К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Надеяться на авось и экономить по-черному»: как россияне ищут работу за рубежом

Фото Hannah Wei / Unsplash
Фото Hannah Wei / Unsplash
После объявления частичной мобилизации Россию покинули сотни тысяч человек. Многим из них пришлось оставить работу из-за того, что она не подразумевает удаленный формат, и строить карьеру в новой стране с нуля. Forbes узнал, как такие россияне пытаются заработать за рубежом, на что они могут претендовать и что делают, чтобы повысить свои шансы на рынке труда

«Если в Москве я мог спокойно получать 70 000 рублей в месяц, а то и сотню, если поднапрячься, то здесь остается надеяться на авось и экономить по-черному», — рассказывает 20-летний Максим (имя изменено по просьбе героя). В России он работал в макетной мастерской, где создавал макеты зданий и ландшафтов. После объявления частичной мобилизации он решил покинуть Россию, так как, по его словам, служил в армии и имеет военно-учетную специальность. Для эмиграции он выбрал Грузию, куда после начала «спецоперации»* перебралась часть его друзей. Из-за переезда Максиму пришлось оставить и работу, так как она не предполагала дистанционного формата. 

С необходимостью оставить работу столкнулись и многие другие россияне, которые после объявления частичной мобилизации уехали за границу. По данным HeadHunter на 5 октября, за последний месяц доля русскоязычных соискателей за рубежом возросла. Например, в Грузии доля соискателей с российским гражданством увеличилась на 30,5% по сравнению с 5 октября 2021 года и на 7% — по сравнению с 5 сентября 2022 года. В Армении этот показатель вырос на 22,7% к прошлому году и на 4,7% в сравнении с прошлым месяцем. В Турции в октябре 2022-го доля таких резюме выросла на 3,2% в сравнении с сентябрем и на 15,2% — с октябрем 2021 года.

При этом во многих сферах за рубежом, в том числе в финансовом секторе и медицине, дефицит вакансий. Рекрутеры не исключают, что из-за этого в ближайшие месяцы россияне в Турции, Грузии и Армении смогут устроиться только на удаленную работу в России. 

 

Однако не все эмигранты могут работать дистанционно. Forbes пообщался с россиянами, специальности которых привязаны к месту, и узнал, как они выходят на новые рынки труда и почему при этом в несколько раз теряют в зарплате.

Розовые очки  

Макетчик Максим занялся поиском работы 24 сентября, когда добрался до Тбилиси. Как и многие другие эмигранты, уехавшие впопыхах, он не планировал трудоустраиваться за рубежом и не связывался с работодателями заранее. «Новость о мобилизации застала меня врасплох, поэтому моей единственной мыслью было — только бы пропустили на границе. Разумеется, о поиске работы я тогда не задумывался», — признается он. 

Максим стал искать в Тбилиси мастерские, где требовались макетчики. Для этого он использовал сервис HeadHunter и тематические чаты в Tеlegram. Через пару дней после начала поисков в одном из таких чатов он наткнулась на подходящую вакансию. «Нацепив пять пар розовых очков, я пошел смотреть, что же мне может предложить грузинский рынок труда. Как оказалось, немногое — у меня навернулись слезы, когда я увидел, куда пришел», — рассказывает специалист. 

Макетная мастерская площадью 40 кв. м находилась в полузаброшенном офисном центре. Вход в нее был пробит в стене и разукрашен разноцветными красками из баллончиков, вспоминает Максим: «Там стояли еле живой фрезерный станок (предназначен для обработки деталей. — Forbes), самодельный FDM-принтер (разновидность принтера, предназначенного для 3D-печати. — Forbes) и лазерный станок, тоже в ужасном состоянии. От всего пахло какой-то невыносимой хтонью. Я привык к тому, что к инструментам относятся с уважением». 

