Код независимости: как Лукашенко снижает зависимость Белоруссии от России через цифровую экономику

Фото Сергея Гудилина для Forbes
В 2005 году в Белоруссии был создан Парк высоких технологий Фото Сергея Гудилина для Forbes
Александр Лукашенко пытается снизить влияние России на Белоруссию, развивая цифровую экономику. И у него получается. Доля высоких технологий в ВВП страны достигла 6,5%. В России эта доля колеблется в районе чуть выше 5%.

В чистом и аккуратном Минске самые желанные жители — сотрудники высокотехнологичных компаний. Их здесь уже 60 000, и цифра эта стремительно растет. Они молоды, хорошо обеспечены и не слишком привередливы. Программисты «делают кассу» многочисленным ресторанам и кафе, клубам и барам, обеспечивают городу спрос на недвижимость. В 2019 году 60% коммерческой недвижимости в городе занимали IT-компании, риелторы говорят, что найти качественный офис в Минске очень сложно. Нормативный и налоговый рай, созданный властями для компаний и людей из IT-индустрии, привлекает в страну заказы международных гигантов, создает условия для быстрого роста собственных многочисленных стартапов и увеличивает вклад высоких технологий в ВВП. Forbes разобрался в белорусском цифровом чуде.

Точка силы

Главная площадка белорусских высоких технологий располагается по пути из аэропорта в Минск, на самой окраине города. Это ничем не примечательная многоэтажка, окруженная бескрайними автомобильными парковками. В ней находится государственное учреждение — Администрация Парка высоких технологий (ПВТ) и IT-компании-резиденты, арендующие в здании офисы. Парк был создан в 2005 году специальным декретом президента Белоруссии Александра Лукашенко, чтобы создать комфортные условия для разработки софта и IT-технологий и повысить конкурентоспособность экономики.

«В начале нулевых тему IT в стране никто не воспринимал — было много других проблем, надо было поднимать сельское хозяйство. Тогда же лопнул пузырь доткомов, и казалось, что будущего у IT нет, — рассказывает один из главных инициаторов создания ПВТ и его первый директор Валерий Цепкало. — Мне потребовалось полтора года на то, чтобы убедить власти изменить законодательство. Хотелось создавать не только виртуальный парк, но и инфраструктуру, которая работала бы как точка притяжения. И молодые специалисты не уезжали бы за границу».

Под новый проект правительство отдало недостроенное здание и выдало кредит на $300 000. «Заем был недешевый, но позволил запуститься: арендовать здание, купить мебель, платить зарплату, создать сайт и так далее. В нынешнем виде парк был создан за 10 лет», — говорит Цепкало.

По его словам, в 2005 году вся белорусская IT-отрасль экспортировала продукции на $14 млн, причем поставки шли в основном от предприятий ВПК. Валерий Цепкало руководил ПВТ 12 лет, за это время экспорт резидентов парка вырос до $1 млрд. В 2019 году он достиг $2 млрд, на $500 млн больше, чем годом ранее. В начале 2020 года министр экономики Белоруссии Дмитрий Крутой заявил, что IT-сектор по своему влиянию на экономику сравнялся с сельским хозяйством, транспортной отраслью и производством строительных материалов. Доля высоких технологий в ВВП достигла 6,5%. В России, по данным Российской ассоциации электронных коммуникаций, доля цифровой экономики в ВВП в 2018 году составила 5,1%.

В ПВТ зарегистрировано более 750 компаний. Его резиденты освобождены от всех корпоративных налогов: налога на прибыль (18%) и НДС (20%), у них особая форма исчисления взносов в Пенсионный фонд, сотрудники платят подоходный налог по пониженной ставке (9% вместо 13%).

Резидентам облегчена процедура найма иностранных граждан — получение виз на въезд для работы в ПВТ им не требуется. Льготный режим парка должен сохраняться до 2049 года. «Это проект президента, что гарантирует стабильность работы бизнеса в парке, а кроме того, это избавляет администрацию ПВТ от бюрократии», — рассказывает Кирилл Залесский, руководитель международного направления ПВТ.

IT-сектор по своему влиянию на экономику сравнялся с сельским хозяйством, транспортной отраслью и производством строительных материалов. Доля высоких технологий в ВВП достигла 6,5%
IT-сектор по своему влиянию на экономику сравнялся с сельским хозяйством, транспортной отраслью и производством строительных материалов. Доля высоких технологий в ВВП достигла 6,5%

Среди компаний парка есть продуктовые (разрабатывают собственный софт и продают большому количеству заказчиков), аутсорсинговые (создают софт под конкретного заказчика) и R&D-центры (исследования и разработки) иностранных компаний.

