Ошибка выжившего. Как не потерять сотрудниц после декретного отпуска

Анна Зырянова Forbes Contributor
Фото Getty Images
В погоне за выдающимися кадрами — супер-мамами — работодатели упускают из вида другой, не менее важный тип сотрудниц, и теряют деньги

Существует понятие — «систематическая ошибка выжившего». Это ошибка, которую допускают исследователи, делая вывод, основываясь лишь на известных данных об одной группе («выжившие» и рассказавшие о своем опыте), не принимая во внимание существование неизвестных данных о другой группе («погибшие», которые не могут ни о чем рассказать).

Есть три категории женщин, возвращающихся на работу после декретного отпуска, но работодатели ориентируются на меньшинство, делая выводы обо всех работающих матерях разом. Ошибка выжившего в действии.

1. Первая категория — это те самые «выжившие», на которых сейчас принято ориентироваться и которых приводят в пример, когда речь заходит о возможности совмещения карьеры и семьи. В эту категорию входят женщины, привыкшие самостоятельно решать свои проблемы и надеяться лишь на себя. Они заранее выстраивают правильные отношения с начальником, обсуждают свои карьерные перспективы еще до ухода в декретный отпуск, умеют работать из дома с младенцем на руках и знают, как организовать быт с ребенком так, чтобы вернуться к работе в ближайшее время. Речь идет о звездных сотрудницах, которые и сами прекрасно знают о своей значимости в компании. Их уместнее было бы назвать «единорогами»: они существуют, но их так мало, что практически невозможно встретить. Опираясь на свой опыт могу сказать, что доля таких «единорогов» в общей массе невелика — не более 10% по предварительным результатам исследования SelfMama.

2. Вторая категория — это женщины, которые пришли «отсидеться» под крылом работодателя и через некоторое время благополучно уйти в отпуск по уходу за ребенком (и, скорее всего, не в один). Главное для них — получить все причитающиеся им в этом случае выплаты и пособия. Мотивация таких сотрудниц изначально не подразумевает никакой профессиональной реализации. Их тоже не очень много — меньше 10%.

3. И, наконец, третья категория — самая многочисленная. Это женщины, которые в целом хорошо работали, но выдающимися сотрудниками их не назовешь. Работодатели не очень-то стремятся их удержать, пребывая в иллюзии, что легко найдут им на замену «единорога». Не чувствуя своей ценности для компании, женщина при выходе из декрета находит другого работодателя, становится фрилансером, открывает свое дело или вообще меняет сферу деятельности. То есть подавляющее большинство жительниц больших городов в целом хотят работать, но им постоянно приходится балансировать между материнством и карьерой.

Потерянные миллионы

Очевидно, что первые две категории не нуждаются в помощи: одни сами решат все проблемы совмещения материнства и карьеры, другие вообще не заинтересованы в выходе на работу. А вот с третьей категорией дела обстоят сложнее. Они возвращаются к профессиональной деятельности, но, как правило, меняют работодателя, что оборачивается прямыми потерями для компании, в которой они работали до рождения ребенка. Компания с таким подходом несет затраты на поиск нового сотрудника и его адаптацию, а так же должна инвестировать в его обучение и развитие — все это обойдется в круглую сумму для работодателя.

Если компания инвестировала в обучение и развитие сотрудника, который ушел в отпуск по уходу за ребенком и не вернулся — следовательно, все вложения, потраченные на тренинги, мастер-классы, семинары уже не имеют шансов окупиться. Ну а пока новичок адаптируется, он не может работать на все 100% — первое время от него вообще одни убытки, а освоиться он сможет не раньше, чем за два-три месяца. Поэтому мне кажется справедливым 50% зарплаты нового сотрудника списывать на затраты в течение адаптационного периода. А теперь предположим, что в компании 100 женщин со средней зарплатой в 50 000 рублей находятся в отпуске по уходу за ребенком. Из них 70% не вернутся на работу и принесут заявление об увольнении сразу по истечению трех лет после рождения ребенка. Допустим, затраты на обучение и интеграцию новичка, по очень скромным подсчетам, составляют по 50 000 рублей на каждого сотрудника в год, а стоимость подбора одного сотрудника — 40 000 рублей. Тогда мы получаем следующие цифры: затраты на подбор сотрудников — 2,8 млн рублей; инвестиции в обучение новичков — 3,5 млн рублей; потери во время адаптационного периода — 5 млн рублей, итого — 11,3 млн рублей или 113 000 рублей на каждую сотрудницу, не вернувшуюся в компанию после декрета. Звучит ужасающе, но цифры — вещь неумолимая.

Этих потерь вполне можно избежать. Для этого работодателю нужно быть в курсе «боли» своих сотрудниц. Эта «боль» заключается в том, что совмещать работу и материнство в нынешних условиях жизни и труда очень непросто. Быть работающей мамой можно в случае, если есть поддержка семьи, организован присмотр за ребенком, а также если женщина трудится в компании, которая не требует от нее работы 24/7 и позволяет находить время для семьи. То есть для успешного совмещения карьеры и заботы о семье должно совпасть много факторов, позволяющих настроить семейный менеджмент. Но далеко не всем повезло найти идеальных нянь и быстро сориентироваться на убежавшем далеко вперед рынке труда. И вот тут работодатель и должен помочь и организовать для женщин систему реинтеграции при возвращении на работу. Причем стартовать такая программа должна еще до того, как сотрудница ушла в декрет.

Руководство к действию

В вопросе реинтеграции российским компаниям нужно изучить опыт западных коллег. Во многих западных компаниях есть программы, получившие название «returnship». Это набор процессов, направленных на то, чтобы помочь сотрудникам, прервавшим свою карьеру, вернуться к работе с наименьшими потерями. Длительность такой программы составляет от нескольких недель до нескольких месяцев. По сути, это та же стажировка, только ориентированная не на студентов, а на сотрудников с опытом. Новоиспеченным мамам помогают адаптироваться к новому режиму и условиям рынка, выработать новые навыки, которые приобрели актуальность за время их отсутствия, выстроить семейный менеджмент. После чего они возвращаются к прежнему рабочему режиму. Основная ценность такой программы заключается в том, что у женщин есть возможность ознакомиться и с другими доступными вакансиями и формами занятости, для этого им составляют индивидуальный план развития необходимых для этих вакансий компетенций.

По данным Deloitte, сейчас в мире насчитывается порядка 180 компаний, осознавших, что карьеры их сотрудников могут развиваться нелинейно и в них могут случаться перерывы, но что это не значит, что с такими сотрудниками нужно распрощаться навсегда. Отечественные компании пока, к сожалению, в этот список не входят, но некоторые ответственные работодатели уже двигаются в нужном направлении.

Новости партнеров