К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Наш канал в Telegram
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях
Подписаться

Новости

Судьба нерезидента: главные налоговые и валютные проблемы при работе из-за рубежа

Фото Getty Images
Фото Getty Images
В 2022 году часть россиян переместилась за границу по собственному желанию или по инициативе работодателей. Помимо неизбежных в случае переезда в другую страну бытовых сложностей, россиянам приходится также решать правовые вопросы, связанные с оформлением трудовых отношений, налогами и валютным регулированием при расчетах за рубежом. Дмитрий Кириллов, преподаватель образовательной платформы Moscow Digital School и советник юридической фирмы Lidings, рассказывает, какие проблемы могут возникнуть при дистанционной работе за пределами России и как их можно решить

Оформляем трудовые отношения

Представьте себе, что день работодателя начинается со звонка от работника, который переехал в Турцию, Казахстан, ОАЭ и говорит: «Здравствуйте, я здесь на некоторое время, давайте как-нибудь оформим это». Такие звонки стали довольно частыми после начала «спецоперации»* в феврале 2022 года. Возможен и другой сценарий — сообщение от работодателя: «Мы закрываем один из офисов в России, но вы очень ценные сотрудники, и мы готовы оплатить ваше проживание и работу в другой стране». Не каждый будет рад таким резким переменам в своей жизни, но если все стороны готовы к новому формату отношений, ничего катастрофического не произойдет. Главное — юридически грамотно оформить подобные отношения. 

Для оформления режима дистанционной работы нам потребуется трудовой договор или дополнительное соглашение к уже существующему договору. Важно отметить, что такой режим работы не является чем-то необычным для российского законодательства, поскольку ему посвящена отдельная глава 49.1 Трудового кодекса РФ.

Однако следует помнить, что Минтруд последовательно выступает против оформления дистанционной работы за рубежом, поскольку работодатель якобы не сможет обеспечить такому работнику охрану труда. В связи с этим Минтруд предлагает оформлять такие отношения гражданско-правовым договором, например, как указано в Письме Минтруда № 14-2/ООГ-5755 от 09.09.2022.

 

Эта позиция ведомства кажется несколько странной, поскольку при дистанционной работе из дома в России у работодателя есть точно такие же возможности (точнее, их нет) обеспечить безопасность и охрану труда, как и при работе за границей. В отношении охраны труда дистанционных работников закон не требует от работодателя многого. Например, работодателю нужно ознакомить дистанционных работников с требованиями охраны труда при работе с оборудованием, обеспечить обязательное социальное страхование работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и тому подобное.

В то же время Минфин России спокойно относится к таким отношениям и многократно комментировал вопросы налогообложения именно для таких работников как свершившийся факт (например, письмо Минфина № 03-04-06/27827 от 14.04.2021). Это, однако, не отменяет риска, что подразделения Минтруда могут попытаться привлечь работодателя к административной ответственности за нарушение трудового законодательства. Например, одно такое дело дошло до Верховного суда Республики Башкортостан. Государственная инспекция труда пыталась оштрафовать работодателя за допуск директора и работников к исполнению трудовых обязанностей без прохождения в установленном порядке обучения и проверки знаний требований по охране труда. Суд постановил, что в отношении дистанционных работников Трудовой кодекс предусматривает только ознакомление с требованиями охраны труда, но не обучение и проверку знаний.

 

В связи с этим, по моему мнению, отсутствие в трудовом соглашении или в дополнительном соглашении к нему о дистанционной работе упоминания о работе именно из-за рубежа снижает также и регуляторный риск для работодателя. Само по себе отсутствие упоминания о работе за рубежом нигде не указано как нарушение. 

Налоговые и валютные: разбираемся в резидентах

Последствия как для уехавшего за рубеж работника, так и для его работодателя закон во многом связывает с понятием «резидент». По сути, это статус человека или организации по отношению к какому-либо государству, на основании которого у резидента возникают определенные обязанности в этой стране. Бывают налоговые и валютные резиденты — важно помнить, что это не одно и то же.