Например, в парке работает американская публичная компания EPAM стоимостью $12,5 млрд (торгуется на Нью-Йоркской фондовой бирже) — крупнейший разработчик заказного ПО с 11 000 сотрудников, а также компания «Гейм Стрим» — разработчик одной из самых популярных в мире игр World of Tanks с 2500 программистами и администраторами.

Парк изначально создавался именно для аутсорсинговых компаний, однако сейчас растет количество продуктовых. Около 90 резидентов — R&D-центры иностранных компаний. Им выгоднее открыть здесь офис, собрать людей, платить им зарплату и вывозить отсюда результаты труда, считает Залесский. По данным ПВТ, крупнейшие рынки сбыта для резидентов парка — Европа (46%) и США (45%).

Часто иностранные делегации приезжают посмотреть на работу парка, для них на входе есть даже отдельный турникет. В июле 2019 года здесь побывал глава Сбербанка Герман Греф, в июне — тогдашний вице-премьер российского правительства Максим Акимов, курирующий нацпрограмму по цифровой экономике. Грефу показали голографическую систему 3D-видео, Акимов протестировал белорусский виртуальный мотоцикл.

В парке выросло уже несколько известных проектов. В 2014 году созданное белорусами картографическое приложение Maps.me приобрела российская Mail.ru Group миллиардера Алишера Усманова. В том же 2014 году 100% акций Viber Media за $900 млн купила компания Rakuten японского миллиардера Хироси Микитани. R&D-центры Viber Media по-прежнему находятся в Белоруссии. Через год основатели Viber Media Тальмон Марко и Игорь Магазинник стали соучредителями сервиса вызова такси Juno, который в 2017 году за $200 млн приобрела компания Gett. В 2016 году Facebook выкупил белорусскую компанию Masquerade Technologies — разработчика сервиса для наложения масок на лица в реальном времени. Основатели стартапа Евгений Невгень, Сергей Гончар и Евгений Затепякин переехали в лондонский офис Facebook. Резидентам парка необязательно открывать офис в главном здании ПВТ, они могут работать где угодно, даже в глухой белорусской деревне (если есть интернет). В 2019 году за пределами Минска располагалось 80 компаний-резидентов ПВТ, общий штат их сотрудников превышал 4000 человек.

Белорусский медиаресурс об IT-индустрии Dev.by создал проект по привлечению программистов в Белоруссию. Один из его основателей Артем Концевой говорит, что пока компаниям сложно уговорить сотрудников на переезд в Минск. «Нам хотелось давать ответы на вопросы: зачем приезжать и что происходит в белорусском IT», — рассказывает Концевой. По его мнению, иностранцев должна привлекать возможность работы в проектах, ориентированных на мировой рынок, а также относительно расслабленная жизнь в Минске. «Минск как IKEA: ничего роскошного, но все находится рядом, не нужно тратить много времени, чтобы доехать до работы, город чистый и безопасный, — говорит Концевой. — Зарплаты сравнимы с Москвой и Санкт-Петербургом, в Минске на эти деньги можно позволить себе более высокий уровень жизни».

В первом полугодии 2019 года средняя зарплата сотрудников компаний-резидентов составляла $2400, в конце 2018 года — $2200. Из 60 000 сотрудников компаний-резидентов — около 2000 иностранцы, в основном из России, Украины и Казахстана.

Сельхозтех

Офис резидента ПВТ, белорусского стартапа OneSoil расположен в центре Минска, недалеко от площади Ленина в современном бизнес-центре с казино Slots на 1-м этаже. В соседнем здании находится легендарное казино «Шангри-Ла», переехавшее из Москвы после запрета игорного бизнеса в России. Компанию, разработавшую на анализе спутниковых снимков и алгоритмах машинного обучения приложение и онлайн-платформу для успешного земледелия, создали в 2014 году Вячеслав Мазай, Всеволод Генин и Александр Яковлев. В 2017 году компания привлекла $500 000 инвестиций от венчурного фонда Haxus бывшего вице-президента Mail.ru Group Юрия Гурского, сооснователя Maps.me Юрия Мельничка и сооснователя Epam Леонида Лознера. Основные пользователи OneSoil находятся в Европе и Америке. У компании 150 000 зарегистрированных пользователей, приложение анализирует 28 млн га фермерской земли. Для сельхозпроизводителей анализ делают бесплатно (в обмен на данные, которые они предоставляют). Монетизация происходит за счет структур, которые хотят получить доступ к аналитике. Среди них есть банки, которые хотят оценить возможности фермеров по возврату кредитов, производители химических удобрений.

