Forbes
$67.04
74.48
DJIA18456.35
NASD5155.00
RTS913.06
ММВБ1942.96
04.07.2014 00:06
Федор Лисин Федор Лисин
журналист 
Павел Седаков Павел Седаков
обозреватель Forbes 
Поделиться
0
0

Андрей Бородин: «Никакого ущерба вообще нет»

Андрей Бородин: «Никакого ущерба вообще нет»
Коммерсант
Бывший глава Банка Москвы считает обвинения в присвоении миллиарда рублей «новой фантазией следователей»

Следственный департамент МВД предъявил новые обвинения экс-руководству Банка Москвы. Бывших президента банка Андрея Бородина, первого вице-президента Дмитрия Акулинина и вице-президента Алексея Сытникова обвиняют в присвоении и растрате более 1 млрд рублей. По версии следствия, с 2008-го по 2010 год группа руководителей и сотрудников Банка Москвы, организованная Бородиным, занималась «хищением вверенных денежных средств путем заключения фиктивных договоров о покупке и продаже иностранной валюты, незаконно получая рублевую разницу между курсами».

Первое дело в отношении Бородина и Акулинина было возбуждено в конце 2010 года – банкиров обвиняли в мошенничестве со средствами городского бюджета на 12,76 млрд рублей. Бородин и Акулинин были объявлены в международный розыск, но Великобритания предоставила Бородину политическое убежище (МВД заявляет, что его получил и Акулинин). В интервью Forbes Бородин рассказал, почему считает выдвинутое против него обвинение фантазией следователей, чем он занимался на секретном обеде «русских спонсоров» Консервативной партии и что думает о возможной экстрадиции в Россию.

 Вас обвиняют в присвоении еще одного миллиарда рублей. Раньше сумма ущерба была значительно больше  12 млрд рублей. Что это означает: в вашем деле появился дополнительный эпизод или сумма ущерба вдруг уменьшилась в 12 раз?

— Это новая фантазия следователей, и это новое дело. Поэтому сумма ущерба не уменьшилась, по мнению следователей. По моему мнению, никакого ущерба вообще нет.

 Кто вам сообщил о новом обвинении, адвокаты, журналисты или представители МВД?

— Мои защитники были приглашены [в Следственный департамент МВД] на прошлой неделе, им были соответствующие документы вручены, с них была взята подписка о неразглашении тайны следствия. Но поскольку они не имеют права не передавать эту информацию клиенту, то есть мне, я имею право свободно комментировать и раскрывать эту информацию.

 Что нового вы узнали из этих документов?

— На мой взгляд, это все высосано из пальца. Это 120 страниц текста, в котором более 100 страниц — это перечисление сомнительных, по мнению следствия, форексных операций. Остальное — это описательная часть в лучших традициях 30-х годов прошлого века. Я даже не буду вам пересказывать.

 Можете привести примеры?

— Мой мозг не в состоянии воспроизвести это, нужна какая-то специальная подготовка. Но суть в том, что я вступил в сговор со своими подчиненными, и с 2008 года мы принялись совершать какие-то неправильные форексные операции. Это не поддается каким-то разумным комментариям. Понятно, что в организации, в которой работает около 10 000 человек, руководитель не занимается никакой оперативной деятельностью, не заключает валютные сделки. У всех были совершенно разные задачи, полномочия, поэтому представлять это в таком виде, в каком представило следствие… Ну, это их беспокойная и буйная фантазия, не более того.

 Еще в 2013 году власти Великобритании предоставили вам политическое убежище. Пыталась ли российская сторона каким-либо образом оспорить это решение?

— Мы знаем об этом, Генпрокуратура в 2012 году сама сообщала, что они направили запрос о моей экстрадиции из Великобритании. Правда, мне неизвестна судьба этого запроса. Местные власти не давали нам знать, что он есть и что они собираются с ним делать. Возможно, он был отправлен назад или оставлен без рассмотрения. Фактов, которые бы говорили о том, что российские правоохранительные органы пытались что-то еще сделать, у меня нет. Но это не исключает, что в будущем они смогут что-то в этом плане предпринять.

 Обвинение по новому эпизоду предъявлено не только вам лично, но и другим сотрудникам банка: вице-президенту Дмитрию Акулинину, бывшему вице-президенту Алексею Сытникову, старшему трейдеру дирекции Константину Сальникову и начальнику управления сопровождения банковских операций Алле Авериной. Кто эти люди?

— Некоторых сотрудников, о которых идет речь, я даже в глаза не видел, например, трейдера Сальникова. Аверина была на нескольких совещаниях, но лично я с ней не общался. Согласитесь, сложно стать соучастником, если ты не общалась никогда с организатором.

 Почему тогда это дело появилось сейчас?