Статус налогового резидента влияет на две вещи: как будут облагаться доходы работника налогом на доходы физических лиц, и будет ли работодатель его удерживать как налоговый агент. Если работник находиться в России не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев, он будет налоговым резидентом РФ (п. 2 ст. 207 Налогового кодекса РФ). Обратите внимание, что закон говорит не о календарном годе, а о произвольных 12 месяцах, например с 5 марта 2022 года до 5 марта 2023 года. При этом дни выезда и приезда включаются в эти 183 дня в России.

 

Если за 12 месяцев человек выехал из России для краткосрочного (менее шести месяцев в совокупности) лечения или обучения, срок его пребывания в России — и российское налоговое резидентство — не прерываются. В свою очередь, иностранный гражданин, постоянно живущий в России, также может являться налоговым резидентом нашей страны.

И наоборот: если человек больше 183 дней за 12 месяцев подряд провел за рубежом, значит, он перестал быть налоговым резидентом России.

Может ли возникнуть ситуация, когда в течение 12 месяцев человек будет находиться, скажем, в трех или четырех странах и нигде не проведет больше 183 дней? Да, такое возможно. Значит ли это, что у такого человека ни в одной стране не будет налоговых обязательств? Не обязательно.

Между многими странами заключены соглашения об избежании двойного налогообложения и в них (обычно в статье 4 — почти все соглашения заключены по модельной конвенции) имеются правила, как в такой ситуации определять резидентство. Такие правила есть, например, в соглашении между Россией и Турцией от 15 декабря 1997 года и в соглашении между Россией и Таиландом от 23 сентября 1999 года. Обычно в резидентство определяется тем, в какой из стран у человека есть постоянное жилье. Даже если у постоянного жилья нет ни в одной стране, определяющее значение может иметь так называемый центр жизненных интересов — наиболее тесные личные и экономические связи.

На самом деле такая свобода от налоговых обязательств может оказаться мнимой и доставлять неудобства. Например, сколько-нибудь серьезные банки с подозрением относятся к таким «кочевникам». Решением в такой ситуации может стать обслуживание в менее известных банках, которые позиционируют себя как «дружественные к цифровым кочевникам» (digital nomad friendly), но эти банки имеют свою специфику — например, полностью цифровое обслуживание.

 

Теперь поговорим о другом виде резидентов — о валютных. Закон о валютном регулировании и валютном контроле также определяет резидентство для своих целей, но делает это иначе, чем Налоговый кодекс (пп. 6 п. 1 ст. 1 Федерального закона № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»). По общему правилу, валютным резидентом является гражданин Российской Федерации, независимо от того, где и сколько времени он провел за рубежом. Также валютными резидентами признаются иностранные граждане и лица без гражданства, если они постоянно проживают в России на основании вида на жительство. Статус валютного резидента России означает, что к таким лицам применяются ограничения, предусмотренные российским валютным законодательством (например, на переводы друг другу в иностранной валюте за рубежом).

В то же время валютное законодательство предусматривает статус так называемых «мягких» валютных резидентов — это люди, срок пребывания которых за пределами российской территории в течение календарного года в совокупности составляет более 183 дней. Обратите внимание, что для налогового резидентства учитываются 12 произвольных месяцев, следующих подряд, а для валютного — календарный год, то есть период с 1 января по 31 декабря.

Для «мягких» валютных резидентов некоторые ограничения сняты — например, они не обязаны подавать ежегодные отчеты о движении средств по счетам в иностранных банках и могут рассчитываться друг с другом за рубежом.

Валютное резидентство не является уникальным российским изобретением, можно вспомнить, например, ЮАР и Малайзию. Однако если в налоговом законодательстве вопрос двойного резидентства может быть разрешен соглашением об избежании двойного налогообложения, то по валютным вопросам таких соглашений нет и теоретически человек может быть признан валютным резидентом в нескольких странах — с соответствующими ограничениями.

 

Декларируем и платим налоги

Российское налоговое законодательство имеет любопытную особенность — оно считает, что, если человек работает на российскую компанию из-за рубежа и получает от нее вознаграждение, то это доход от источника за пределами Российской Федерации.

В этой ситуации, согласно пп. 3 п. 1 ст. 228 НК РФ работник, покинувший Россию, должен самостоятельно декларировать свои доходы и уплачивать с них налоги. Если в обычной ситуации работодатель выступает налоговым агентом работника — удерживает из его дохода НДФЛ и перечисляет его в бюджет, то дистанционный работник за рубежом должен по итогам календарного года понять для себя, налоговым резидентом какой страны он в итоге оказался. Если он остался российским налоговым резидентом, до 30 апреля следующего года он должен подать налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ и до 15 июля того же года уплатить налог в российский бюджет. Если он оказался налоговым резидентом другой страны, ему придется декларировать доход и уплачивать подоходный налог в этой стране, иначе вопросы могут возникнуть уже у иностранных налоговиков.

Однако это правило не применяется к директорам российских компаний. Если они управляют компанией из-за рубежа, это все равно считается российским источником дохода. В таком случае работодатель продолжает удерживать из их дохода налог и при каждой выплате перечислять его в российский бюджет. При этом по действующему законодательству, налоговое резидентство все еще нужно учитывать и после того, как директор провёл за рубежом более 183 дней, НДФЛ придется удерживать из его доходов по ставке не 13% или 15%, а 30%.

Важно предупредить работника обо всех этих нюансах — возможной утрате российского налогового резидентства, необходимости самостоятельной декларации и уплаты налогов, а также обязанности сообщить работодателю о времени нахождения за рубежом. Эту информацию можно включить в дополнительное соглашение к трудовому договору или в политику компании, которую работник должен подписать. Также стоит предупредить работника о том, что в стране его пребывания могут быть особенности миграционного законодательства, например необходимость получать рабочую визу или разрешение на работу даже при дистанционной работе на иностранную компанию.

 

Учитывая опыт массовой релокации в прошлом году, государство рассматривает вопрос о возвращении доходов дистанционных работников в Россию, даже если они утратили налоговое резидентство. В Госдуму был внесен законопроект, который предлагает признать российским доход дистанционных работников и фрилансеров, работающих из-за рубежа на российских работодателей и заказчиков. При этом предлагается установить стандартные ставки НДФЛ 13% или 15% для таких доходов, даже если получатель дохода утратил российское налоговое резидентство. Если эти изменения будут внесены в Налоговый кодекс, то релоканты не будут страдать от двукратного увеличения НДФЛ. 20 июня он был одобрен в первом чтении.

Снижаем риски валютных штрафов

Из-за ограничений на использование российских банковских карт за границей российские граждане, работающие удаленно, были вынуждены открыть счета и получить карты в местных банках. В результате, люди, привыкшие переводить друг другу небольшие суммы для бытовых расчетов в стиле «кинь мне на карту», могут ненароком нарушить валютное законодательство.

Суть проблемы заключается в том, что согласно общим правилам, расчеты между валютными резидентами (мы помним, что здесь важно гражданство, а не срок пребывания за рубежом) с использованием иностранных банковских счетов запрещены, за исключением случаев расчетов между близкими родственниками или «мягкими» валютными резидентами. В противном случае, такие расчеты могут быть признаны незаконными валютными операциями, за которые предусмотрен административный штраф в размере 20-40% от суммы операции. Поскольку при таком переводе денег далеко не все проверяют, является ли получатель «мягким» валютным резидентом, риск может возникнуть практически на ровном месте — например, если «мягкий» валютный резидент переводит деньги обычному «жесткому» валютному резиденту. 

Штраф в некоторых случаях можно снизить (например, если нарушение связано с зарубежными санкциями или имеются смягчающие обстоятельства, такие как раскаяние и добровольное возмещение ущерба), однако лучше заранее изменить привычные модели поведения при расчетах за рубежом. Например, «жестким» валютным резидентам стоит избегать бытовых переводов со своих зарубежных счетов на зарубежные счета других резидентов, а «мягким» валютным резидентам лучше перед таким переводом убедиться, что получатель также является «мягким» резидентом или нерезидентом.

 

В любом случае стоит помнить, что переезд на удаленную работу за границу — это серьезный шаг, который меняет финансовый климат для релокантов. Поэтому важно тщательно изучить все ограничения и своевременно оформить необходимые документы с работодателем.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением», либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Мы в соцсетях:

Мобильное приложение Forbes Russia на Android

На сайте работает синтез речи

иконка маруси

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06

На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети «Интернет», находящихся на территории Российской Федерации)

Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2024
16+