CB Insights: 369 американских технологических компаний близки к проведению IPO

Главные тенденции мирового венчурного рынка — в галерее Forbes

Аналитическая компания CB Insights проанализировала главные тренды мирового венчурного рынка и назвала 369 компаний, которые, возможно, выйдет на IPO в 2017 году.  Для оценки текущего финансового состояния компаний и перспективности инвестиций в них аналитики используют собственный аналитический алгоритм Mosaic, который учитывает показатели эффективности работы компании, успехи ее предыдущих инвесторов, нишу, в которой развивает бизнес та или иная фирма, ее стратегию, достижения ее топ-менеджмента и другие параметры. CB Insights проводит исследование в пятый раз: в прошлом году число компаний, которые могли выйти на биржу в 2016 году, составило 531, а действительно начали торговать ценными бумагами на бирже или были поглощены  крупными компаниями только 31 компания.  Компании, которые упомянуты в прогнозе CB Insights на 2017 год как кандидаты на роль новых публичных игроков,  начиная с 2000 года суммарно привлекли $86,2 млрд  от венчурных инвесторов, в рамках около 2000 сделок.  Капитализация большинства компаний в списке на 2017 год прошла отметку в $100 млн.  86 из них выбились в ряды «единорогов» (компаний с капитализацией в более $1 млрд).    

Венчурный рынок все активнее раздувается в течение последних лет. Только 24 компании  из 369 упомянутых  (7%)  получили финансирование раньше 2005 года.   Половина компаний в перечне CB Insights получили средства в течение пяти последних лет, 62%  - в течение последних шести лет.  В целом 58 компаний (37%)  привлекли венчурные инвестиции не ранее чем в 2012 году.  А 2015 год оказался пиковым для венчурного рынка. Например, в 2015 году  в венчурных проектах  активнее участвовали и фонды взаимных инвестиций (в том числе T. Rowe Price и Fidelity Investments)  — 16 сделок за рекордный второй квартал 2015 года  против трех во втором квартале 2016 года и шести в третьем квартале 2016 года.  В 2015 году максимальными оказались и суммарный объем финансирования для стартапов (почти $30 млрд),  и число венчурных сделок свыше $100 млн (77 сделок), и количество профинансированных компаний-«единорогов» (40 компаний).   В  прошедшем году инвесторы были менее активны: общая сумма инвестиций в венчурные проекты упала до $21,8 млрд (на 28%), количество мегараундов уменьшилось до 41 (на 47%) и только 12 «единрогов» закрыли венчурные сделки (на 70% меньше).  

Вопросом о том, куда исчезли IPO технологических компаний, профессор университета Флориды Джей Рифтер  задался еще  в 2012 году: согласно отчету Рифтера и его коллег для SEC, с 1980 года по 2001 год ежегодно на IPO 311 компаний, а с 2001 года по 2011 год — только 99 компаний каждый год.   За прошедшие двадцать лет  вырос возраст компаний, выходящих на IPO,  а также венчурные инвесторы стали активнее продавать стартапы стратегическим партнерам, а не выводить их на биржу.  Доля малых фирм (с оборотом в менее $50 млн за год), не ставших прибыльными (с отрицательным показателем EPS, прибыли на акцию), выросла с около 20%  в 1980 году до более чем 60% в 2009 году, пишет Рифтер. Доля убыточных для малых фирм IPO тоже выросла. С 1980 по 2001 год при трехлетней стратегии«покупать и держать» доходность инвестиций в акции ставших публичными стартапов достигала почти 10%, то в период с 2001 по 2009 года при той же стратегии показатель возвратности инвестиций уже становился отрицательным (стремился  -10%).  Исследователи пришли к выводу, что с десятилетиями изменились сами принципы развития новых фирм, их бизнес-модели и их работа с инвесторами: экономия на структуре производства и быстрая скорость захвата рынка приобрели исключительную важность для стартапов. Рифтер приводит аналогию: точно так же устаревает семейное владение фермами: с ростом необходимых инвестиций в оборудование и сельскохозяйственные работы, хозяйства не передаются по наследству, а выкупаются новыми владельцами, которые впоследствии объединяют усилия и увеличивают ферму в площади и масштабе.  Сам инструмент семейного наследования ферм — без изъянов, просто оптимальный масштаб хозяйств изменился. То же самое произошло и с  новыми компаниями.

Что изменилось за прошедшие шесть лет? Компании по-прежнему слишком долго не выходят на IPO: если в 1999 году средний возраст компании, выходящей на IPO, не превышал четырех лет, то к 2014 году  этот показатель составил 11 лет. При этом оценки компаний продолжают расти. С 2004 по 2015 года на IPO вышли 35 ИТ-компаний, но только шесть из них стоили более $10 млрд до первичного размещения акций. Остальным понадобилось в среднем более восьми лет, чтобы приблизиться к такой оценке. Сегодня список «декакорнов» (именно так стали называть «единорогов» c десятью «рогами» — компании с оценкой более  $10 млрд), включает 11 компаний: его возглавляет Uber  с оценкой  в $62 млрд, а замыкают —  сеть коворкингов WeWork, китайская финтех-компания LuFax и сервис для работы с данными в «облаке» Dropbox.  Торопятся ли «декакорны» на биржу? Основатель Uber Трэвис Каланик в интервью CNBC весной 2016 года говорил о возможном IPO своей компании со словом «вряд ли».  

Лей Цзюнь, глава Xiaomi, второго «декакорна» с капитализацией в $45 млрд, говорил о планирующемся первичном публичном размещении акций в ближайшие годы, но теперь сдвинул срок до 2025 года. Сбудутся ли обещания руководителей Airbnb ($25,5 млрд капитализации)  и Snapchat ($16 млрд), заявивших о планах на IPO в 2017 году?