— Если маховик репрессивных действий закрутился, он должен совершить полный круг. Эта логика и объясняет происходящее. Но я уже говорил, кто за этим стоит — господин Медведев [Андрей Бородин считает причастным к своему уголовному преследованию Дмитрия Медведева, премьер-министра РФ – Forbes.] и его окружение.

 Кто конкретно?

— Господин [бывший министр энергетики РФ Игорь] Юсуфов, господин [председатель правления ВТБ Андрей] Костин, отчасти [мэр Москвы Сергей] Собянин. Даже неинтересно перечислять фамилии тех, кто участвовал в этом. Это по их инициативе было начато, и я думаю, что время от времени они требуют отчета о происходящем и сделанном. И правоохранительные органы находятся под серьезным давлением со стороны этих людей, я так думаю.

 В официальном сообщении МВД говорится, что все обвиняемые по «делу на 1 млрд» находятся, как и вы, в Великобритании. Это действительно так, они тоже получили политическое убежище?

— Думаю, вам лучше задать этот вопрос им самим или в МВД, если они обладают такой информацией.

 То есть вы с ними не общаетесь и ничего об их судьбе не знаете?

— Я с вами говорю от своего имени. За других людей говорить не могу.

— Еще два года назад МВД заявляло, что на ваших счетах арестовано $400 млн в зарубежных банках. Эти деньги все еще под арестом, переведены в Россию, какова судьба ваших зарубежных активов?

— Без комментариев.

— Были ли попытки наложить арест на ваши британские счета?

— Без комментариев.

— Правда ли то, что российские правоохранительные органы получили через своих эстонских коллег доступ к банковской и финансовой информации, которая подтвердит факты отмывания средств вами и Акулининым через «Эстонский кредитный банк», подконтрольный тогда Банку Москву?

— Я не в курсе происходящего.

  The Guardian написала, что вы были приглашены на некий засекреченный званый ужин тори  и некоторых  участников этого мероприятия назвали там «русскими спонсорами» Консервативной партии. Что вы там делали, о чем говорили с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном и членами его команды?

— Вы когда-нибудь были на мероприятии, где присутствуют больше 400 человек? Это обычная, назовем русским жаргонным словом, тусовка. Меня пригласили мои друзья, которые сами не являются членами Консервативной партии. Поэтому мы посетили это мероприятие скорее как некое светское, или событийное, нежели с каким-то политическим подтекстом. И понятно, что на таких мероприятиях, даже если их организовывает Консервативная партия, о политике говорят в последнюю очередь. Мне кажется, что эта газетная публикация вызвана тем, что в следующем году в Великобритании парламентские выборы. И это просто малая часть предвыборной борьбы между лейбористами и тори.

— Вернемся в Россию. Выиграет ли Банк Москвы от слияния с ВТБ? Как вы оцениваете стратегию развития Банка Москвы, предложенную новыми менеджерами?

— Я этим не интересуюсь. Вообще не слежу.

— Представители Центрального банка заявляли, что не замечали нарушений в Банке Москвы, потому что «ему доверяли». Как вы оцениваете массированный отзыв лицензий у банков?

— Самое главное, чтобы к банковской системе было доверие. Но мне кажется, что у нас в России все это происходит немножечко кособоко. На мой взгляд, наибольшее зло сейчас сосредоточено как раз в банках, поддерживаемых государством или в банках с госучастием. Понятно, что для Центрального банка действия в отношении того же ВТБ или аналогичных банков — выход за красную черту. Я проработал больше 15 лет в российской банковской системе, и у меня есть определенные представления о том, кто, чем и как занимается.

 Собираетесь ли вы начать какой-нибудь бизнес в Англии? Или он уже есть?

— Без комментариев.

Справка

Первое уголовное дело в отношении Бородина и Акулинина было возбуждено в конце 2010 года. Им было предъявлено обвинение в мошенничестве со средствами городского бюджета на 12,76 млрд рублей через кредит ЗАО «Премьер Эстейт», выданный Банком Москвы. В мае 2011 года Тверской суд заочно избрал для Бородина и Акулинина меру пресечения в виде заключения под стражу, они были объявлены в международный розыск. Впоследствии стало известно, что Великобритания предоставила Бородину политическое убежище.

В ноябре 2013 года следственный департамент МВД возбудил в отношении Бородина и Акулинина еще одно уголовное дело по ст.174.1 УК (легализация денежных средств, полученных преступным путем) по подозрению в совершении незаконных финансовых операций на сумму 623 млн рублей. Следствие полагает, что с 2008 по 2011 год Бородин и Акулинин с использованием служебного положения организовали перечисление с корреспондентского счета ОАО «Банк Москвы» не менее 50 млрд рублей на счета подконтрольных коммерческих компаний, зарегистрированных на территории Кипра.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Могут ли российские футболисты покупать шампанское за €250 000, а премьер-министр ботинки за 50 000 рублей?
Проголосовало 13302 человека

Forbes сегодня

Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.