Что не так с требованием мэрии Москвы сообщать данные о сотрудниках на удаленке и как его выполнить

Фото Агентство «Москва»
Фото Агентство «Москва»
С 12 октября работодатели в Москве обязаны сообщать мэрии номера телефонов, автомобилей, карт «Тройка» и «Стрелка» сотрудников, которые работают удаленно. Эти требования нарушают Трудовой кодекс и закон о защите персональных данных, а проверить, ходит ли сотрудник в офис или работает из дома, можно не запрашивая информацию о нем.

6 октября вышел указ мэра Москвы Сергея Собянина, который обязывает все организации и предприятия в городе перевести не менее 30% сотрудников на удаленный режим работы. При этом с 12 октября работодатели должны отправлять в мэрию сведения о таких сотрудниках, включая номера их мобильных телефонов, регистрационные номера автомобилей, номера социальных карт, а также карт «Тройка» и «Стрелка». Заполненную таблицу с данными работодатель должен предоставить в электронном виде на сайте мэра и правительства Москвы. Если компания не предоставит сведения или предоставит их в неполном объеме, ей грозит штраф или приостановка деятельности. Forbes опросил юристов, правозащитников и специалиста по анализу больших данных о том, законны ли эти требования и как предпринимателям избежать ответственности за раскрытие персональных данных.

Это законно?

С точки зрения международной практики указ Собянина вызывает большое количество вопросов: это необоснованные меры слежения и нарушение права на приватность, говорит сооснователь проекта «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян. Об этом же говорится в решении Европейского суда юстиции в Люксембурге, вынесенном на днях: «Государства не должны собирать излишнее количество персональных данных под предлогом борьбы с COVID-19».

С точки зрения российского закона – указ принят, но он противоречит 152-ФЗ «О персональных данных», гарантирующего обеспечение прав и свобод человека при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Кроме того, есть определенные коллизии с трудовым законодательством, добавляет Дарбинян. «Несмотря на то, что Собянин обязует всех эти данные собрать и предоставить, у работодателей и работников нет обязанности это делать. Поэтому работодатели вполне могут ссылаться на то, что информация, которую требует предоставлять указ, у них отсутствует», — говорит Дарбинян. По его словам, работник не обязан называть работодателю даже номер мобильного телефона, не говоря уже о регистрационных номерах своего личного автомобиля, транспортных картах и т.д. 

С ним согласна адвокат «Агоры» Валерия Аршинова. По ее словам, требования из нового указа мэра «не совсем законны». Трудовой кодекс позволяет работодателю собирать персональные данные работников для реализации трудовых функций и обеспечения безопасности, но здесь идет речь о передаче этих данных третьим лицам, а для этого уже нужно согласие работника, говорит она. Кроме того, в указе не сказано, для каких целей будут использованы эти данные. Указ мэра не федеральный, поэтому его юридическая сила ниже, чем у закона о персональных данных и Трудового кодекса, подчеркивает адвокат «Агоры». 

Вы уверены, ведь у нас эпидемия? 

По общему правилу использование персональных данных действительно возможно лишь с согласия их обладателя, но закон содержит исключения, говорит партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Екатерина Тягай. Они вступают в силу, когда использование данных необходимо для реализации задач в области госуправления и выполнения исполнительными органами власти своих обязанностей.

Учитывая, что определенные полномочия в области защиты населения возложены и на мэра Москвы, то формально требования, которые содержатся в указе, законны, поскольку основная цель предоставления персональных данных в этом случае – профилактика ухудшения эпидемиологической ситуации, указывает Тягай. При этом есть вопросы к наличию прямой взаимосвязи между такой профилактикой и использованием данных, признает она. Тем не менее, если работодатели не станут исполнять положения указа, то их действия потенциально могут быть расценены как административное правонарушение, предупреждает Тягай.

Что делать бизнесу, ведь мэрия грозит штрафами?

