Руководитель Deloitte Кэти Энгельберт: «Ваша карьера не линейна»
Кэти Энгельберт / Фото Chris Goodney / Bloomberg via Getty Images

Руководитель Deloitte Кэти Энгельберт: «Ваша карьера не линейна»

Вики Вэлит Forbes Contributor
Кэти Энгельберт Фото Chris Goodney / Bloomberg via Getty Images
Кэти Энгельберт рассказывает о своем карьерном пути, сомнениях, корпоративной культуре компании и движении #MeToo

Когда входишь в солнечный офис CEO компании Deloitte Кэти Энгельберт, невозможно не полюбоваться видом из окна. Небоскреб «Эмпайр-стейт-билдинг» расположен так близко, что с 33-го этажа офисного здания на площади Рокфеллер-плаза самая знаменитая высотка Нью-Йорка выглядит как фотография, а окно офиса — как ее рамка. Но 53-летней Кэти Энгельберт нравится не столько вид на здание в стиле ар-деко, сколько возможность поделиться его фотографиями с близкими. «Я только что переписывалась в Snapchat, поскольку мои дети обожают это приложение», — заявила она, описывая снимок, который она послала им ранее. Подпись к фотографии гласила: «Длинная неделя и невероятный вид в пятницу утром».

И все же, если бы много лет назад Кэти Энгельберт приняла неверное решение, она бы не смогла насладиться этим прекрасным видом из окна утром в пятницу. В первую неделю апреля 1997 года Кэти Энгельберт, беременная своим первенцем Джулией, хотела покинуть свой пост в компании Deloitte. «Я просто не была уверена, — говорит Кэти, вспоминая, как она тогда поставила под вопрос свою стойкость и выдержку, — смогу ли я стать отличным специалистом в Deloitte? Смогу ли я растить детей, быть хорошей женой, матерью и членом семьи? Смогу ли я все это делать?». Тогда она посчитала, что не сможет.

Один из клиентов Deloitte предложил ей работу в финансовом отделе своей компании, то есть шанс каждый день работать в одном и том же офисе и по одному и тому же расписанию. Будущей матери с мечтами о большой семье эта перспектива стабильности показалась весьма заманчивой. Но это было не для нее, и ее коллеги Уильям Г. Парретт и Уильям Эрхардт, тогда старшие партнеры компании в представительстве в Нью-Йорке, знали это. Кэти Энгельберт вспоминает: «В беседе со мной они сказали: «У тебя есть огромный потенциал. Почему ты хочешь отказаться от всего?» Этот момент стал переломным для меня. Я поняла, что мужчины должны помочь женщине представить, что она сможет всего добиться. Оба моих коллеги стали для меня наставниками и покровителями».

С этого момента Энгельберт постоянно оправдывала их доверие. В марте 2015 года ее избрали CEO консалтинговой и аудиторской компании Deloitte. Она стала первой женщиной-руководителем не только Deloitte, но и всей «большой четверки» аудиторских компаний. В октябре Кэти Энгельберт стала первой женщиной-председателем правления компании Catalyst, некоммерческой организации, которая занимается улучшением положения женщин на рабочем месте. Оба эти достижения кажутся еще более значительными благодаря тому, что в списке 500 самых крупных компаний по версии американского журнала Fortune женщины занимают лишь 6,4% позиций CEO и 20,2% мест в правлении. Но перед тем как стать звездой в корпоративной Америке, Энгельберт произвела небольшой фурор совсем в другой области.

«На самом деле я была первой женщиной-тренером баскетбольной команды в средней школе в моем городе», — вспоминает Энгельберт с гордостью. Это была роль, к которой она неосознанно готовилась с самого детства. Кэти была средним ребенком в семье: у нее пять братьев и две сестры. В такой семье к спорту относились особенно. Кроме того, в ее семье высоко ценили серьезное отношение к работе. Отец Кэти совмещал три работы в ИТ-сфере в то время, как ее мать работала офис-менеджером в педиатрической клинике, расположенной неподалеку от их дома. Семья Кэти проживала в Коллингсвуде, штат Нью-Джерси. «Моей маме удавалось находить идеальный баланс между работой и семьей. Мы даже не обсуждали это», — вспоминает она. Кэти Энгельберт закончила бизнес-школу Лихайского университета. В 1986 году компания Deloitte наняла ее на работу после собеседования в университетском городке.

Следующие 32 года она поднималась по карьерной лестнице в той же самой компании. Не обошлось без препятствий. С первым из них Кэти столкнулась в 1987 году, когда умер ее отец. Тогда Кэти, старшей из детей, которые на тот момент проживали с семьей, пришлось помогать матери пережить потерю. Тем не менее благодаря широкому спектру возможностей в компании Deloitte она никогда не останавливалась на достигнутом и хотела добиться большего. «У меня за плечами пять разных карьер в структуре нашей компании», — заявляет она, говоря о своей работе в отделах финансов и производства, исследований, капиталовложений, бухгалтерского учета, фармацевтики и биологических наук. Кэти никогда не думала, что однажды займет шикарный офис CEO компании. «Когда я стала первой женщиной-главным исполнительным директором компании, я не осознавала, насколько это будет важно, — делится своими впечатлениями Энгельберт. — Я получаю сотни рукописных писем от совершенно разных людей: от дедушек до CEO других организаций, от студентов колледжей до деканов университетов. «Кэти, вы вдохновляете меня», — пишут они».

Неудивительно, что, будучи первой женщиной-CEO компании, Кэти Энгельберт прилагает огромные усилия по продвижению женского коллектива. Она продолжила работу, начатую ее коллегами. Энгельберт поощряет такие инициативы, как открытие Университета компании Deloitte. Этому центру развития лидерских качеств уже исполнилось шесть лет. Университет Deloitte предлагает возможности получения обратной связи и финансовой поддержки. Возможно, именно поддержка коллег изменила курс ее собственной карьеры. «Никто больше вас самих не думает о вашей карьере, — говорит Энгельберт. — Если вы не найдете таких наставников и покровителей, вы в конце концов сойдете с пути». Кроме того, Кэти разрабатывает свои собственные проекты, например, «культуру смелости», как она ее называет.

Энгельберт пояснила, что эта концепция появилась примерно 18 месяцев назад, задолго до того, как движение #MeToo завоевало внимание советов директоров компаний по всей стране. Разговоры о гендерном разнообразии и социальной интеграции на рабочем месте навели ее на мысль о создании особой корпоративной культуры. Компания Deloitte могла бы использовать ее для формирования условий, в которых весь персонал численностью 85 000 (43% из которых — женщины) получил бы возможность открыто рассказывать обо всем. «Мы не придумали точного определения этой корпоративной культуры. Мы считаем, что если для кого-то «культура смелости» — это гендерное разнообразие на рабочем месте, то это отлично. Если для кого-то это значит «чувство ведения предпринимательской деятельности», это тоже замечательно. Нужно отстаивать свои убеждения… и давать нам обратную связь», — говорит Энгельберт.

Сама Энгельберт, возможно, больше всех выиграла благодаря введению «культуры смелости» в компании. Именно смелость была нужна ей, когда она предложила ввести шестнадцатинедельный оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам. «Не все считали, что это хорошая идея. Они говорили: «У нас высокий уровень удержания персонала, мы хорошо относимся к сотрудникам, у них много выходных». А я ответила, что таким образом мы поступим правильно. Если у сотрудника заболел кто-то из родителей, брат или сестра, если у него родился ребенок… Именно в этот момент мы должны поддержать сотрудника», — делится Энгельберт. По ее словам, ей пришлось набраться смелости, чтобы внести это предложение.

Созданная Энгельберт корпоративная культура и поддерживаемые ею инициативы уже успели положительно сказаться на компании Deloitte. Но как руководителя Энгельберт, возможно, запомнят именно благодаря тому примеру, который она подала. Когда она поднималась по карьерной лестнице на должность партнера компании, она время от времени тренировала спортивные команды своих детей. Когда ее только выбрали CEO компании, Энгельберт посетила 85% матчей по лакроссу в старшей школе своей дочери Джулии. «Когда я рассказывала своим клиентам, чем я занимаюсь, их реакция была следующей: «Спасибо за то, что поделилась. Я тоже хотела быть тренером в команде моего сына в младшей лиге или сходить на танцевальное выступление моей дочери, но я не думала, что смогу. Но ты делаешь это, значит, я тоже смогу»», — говорит Кэти Энгельберт. Сейчас она проводит вечера с сыном Томми. Они играют в настольный теннис и смотрят телесериал «Морская полиция: Спецотдел». «Когда работаешь полный день, нужно находить время на такие вещи», — считает Кэти.

В следующем году у Кэти Энгельберт будет возможность еще раз стать первой: в этот раз она может стать первым переизбранным CEO представительства компании Deloitte в США со времен Дж. Майкла Кука в 1999 году. В отличие от большинства компаний, CEO в Deloitte избирают партнеры посредством голосования. Срок полномочий CEO четыре года, и эту должность нельзя занимать более двух раз.

До тех пор она будет разрабатывать планы на будущее. «За четыре года можно столько всего успеть. У меня есть план, по которому я смогу сделать больше, чем просто развивать тему отношений в коллективе. Без разницы, какие технологии и новые блестящие устройства мы используем в нашем бизнесе, мы всегда будем возвращаться к теме отношений».

Кэти Энгельберт может и не знать точно, что для нее уготовило будущее после компании Deloitte, но у нее есть несколько идей, начиная с членства в совете директоров, заканчивая менторством молодых лидеров. «Я выучила такой урок: жизнь не линейна. Ваша карьера не линейна. То, чем вы будете заниматься в последствии, тоже не будет линейно».

Перевод Полины Шеноевой

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться