Будет ли в Испании дефолт? | Forbes.ru
$59.42
69.69
ММВБ2130.39
BRENT62.18
RTS1128.72
GOLD1277.96

Будет ли в Испании дефолт?

читайте также
+652 просмотров за суткиS&P признало дефолт Венесуэлы в валюте. Что это значит для «Роснефти» +1 просмотров за суткиНезависимость против конституции: фоторепортаж Forbes о референдуме в Каталонии +11 просмотров за суткиТеракт в Барселоне: индекс Dow Jones упал до рекордного за три месяца уровня Спад финансовой мощи: Moody’s снизило рейтинг Китая впервые за 28 лет Вышел январский номер Forbes +2 просмотров за суткиВсе о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за суткиСергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" +1 просмотров за суткиЕкатерина Трофимова: "Я не ассоциирую профессиональную деятельность со словом "комфорт" +1 просмотров за суткиЖизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes Все о бриллиантах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о роботах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Экс-сенатор Лебедев продолжит судиться с Вексельбергом и Блаватником за $2 млрд Советы для инвесторов — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Лекция Ольги Кузиной «Методом проб и ошибок: финансовые стратегии населения в 1991-2016» Все о хоккее — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Следственный комитет прекратил преследование Дмитрия Каменщика
Новости #Испания 02.06.2010 16:52

Будет ли в Испании дефолт?

Антон Табах Forbes Contributor
Кризис ударил бы по испанской кредитоспособности, даже если бы испанскими финансами рулил лично Скупой Рыцарь, а госрасходы утверждал Великий Инквизитор

У международных рейтинговых агентств есть обычай объявлять о своих решениях, которые с нетерпением ожидаются инвесторами и прессой, после закрытия фондовых рынков соответствующего региона мира. Особо важные решения объявляются в пятницу, а самые-самые требующие осмысления — перед «длинными» выходными. Решение о снижении рейтинга Испании агентством Fitch с максимально возможного AAA до следующей ступеньки AA+ было именно таким: страны с «золотым» рейтингом «опускают» достаточно редко. Другой участник трио международных рейтинговых агентств, S&P, уже дважды обрезал Испании рейтинг, а третий, Moody’s, пока не снижает оценки испанской кредитоспособности

Чтобы лучше понять важность случившегося, нужны некоторые пояснения. Кредитные рейтинги — не оценка качества финансовой политики или перспектив экономического роста той или иной страны или компании. Они не более чем интегрированный показатель вероятности невыполнения заемщиком своих долговых обязательств в ближайшие три–пять лет. Методологии оценки рисков у каждого из трех агентств несколько отличаются, хотя разница редко бывает больше чем в один «нотч» (например, BB- и B+ у «Северстали» и B и B+ у «Евраза» от S&P и Fitch соответственно). Компании и страны ранжируются от AAA через AA+, AA и так далее, вплоть до «покойников» в категории D (дефолт) и SD (частичный дефолт). Последняя категория была придумана специально для России в 1999-м, когда страна, исправно обслуживая одни категории долга, по другим объявила дефолт.

Рейтинг AAA подразумевает вероятность дефолта менее 1%, а «спекулятивный» рейтинг BBB подразумевает примерно 20%-ную вероятность дефолта в предстоящие годы. Рейтинги важны для многих институциональных инвесторов, так как регуляторы и «мандаты» клиентов на управление активами требуют наличия рейтинга не ниже определенного уровня от двух агентств, чтобы оценить облигации для приобретения. Проспекты эмиссии еврооблигаций часто накладывают на эмитента обязанность получать рейтинг у двух, а то и трех рейтинговых агентств. Снижение рейтингов от одного из трех агентств не проблема: берутся два рейтинга получше, а вот при снижении двумя могут начаться проблемы, а также быстрая ликвидация вложений, ставших запретными, даже если это принесет значительный убыток. Собственно, после открытия рынков в понедельник (в континентальной Европе и Азии) и во вторник (в США и Великобритании) действительно началось «мочилово» в отношении европейских государственных долгов и евро.

Само же положение Испании отошло на второй план, что неправильно. Финансовая ситуация этой страны сильно отличается от греческой или португальской. В конце концов, накануне глобального финансового кризиса у Испании был профицит бюджета, ее задолженность укладывалась в Маастрихтские критерии (для членов еврозоны), а ее банки занимались глобальной экспансией. Офис того же банка Santander можно встретить и в лондонском торговом центре, и в глухой мексиканской деревушке. Испания — поучительный пример сложностей, которые возникают при вступлении страны в жесткий валютный союз без одновременной интеграции рынков труда и финансовых ресурсов. Вступление в зону евро способствовало усилению экономического бума, спровоцированного бурным ростом рынка жилой и коммерческой недвижимости. Если до середины 1990-х он подпитывался «живыми» деньгами европейских пенсионеров, поскольку займы в песетах были дороги, то после получения доступа к «германским» ставкам рост объемов строительства не успевал удовлетворять спрос. Рост спроса на жилье привел к росту цен, увеличению роли строительства в занятости и налоговой базы как центра, так и регионов, а также роли ипотеки в доходах финансового сектора. Испания, много десятилетий бывшая экспортером рабочей силы, сама стала центром притяжения латиноамериканских и восточноевропейских мигрантов. Испанские компании заняли значительную долю на рынке мировых услуг по строительству и управлению недвижимостью.

Мировой кризис больнее ударил по Испании по сравнению с остальными европейскими странами именно из-за крайне высокой роли строительства. При этом стоимость трудовых ресурсов в Испании (с поправкой на производительность) в сравнении с другими крупными экономиками ЕС оказалась завышена, а качество среднего работника — не слишком высоким. Одновременно резко упала занятость (безработица подскочила почти вдвое: до уровня 19%, а среди молодежи до 30 лет — до 37%), налоговые поступления и потребление получили удар, что привело к новым сокращениям. Попытки испанского правительства обуздать эту тенденцию после обвала за счет роста займов и расходов на инфраструктуру только усугубили последующий бюджетный коллапс. Кризис в строительстве и на рынке недвижимости тяжело ударил и по банковской системе, приведя к необходимости консолидировать или национализировать местные банки, сильно вовлеченные в ипотеку. При таком самовоспроизводящемся процессе выход из кризиса будет затяжным, поскольку он вызван именно структурными проблемами экономики, а не бюджета. Собственно, решение по банкам и снижение правительственного прогноза роста ВВП на 2012 год до 2,5% с 2,9% и на 2013 год до 2,7% с 3,1% и стало непосредственным поводом для действий Fitch.

Нынешняя ситуация, скорее всего, ударила бы по испанской кредитоспособности, даже если бы испанскими финансами рулил лично Скупой Рыцарь, а госрасходы утверждал сам Великий Инквизитор. При этом евроловушка мешает стране ускорить и упростить процесс выхода из кризиса. В некотором смысле страдающим от финансовых проблем бывшим владениям испанской короны за океаном несколько лучше. Проблемы Флориды и Калифорнии, конечно, острые, но, как бы ни был высок их бюджетный дефицит, социальные выплаты и военные заказы поступают из Вашингтона. Брюссель не обладает такими возможностями, выход из еврозоны тоже исключен, в том числе по политическим мотивам.

Светлым пятном на испанском горизонте является падение евро: в силу сильной связи Испании с рынками долларизованной Латинской Америки это повышает конкурентоспособность испанских банков и компаний на этих рынках с учетом большей их роли по сравнению с другими странами еврозоны. Ограничение притока гастарбайтеров (многие из которых имеют право на испанское подданство) тоже поспособствует снижению давления на рынок рабочей силы. Другим источником оптимизма является знание, что в таких экономиках за кризисом почти всегда следует бум. Да, дефицит бюджета еще пару лет будет двузначным, а госдолг вырастет с 40% в 2007-м до 78% в 2013-м даже после исполнения решений о сокращении расходов. Но никто не отменил интереса российских и американских инвесторов к испанским курортам или размещению своих европейских штаб-квартир. Если подданные Хуана Карлоса «день простоят, да ночь продержатся», то значимое улучшение мировой ситуации улучшит положение потребителей, занятость и опосредованно бюджетную ситуацию. На рейтинге это, скорее всего, скажется не сразу, но для страны, неоднократно объявлявшей дефолт даже в XX веке, прохождение кризиса без отказа от обязательств неизбежно улучшит кредитную историю и подтвердит заслуженность места в европейском клубе.

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться