурального мыла. «Я влюбилась в мыло: к изготовлению можно было подойти художественно и почувствовать себя творцом», — вспоминает она. Серов жену поддержал, хотя первое время не разделял ее энтузиазма по поводу косметики: «Мы тогда не могли завести детей, много времени уделяли лечению. Я подумал, что новое хобби поможет ей отвлечься», — признается предприниматель. Сам он в то время развивал свой бренд спортивной одежды Sugar и помогал родителям с бизнесом, связанным с продажей запчастей для российских автомобилей.

Ферма «Краснополянской косметики» в Сочи (Фото DR)

Уже спустя год пара покинула шумную Москву и осела в горном селе Медовеевка в 19 км от курорта «Красная Поляна». В 2006 году Серов купил там дом и участок земли на 16 соток. Покупка обошлась в 1 млн рублей — деньгами помогли родители Серова. В Медовеевке, на домашней кухне, супруги организовали первую мыловарню. 

Поначалу Судеревская тренировалась — экспериментировала с составом и форматом мыла. Чтобы обеспечить семью, Серов работал бренд-менеджером в краснодарском офисе международной компании JLT, которая занималась проектированием и строительством банных комплексов. Только спустя два года супруги решились запустить продажи под брендом «Краснополянская косметика». Для этого Серов договорился с единственным на тот момент в «Красной Поляне» художественно-музыкальным салоном «Олгиз», где продавались сувениры, картины и прочие изделия художников. 

 

Первые десять брусков мыла на продажу супруги изготовили за месяц, потратив на ингредиенты около 5000 рублей. Продать же партию удалось за неделю, что побудило Серова поверить в проект. «Мы получили такой хороший фидбэк, что я понял: идея — прикольная и ее надо монетизировать», — вспоминает предприниматель. 

Уже к концу 2009 года с супругами сотрудничали порядка 10 партнеров. По словам Серова, среди них были, например, банный комплекс «British баня» и пасеки «Красной Поляны». А год спустя в семье появился ребенок, рассказывает предприниматель: «Мы нашей дочери постоянно об этом говорим: вы с косметикой почти одногодки». 

Запущенный участок 

На старте обороты мыловаренного бизнеса не превышали 100 000–150 000 в месяц, рассказывал Серов РБК в 2016 году. По его словам, в последующие годы компания развивалась «плавно» — в основном за счет офлайн-продаж. Социальные сети практически не приносили заказы. Компания продолжала развивать монобренд — фокусировалась на мыле. 

К 2013 году клиенты все чаще стали спрашивать о гелях для душа, кремах, и партнеры стали постепенно расширять ассортимент. Тогда же они запустили онлайн-магазин. На финансовые показатели он сильно не повлиял, признается Серов. К концу года продажи через онлайн-магазин приносили не более 10% выручки. Но общая выручка компании по итогам 2013 года позволила Серову уволиться с работы — на деньги, которые приносил бренд, семья могла содержать себя. 

Ферма «Краснополянской косметики» в Сочи (Фото DR)

В том же 2013-м у Серова и его близкого друга Константина Кулешова, который приезжал погостить в «Красную Поляну», возникла идея построить в Медовеевке на территории рядом с домом гостиницу на пять номеров и паб. Там же партнеры решили организовать первый косметический цех на 70 кв. м. По словам Серова, совокупные инвестиции составили около 14 млн рублей: часть Кулешов вложил из собственных накоплений, другую партнеры взяли в кредит. Строительство заняло год — зимой 2014-го состоялось открытие ресторана OldBoysPub, гостиницы при нем и цеха.

 

Пока Кулешов и Серов занимались ресторанной частью бизнеса, Судеревская развивала косметическую. Заметный прирост выручки «Краснополянской косметики» супруги заметили после Олимпиады в Сочи, когда в регион увеличился туристический поток. В 2015–2016 годах команда открыла первые фирменные офлайн-магазины — в Медовеевке и на территории горнолыжного курорта «Роза Хутор». Последний, площадью 300 кв. м, Судеревская и Серов организовали как своеобразный туристический аттракцион — открытое производство, где туристы могут наблюдать за процессом мыловарения и сразу же приобретать продукцию. Запуск второй точки обошелся компании в 5 млн рублей. Часть суммы — 2 млн рублей — предоставило руководство курорта в виде товарного кредита. Осенью 2016 года оборот косметического бренда перевалил за 5 млн в месяц, рассказывали предприниматели РБК.

В первые годы работы компания закупала почти все необходимые ингредиенты для товаров в России и за границей. Только в 2018 году пара созрела для того, чтобы производить часть сырья самостоятельно (сейчас компания создает около 30% ингредиентов). В этот раз идеей загорелся Серов, который с детства увлекался растениеводством. Любовь к растениям ему привил отец — ботаник по профессии. 

Чтобы осуществить задуманное, весной 2018-го супруги начали искать территорию под ферму. Они смотрели поля, где могли бы вести «субтропическое растениеводство» — выращивать цитрусовые, фейхоа и другие растения. Супруги осмотрели множество участков в Краснодарском крае, но большинство не устраивало их по «экспозиции склонов полей», вспоминает Серов: «Нам требовались южные поля, где растения могли бы чувствовать себя хорошо».

Летом 2018 года Судеревская и Серов нашли такой участок в Адлерском районе — площадью 6,6 га. Они получили право на его аренду на срок более 40 лет, заплатив за это 4 млн рублей местному фермеру Владимиру Спиченку. Последний в беседе с Forbes рассказывает, что сумма сделки равнялась сумме, которую он вложил в расчистку около 70% участка и подведение к нему дороги. Серов подписал с зятем Спиченка, на которого фактически была оформлена территория, договор о переуступке. Спиченок продолжил арендовать в Адлерском районе несколько других участков, где сегодня выращивает буйволов и племенных лошадей.

Серов вспоминает, что часть участка была «подзапущена»: там были заброшенные постройки, старый орешник. Зимой он приступил к расчистке. А уже весной 2019-го они с женой высадили на нем первые растения — лаванду, которую привезли лично из Крыма, алоэ из Нидерландов и цитрусовые из Турции. В том же году компания начала строить на территории цех, где могла бы производить свою продукцию. Он был готов к осени 2021 года — в него перенесли и косметическое производство, которое ранее располагалось в Медовеевке. В 2021 году вдобавок к цеху супруги построили улиточную ферму, чтобы получать муцин — органическое соединение, которое вырабатывается улитками и используется в производстве косметики. 

 

Массовая зачистка

Так как земля предполагала использование под сельскохозяйственную деятельность, арендная плата составляла всего около 1400 рублей в год, рассказывает Серов: «Сумма кажется небольшой, но, чтобы землю можно было использовать для сельскохозяйственных нужд, нам пришлось вложить в нее более 200 млн рублей [за четыре года]». Эта сумма учитывает расходы на производственное оборудование, постройку солнечной электростанции, которая обеспечивает электроэнергией часть фермы, посадку растений, труд специалистов компании. На сегодня в штате бренда более 70 человек — они работают в полях, на производстве, в экспериментальной лаборатории, где выводят новые соединения для косметики. Строительство супруги финансировали из прибыли бизнеса и заемных средств. Им также пришлось продать свой дом в Медовеевке.

В 2022 году компания планировала расширяться — ранней весной высадила розы и уже собрала первый урожай. Тогда же фермеры высадили кактус опунцию. Он должен был лечь в основу продуктовой линейки, которую «Краснополянская косметика» планировала выпустить в сентябре 2022-го с телеведущей и блогером Иреной Понарошку. По итогам года партнеры хотели увеличить выручку косметического бизнеса до 340 млн рублей — более чем вдвое по сравнению с 2021 годом. По словам Серова, тогда она составила около 162 млн рублей. 

Планы поставил под угрозу иск Генеральной прокуратуры. Согласно тексту иска (есть в распоряжении Forbes), ведомство провело проверку территории, занимаемой Серовым, и выявило, что эти земли были выведены из сельскохозяйственного оборота. Помимо Серова, иск получили порядка 125 физических и юридических лиц, которые арендуют 140 участков общей площадью более 1500 га.

Среди ответчиков по заявлению Генпрокуратуры фигурирует акционерное общество «Адлерский чай». Согласно иску, именно оно выступало арендатором земель в Адлерском районе и затем переуступало права на аренду другим юрлицам и физлицам (так в 2017 году землю получил Спиченок, а за ним — Серов). Изначально эти земли принадлежали Адлерскому чайсовхозу, созданному при Советском Союзе. На территории выращивали чай. Впоследствии совхоз реорганизовали, а в 2017-м он стал акционерным обществом. В результате реорганизации Адлерского чайсовхоза государственное имущество раздробили на участки и передали в долгосрочную аренду лицам, которые использовали землю не по назначению (например, отдельные участки якобы зарастали сорняками), говорится в иске Генпрокуратуры.

По закону земли сельскохозяйственного назначения могут использоваться для развития сельскохозяйственного производства, создания мелиоративных защитных лесных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей, а также для развития рыбоводства и охотничьего хозяйства, говорит партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Василий Малинин. При этом, по его словам, на таких землях допускаются строительство, реконструкция и эксплуатация линейных объектов (дороги, линии электропередачи, трубопроводы и т. д.). «Однако в таких случаях обязательно должен иметься проект рекультивации таких земель, — говорит юрист. — Ничего другого, кроме того, что описано в законе, делать на сельскохозяйственной земле нельзя».

 

Серов утверждает, что сотрудники прокуратуры не заходили на территорию его фермы и не осматривали участок: «С нами никто не общался». Владимир Спиченок, который также выступает ответчиком по иску, рассказывает, что к нему приходили сотрудники прокуратуры, но по итогам проверки не выявили нарушения (по его собственным словам, он видел соответствующий акт, который составили сотрудники прокуратуры). Несмотря на это, он получил иск.

Серов связывает претензии ведомства к нему, Спиченку и другим фермерам с «недобросовестными арендаторами участков сельскохозяйственного назначения, которые под прикрытием сельхоздеятельности застраивали их коттеджами и вели другую деятельность, не соответствующую назначению участка». Источник Forbes из администрации города Сочи подтверждает, что некоторые земли сельскохозяйственного назначения, которые в свое время переуступал фермерам «Адлерский чай», застраивали коттеджами. Серов и Спиченок считают, что «Краснополянская косметика» и другие честные фермеры» оказались в числе ответчиков вместе с такими арендаторами по ошибке.

Василий Малинин из «Рустам Курмаев и партнеры» полагает, что, помимо «банальной ошибки» ведомства, причиной иска могла стать «целенаправленная программа региона», направленная на выявление всех нарушений в области нецелевого использования сельскохозяйственных земель. «Вероятно, что регион хочет выявить все такие земли и сделать массовую зачистку, изъяв их в публичную собственность на основании закона. Подобные случаи нередки. И в подобных случаях могут иногда встречаться перегибы, которые затрагивают непричастных лиц», — говорит Малинин.

Фермеры-ответчики же не исключают, что у оспариваемых земель могли появиться интересанты, но не называют конкретных имен. «Может, какая-то большая продуктовая компания [проявила интерес к землям]», — предполагает Сурен Папазян, который развивает цитрусовую ферму в Адлерском районе и также получил иск от Генпрокуратуры. Оспариваемые земли могли понадобиться и для проекта «Сириус», утверждает источник Forbes в одном из сторонних брендов органической косметики, не вдаваясь в детали.

«Сириус» запускался как образовательный центр для одаренных детей. Его учредителем был фонд «Талант и успех», созданный другом Владимира Путина виолончелистом Сергеем Ролдугиным, балериной Светланой Захаровой, математиками Станиславом Смирновым и Иваном Ященко, хоккеистом Владимиром Каменским, худруком Академического симфонического оркестра Филармонии Санкт-Петербурга Юрием Темиркановым, писали «Ведомости». Центр построили на базе объектов, созданных к зимней Олимпиаде 2014 года в Сочи. Впоследствии он превратился в научный город: на территории появились научно-технологический университет, инновационный научно-технологический центр, IT-колледж, лицей, школа музыки, спортивный парк. В июне 2022 года портал «Сочи онлайн» писал, что «Сириус» рассматривает расширение своих территорией за счет присоединения нескольких участков, расположенных в Сочи. По данным публичной кадастровой карты, участок, которые арендует «Краснополянская косметика», расположен примерно в 15 км от «Сириуса» по направлению к «Красной Поляне».

 

Источник Forbes среди предпринимателей, сотрудничавших с «Красной Поляной», рассказывает, что руководство «Сириуса» давно присматривается к территориям курорта. По его словам, три года назад команда курорта «Красная Поляна» хотела облагородить примыкающие территории и взять в аренду один из олимпийских объектов — комплекс трамплинов «Русские горки», построенный к сочинской Олимпиаде. И звала под эту идею предпринимателя — собеседника Forbes. «Позже от руководства курорта мы узнали, что на эту территорию [где расположен комплекс трамплинов] уже претендует «Сириус», — говорит он. 

По словам этого источника, так как «Сириус» планировал запускать проекты в Сочи и «Красной Поляне», он попросил Генпрокуратуру «навести в регионе порядок и проверить назначение земель». «Ребята [из «Краснополянской косметики» и другие фермеры] попали под горячую руку», — уверен он.

Серов отказался комментировать возможный интерес «Сириуса» к землям в Адлерском районе. «Много легенд уже ходит вокруг земель в Сочи. Мы не знаем [о том, может ли кто-либо проявлять интерес к оспариваемым землям]. Прокуратура говорит, что действует в интересах государства», — резюмировал он. Forbes направил запросы в администрацию «Сириуса», курорту «Красная Поляна», в Генпрокуратуру и «Адлерский чай».

Шансы есть 

23 и 24 августа состоялись заседания суда, по итогам которых ответчики проиграли дело. Теперь они ожидают мотивированного решения суда. После этого в течение 30 дней ответчики обязаны освободить земли, приведя их в изначальное состояние, говорит Серов: «Это означает, что все деревья и кустарники необходимо будет выкорчевать. Мы оказались щепкой в этой ситуации, и нам от этого очень обидно». 

Предприниматель рассказывает, что цех по производству продукции возможно перенести на новую территорию, но это обойдется минимум в 90–100 млн рублей. Перенести же ферму невозможно. «Чисто технически невозможно перевезти растения. Те же кусты лаванды, цитрусовые деревья — все они взрослые, их нельзя пересаживать сейчас. Они погибнут», — объясняет Серов. Он оценивает ущерб (инвестиции в строительство фермы и цеха с учетом подорожания) для компании в случае освобождения территории в 300 млн рублей.

 

Тем не менее Серов уверен, что сможет отстоять ферму. По его словам, еще во время заседания прокуратура признала, что допустила ошибку, включив в список ответчиков и те фермы, которые используют земли в Адлерском районе по назначению. Ведомство, как рассказывает Серов, пообещало оказывать «правовую поддержку» пострадавшим. В чем будет состоять эта поддержка, предприниматель, по его словам, пока не понимает.

Серов планирует подать апелляцию. Специалист юридической фирмы «Амулекс» Андрей Еремин отмечает, что у компании есть месяц на то, чтобы это сделать. Отсчет начинается с того дня, когда ответчик получает мотивированное решение суда. Составление мотивированного решения может быть отложено на срок не более пяти дней со дня окончания разбирательства. Серов предполагает, что задержка с получением решения связана с большим числом ответчиков. 

Апелляция может помочь отсрочить требование освободить территорию. Если ответчики подадут апелляционную жалобу в течение 30 дней после получения мотивированного решения, то оно не будет действовать до момента, пока дело не рассмотрит вышестоящий суд, поясняет Малинин из «Рустам Курмаев и партнеры». Он полагает, что у ответчиков есть шанс обжаловать решение суда — если они смогут подкрепить свою позицию доказательствами, свидетельствующими о реальном использовании земель для сельскохозяйственных целей.

Прогнозы Еремина из «Амулекса» менее оптимистичны. Он обращает внимание на то, что добросовестность использования земельных участков некоторыми из арендаторов не свидетельствует о добросовестности правопредшественников — бывших арендаторов. «Если будет доказано, что в цепочке сделок [по переуступке прав на аренду земли] есть порочный договор, например совершенный в обход закона с преследованием противоправных целей, то последующее целевое использование земельного участка конечным арендатором правового значения иметь не будет, [и ему все равно придется покинуть землю]», — говорит Еремин.

Пока ферма Серова продолжает работу. В случае остановки собранного урожая хватит, чтобы поддержать производство продукции до конца лета 2023 года, прогнозирует предприниматель. Он, впрочем, уверен, что сможет восполнить нехватку ингредиентов в любых обстоятельствах: «Мы — предприниматели. Поэтому мы найдем выход — привезем ингредиенты из-за границы, из-под земли достанем».

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+