Резиденты ПВТ могут работать где угодно, лишь бы был интернет
Резиденты ПВТ могут работать где угодно, лишь бы был интернет

Вячеслав Мазай рассказывает, что стать резидентом парка было несложно. На начальном этапе, когда у компании не было денег на аренду, ПВТ даже предоставил им бесплатный офис. Из 32 сотрудников компании четверо россиян и один украинец, больше иностранцев нет. «Мы не платим сотрудникам заоблачные деньги. У нас в компании работают ребята, которым нравится проект, — говорит Мазай. — Но зарплаты у айтишников в Беларуси сильно выше средних по стране. Средняя зарплата — около $500, а у разработчиков сразу после университета она может составлять от $800 до $1500».

Мазай признает, что компании проще получить западные инвестиции, если физически она находится в Калифорнии или Европе, поэтому многие открывают там головной офис. «Но в Беларуси хорошие условия для разработки: хорошая базовая школа, относительно дешевая рабочая сила, при этом здесь мы можем платить чуть больше из-за налоговых льгот», — резюмирует он.

По мнению Валерия Цепкало, продуктовая компания рано или поздно открывает головной офис там, где формирует основную прибыль. И связано это с пожеланиями не только инвесторов, но и налоговых органов. «Как только ты начнешь много зарабатывать, налоговые службы попросят тебя платить корпоративный налог в США и Евросоюзе», — объясняет он.

В парке зарегистрировано более 750 компаний
В парке зарегистрировано более 750 компаний

 

АЭС для майнинга

Еще одна важная составляющая белорусского IT-чуда — криптоэкономика. В декабре 2017 года Лукашенко подписал декрет «О развитии цифровой экономики», создавший правовую основу для оборота криптовалют. В ноябре 2018 года наблюдательный совет ПВТ утвердил документы, регулирующие новое направление цифровой экономики.

Двенадцатого апреля 2019 года Лукашенко приехал в Парк высоких технологий, чтобы ознакомиться с последними достижениями. Представитель недавно открытой криптобиржи с радостью рассказал президенту об успехах: «Сорок тысяч клиентов в очереди, через этот инструмент можно приводить в страну деньги из мира, там море денег!» — «Живые доллары и евро? — уточнил президент и, получив утвердительный ответ, продолжил: — Я в этом кровно заинтересован. Мы страна, не избалованная углеводородами, я это понимал, надо было уходить в другую сферу, чтобы обеспечить независимость. Захотели вы криптобиржу, майнинги, прочие фермы… Подождите, атомную станцию введем, излишек электроэнергии я там оставил. Построим фермы и будем майнить эти биткоины и продавать будем». Лукашенко пообещал взять «айтишников» под личную опеку: «Я вас поддерживал и буду поддерживать. По сути, вы дети мои».

Первая в СНГ криптобиржа currency.com была запущена в январе 2019 года в Минске российским предпринимателем Саидом Гуцериевым, сыном миллиардера Михаила Гуцериева, и белорусским венчурным инвестором, основателем компании VP Capital Виктором Прокопеней. В июне 2019 года месячный оборот биржи достиг $205 млн.

Из 60 000 сотрудников компаний- резидентов — около 2000 иностранцев
Из 60 000 сотрудников компаний- резидентов — около 2000 иностранцев

Именно Прокопеня считается инициатором и создателем декрета, открывшего Белоруссию для криптовалют. «Самое главное, что делает государство, — гарантирует спокойствие и определенность IT-бизнесу, — объясняет он в интервью Forbes. — Государство заявляет, что IT — ключевое направление развития для страны, условия меняться не будут, а силовики смогут устраивать проверки только с разрешения администрации парка. Это важнее, чем льготы и простота ведения бизнеса».

Самая большая проблема для растущей IT-индустрии Белоруссии — нехватка программистов. В 2019 году ПВТ и сообщество компаний IT-сектора запустили программу по созданию в белорусских школах STEM-центров — образовательных классов с применением высоких технологий. Детей в них бесплатно будут учить программированию, робототехнике, 3D-моделированию. В 2019 году было открыто два десятка STEM-центров, в 2020 году планируется запустить еще сто. В октябре 2019 года Александр Лукашенко поддержал предложение о создании IT-вуза, его учредителями станут ПВТ, резиденты парка, Белорусский государственный университет и Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники.

В 2019 году резидентами парка стали более 320 компаний. По оценке премьера Сергея Румаса, Белоруссия по экспорту софта на душу населения уже занимает одно из ведущих мест в Восточной Европе и СНГ. Можно ли применить белорусский опыт развития цифровой экономики в России? «Нам бы хотелось, чтобы и в России было что-то подобное, — говорит Виктор Прокопеня. — Ведь нефть и газ только ссорят людей, а на основании технологий и науки можно дружить. Хотя не все страны понимают и одобряют международную политику России, поэтому иностранцы все реже готовы инвестировать в российские IT».

Дополнительные материалы

10 примет времени, перевернувших нашу жизнь