За работу Максиму предложили 500 лари (около 11 000 рублей) в месяц. Работать требовалось шесть дней в неделю по девять часов в день с перерывом на обед. Из-за низкой оплаты специалист отказался от предложения. Он живет у друзей, но планирует в дальнейшем перебраться на съемное жилье. По его оценкам, аренда квартиры в Тбилиси обойдется минимум в $500 (около 37 000 рублей). 

 

Спустя две с половиной недели после переезда через знакомых Максим нашел студию керамики Otkhi ceramic factory. Компания предложила ему позицию макетчика — два рабочих дня в неделю с оплатой 40 лари (около 900 рублей) за девятичасовую смену. «Это тоже грустно. Но место похоже на то, где я готов первое время заниматься благотворительностью [работать за низкую зарплату]. Эта мастерская располагает к комфорту и уюту, в нее хочется приходить работать, а для меня это очень важно», — говорит собеседник Forbes. По его словам, пока он «колоссально» сократил свои расходы, до 20 лари в день. Часть его трат покрывают родители. Параллельно он ищет фриланс-заказы на 3D-визуализацию, программы по которой ранее использовал для создания будущих макетов, и изучает таргетированную рекламу, чтобы иметь возможность работать в этой сфере. 

Максим рассказывает, что Otkhi ceramic factory предложила ему полноценное трудоустройство — в случае, если он «проявит себя». Об уровне заработной платы после испытательного срока он не знает. Но сомневается в том, что сможет найти в Тбилиси место с «достойной оплатой труда», на уровне 70 000–100 000 рублей. Основными барьерами Максим считает незнание грузинского языка и отсутствие у него высшего образования. Он — макетчик-самоучка. В России Максим собирался поступать на инженера строителя, но отложил эти планы из-за переезда.

Последняя очередь

По словам управляющего партнера «Лаборатории карьеры Алены Владимирской», карьерного консультанта Анны Алфимовой, трудоустроиться за рубежом людям, работающим не в диджитал-сфере, будет сложнее всего. По данным HeadHunter, пока число предложений в популярных у российских эмигрантов локациях растет только в сферах IT, PR и маркетинга. Например, в той же Грузии рост в октябре числа вакансий, связанных с PR и маркетингом, по сравнению с сентябрем составил 15%, в Узбекистане — 36%, в Азербайджане — 19%, в Казахстане — 18%. 

При этом Алфимова признает, что даже в PR и маркетинге найти работу россиянам будет непросто. Причина в том, что работающие в этой сфере люди часто заточены под локальный рынок. «В других странах свои культурные особенности, поэтому специалистов из России будут рассматривать в последнюю очередь», — объясняет она.  

С похожими трудностями столкнутся и специалисты, работа которых связана с российским законодательством, говорит Алфимова. К таким относятся финансисты, юристы, аудиторы, налоговики, перечисляет эксперт. По ее словам, им придется изучать нормы местного права, получать дополнительное образование, что может занять годы. При этом более высокие шансы на быстрое трудоустройство у специалистов с международными сертификатами, например сертификатом Британского Королевского института персонала и развития (CIPD) в случае HR-специалистов или сертификатом Британской ассоциации сертифицированных присяжных бухгалтеров (ACCA) в случае финансистов и аудиторов. 

Другая категория специалистов, которой будет сложно найти работу, — медицинский персонал, говорит Алфимова. «Врачи нужны везде, но способы подтверждения [образования и опыта] сильно отличаются в зависимости от страны. Например, в Саудовской Аравии [подтвердить квалификацию] проще, а в США, Канаде и многих консервативных странах Европы процесс долгий и сложный».  

Мнение Алфимовой подтверждает личный опыт петербургского стоматолога Виктории (предпочла не называть фамилию), которая после 24 февраля обосновалась с мужем в Турции. Она прогнозирует, что сможет выйти на работу по специальности только через «пару лет». По ее словам, на подготовку документов, подтверждение российского диплома и знания языка уйдет много времени. К примеру, ей нужно апостилировать (легализовать для признания в другой стране) российский диплом. А на это требуется минимум шесть месяцев из-за очередей в органах юстиции в Санкт-Петербурге, говорит Виктория. 

По словам Алфимовой, легче всего в таких странах, как Турция, Грузия и Армения, будет устроиться работникам из гостиничной и туристической сфер. Спросом за рубежом пользуются и представители бьюти-индустрии — стилисты и работники ногтевого сервиса, отмечает HR-специалист Анна Стороженко: «Специалисты [индустрии красоты] из СНГ, в том числе россияне, прекрасно знают свое дело, и у них нет недостатка в клиентах». 

Уйти в онлайн  

По мнению Алфимовой, один из лучших способов заработать за границей в текущих условиях — перевести работу в онлайн. Специалист может запустить онлайн-курсы, либо устроиться на удаленную работу в российскую компанию, либо консультировать людей и бизнес в дистанционном режиме. Это позволит зарабатывать, пока эмигрант адаптируется к жизни в новой стране. «Если вы хороший эксперт [в своей сфере], вы можете консультировать компании и дополнительно обучать экспертов на уровень или несколько ниже вашей текущей позиции», — советует Алфимова. 

Перевести свою работу в онлайн решил, к примеру, 30-летний ведущий массовых мероприятий Николай Егошин. Он уехал из России в январе 2022 года, чтобы провести зиму в турецком городе Каш. Но после начала «спецоперации» решил там остаться. 

 

Прежде Егошин работал на фрилансе — договаривался с подрядчиками о проведении мероприятий и получал проектную оплату. В связи с февральским решением ему пришлось отказаться от таких проектов в силу невозможности вести мероприятия дистанционно. По его оценкам, с марта по июнь он потерял 200 000 рублей, которые мог бы получить, если бы вернулся в Россию.

В Турцию Егошин поехал с небольшим запасом денег в несколько десятков тысяч рублей. Чтобы заработать, в марте он начал проводить мастер-классы по сценической речи и сторителлингу в местном коворкинге. За неделю ему удавалось провести два-три мастер-класса и заработать в сумме около 5000 рублей. Чтобы найти клиентов, он рекламировал свои услуги в личном профиле в Instagram (принадлежит компании Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена). Основная часть посетителей курсов — эмигранты из России, уточняет Егошин. 

В апреле 2022 года ведущий решил проводить мастер-классы по сценической речи в онлайн-формате, чтобы иметь возможность работать удаленно и при необходимости уезжать из страны. По собственным словам, Егошин давно думал о дистанционной работе: «Я завязан на офлайне, поэтому потерял работу в пандемию коронавируса, а потом и после переезда [в Турцию]. Работа в онлайне — более надежный вариант, чем офлайн». К тому же при офлайн-занятиях он отдавал половину дохода коворкингу, а при онлайн-формате мог оставлять все доходы себе.

Чтобы диверсифицировать доходы, параллельно с развитием онлайн-курсов Егошин вместе с россиянкой, с которой познакомился в Турции, запустил проект по аренде туристического оборудования. Для этого они вскладчину закупили недорогие походные палатки, спальники, фонарики и палки для спортивной ходьбы. Все это обошлось суммарно в 10 000 рублей. Партнеры стали вести бизнес в онлайне и рекламировать свои услуги на бесплатной основе в русскоязычном чате в Telegram «Наши в Каше» (более 8000 подписчиков). Но бизнес просуществовал недолго. «К лету спрос снизился, реклама в чате стала платной — продолжать было нецелесообразно», — поясняет предприниматель. 

В июле партнеры закрыли арендный проект с прибылью 20 000 рублей, которую разделили пополам. Тогда же Егошин уехал в Россию, чтобы оформить необходимые документы и поздравить с днем рождения маму. Однако в сентябре, после объявления частичной мобилизации, он перебрался обратно в Каш.  

 

Возвращаться в Россию Егошин пока не планирует. Он будет продолжать работу в онлайне и постепенно выходить на прежний заработок. На сегодня у него — восемь постоянных учеников, но доходы все еще ниже тех, что были в России, в три-четыре раза. Чтобы заработков хватало на жизнь, он экономит — снимает недорогую комнату и не ходит в кафе и рестораны. 

Сменить сферу  

Если перевести работу в онлайн невозможно, стоит проанализировать свои навыки и рассмотреть сферы, близкие к основной профессиональной области, советует Алфимова. Используя такую стратегию, работу за рубежом смог найти театральный актер, выпускник ГИТИСа Крис Федянин. В России он сотрудничал с несколькими театрами, в том числе с театром на Малой Бронной. Но после начала «спецоперации» уехал в Грузию. Он остановился на этой стране, так как там можно находиться без визы. К тому же там жил его лучший друг. 

Федянин улетел в начале марта на самолете до Еревана, а оттуда добрался до Тбилиси на автобусе. Искать работу он начал в российском аэропорту, прямо перед вылетом в Ереван — через группы в Facebook (принадлежит компании Meta, которая признана в России экстремистской и запрещена) и Telegram. Среди таких групп в Telegram — Tbilisi Creative People (более 3690 подписчиков), «Актеры и модели Грузии» (более 430 подписчиков) и др.

В одной из групп он наткнулся на объявление детского дома творчества для русскоговорящих детей. Там говорилось об открытии в Тбилиси детской театральной студии — Art place premier. «Они искали людей, которые хотят ходить туда [на уроки на коммерческих условиях]. Я же написал, что могу работать педагогом», — рассказывает Федянин. 

По его словам, в середине марта они договорились о сотрудничестве. А с апреля он начал работу. Федянин признается, что его заработки пока в два-три раза ниже того, что он получал в России. Хотя работа в театре плохо оплачивалась, у него были сторонние творческие проекты и рекламные заказы. «Бывало, что на одной рекламе я мог заработать на два-три месяца жизни», — говорит Федянин. Он признается, что и расходы после переезда сократились втрое: «В Грузии нет острой необходимости в московском заработке». 

 

Переучиться 

Другой вариант, доступный эмигрантам, — переучиться на другую, более востребованную за рубежом специальность, говорит Алфимова. Но он подходит тем, у кого есть финансовая подушка или поддержка родственников. По ее словам, переобучение обычно занимает несколько лет. Но наличие только сертификата об образовании не будет гарантировать трудоустройства. «Как и в России, за границей работодатели смотрят не только на образование, но и на опыт», — поясняет HR-специалист. 

По этому пути пошла петербургский стоматолог-ортопед Анна (предпочла не называть фамилию). Она уехала из России в марте 2022 года вслед за мужем-разработчиком. Пара выбрала для релокации Турцию — эту страну мужу предложила компания-работодатель.

Хотя найти работу стоматолога в Турции можно, Анна не планирует работать по специальности. Она признается, что со временем разочаровалась в своей профессии: «Первым ударом для меня стала пандемия, когда стоматологическим клиникам в России запретили работать и я оказалась без работы. А добивающим фактором стало то, что мы [стоматологи] не мобильны. Для работы в других странах нужно постоянно подтверждать дипломы, это долго и сложно».

С сентября 2022 года Анна учится на аналитика данных на бесплатных курсах, которые организовала компания мужа для членов семей сотрудников. Процесс переобучения займет полгода. После этого она планирует найти работу аналитиком в российский или зарубежной компании. По ее прогнозам, первое время у нее как у начинающего специалиста будут низкие доходы. Но это ее не смущает: «Я готова начинать работать за самую минимальную зарплату — так же было в стоматологической сфере. А дальше все будет зависеть от того, как я работаю: как и в стоматологии, чем больше делаешь, тем больше зарабатываешь».

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+