Для бизнеса лучшим решением было бы отправлять отчеты, чтобы не получить штраф, но в этих отчетах указывать, что работники не предоставили информацию, считает сооснователь «Роскомсвободы». Если работодатель все-таки решит предоставлять эти данные мэрии, то это будет иметь последствия и для компании, и для работников, говорит Дарбинян. Сотрудники могут подать в суд на своего работодателя за нарушение их права на охрану тайны частной жизни, а работодатель может получить штраф в случае, если выяснится, что удаленный сотрудник посещает офис, предупреждает он. «Поэтому в любом случае мы никому не рекомендуем предоставлять эти данные и будем обжаловать этот указ Собянина, требовать признать его незаконным и противоречащим федеральному законодательству», — заверил он.

Для того, чтобы себя обезопасить, работодателю нужно правильно оформить документы, говорит адвокат «Агоры» Валерия Аршинова. Разослать сотрудникам требования о предоставлении данных, получить либо отказ, либо согласие: если сотрудник отказался, то в табличках, отправляемых в госорганы, указать, что они не могут предоставить данные по этой причине, объясняет Аршинова. В таком случае не будет нарушен ни Трудовой кодекс, ни закон о персональных данных, уверяет она. 

Если предоставить отчет с отказом сотрудников, что будет?

В форме предоставления сведений, которая является приложением к новому указу, есть пометка «при наличии», говорит ведущий юрисконсульт КСК ГРУПП Ирина Михеева. Работодатель не обязан проверять наличие проездных документов или автомобиля и проводить мероприятия по поиску их номеров, добавляет она: такой обязанности в законодательстве не существует. Также нет нормы о наказании работника за непредоставление этих сведений, отметила Михеева. Она подчеркивает, что работодатель не обязан следить за сотрудниками на удаленке, если те решат выйти из дома. Некоторые сотрудники не привязаны к графику – им главное не отсидеть часы, а выполнить задачу, продолжает Михеева, указ мэра не учел эти и многие другие нюансы. «Возможно, целью было психологическое давление, чтобы заставить часть людей работать изолированно», — рассуждает она.

Кроме того, у работников может быть не одна карта, не один автомобиль и не один телефон. Автомобилем может пользоваться другой человек, например, член семьи. Есть компании, которые работают по графику – определенные дни работает из дома одна часть сотрудников, затем другая, рассуждает Михеева. «Много нюансов, которые могут привести к наказанию компании, если проверяющие подойдут формально, а, как правило, формальность — одна из характерных черт чиновников», — предупреждает она.

Как продление школьных каникул в Москве и страх перед повторным карантином увеличили спрос на отдых на море

А если вообще ничего не сообщать мэрии? 

Если не подать в мэрию сведения о сотрудниках, работающих на удаленке, это может привести к предупреждению или административному штрафу, предусмотренному статьей 20.6.1. КоАП РФ «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения», говорит Михеева. Для граждан размер штрафа составляет от 1000 до 30 000 рублей, для должностных лиц — от 10 000 до 50 000 рублей, для предпринимателей — от 30 000 до 50 000, для юрлиц — от 100 000 до 300 000 рублей. Но если работодатель подал сведения без персональных данных, то наложение штрафа незаконно, подчеркивает Михеева.

Поскольку за разглашение персональных данных предусмотрена ответственность вплоть до уголовной, указ мэра произвел большой резонанс, поэтому некоторые правозащитники предлагают оспорить его безвозмездно, говорит она.

Может ли мэрия сама проверить, где находится человек?

Это не представляет сложности, если отбросить юридическую сторону того, почему вдруг меры, которые обычно применяются для поимки преступников и террористов, начнут применять к рядовым гражданам, говорит руководитель одной из компаний по анализу больших данных. По его словам, техническая возможность отследить местоположение человека в Москве есть, так как операторы связи «практически все» знают про человека. «Например, мои фамилия, имя, отчество и дата рождения довольно уникальны и я зарегистрирован на сайте mos.ru — по этим данным несложно найти мой телефон, адрес прописки и проживания. Мои фото есть в системе распознавания лиц, которая установлена в камере почти на каждом подъезде, поэтому определить, правда ли я на удаленке или хожу каждый день в офис, несложно», — заключил он.

Дополнительные материалы

Рост во время чумы: какие предприятия увеличили выручку в период пандемии