Спасибо, не надо: женщины не хотят работать в «тяжелых индустриях»

Фото Getty Images
Западный мир показывает пример того, как женщины наравне с мужчинами становятся у руля компаний в тяжелых, исторически «мужских» индустриях. Никаких объективных запретов в области женского труда скоро не останется. Это станет только выбором самой женщины

На днях, отвечая на вопрос журналистки Bloomberg, президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов подтвердил, что думает о том, кто возглавит компанию после того, как сам он отойдет от дел. И приход на смену ему женщины он назвал невозможным. По его словам, это объясняется преимущественно мужским характером нефтяной отрасли. Хотя в совете директоров ЛУКОЙЛа в настоящее время два из 11 мест занимают женщины — вице-президент и главный бухгалтер компании Любовь Хоба и президент TTG Global Тоби Гати. Причем оба назначения довольно «свежие»: Гати вошла в совет в 2016 году, а Хоба — в 2017. Кажется, что наметился легкий тренд в сторону женского лидерства в исторически мужском бизнесе.

Более того, на днях стало известно о назначении Татьяны Митровой в глобальный совет директоров нефтесервисного гиганта Schlumberger. До этого ни один россиянин не состоял в совете директоров глобальных публичных компаний. А тут сразу женщина! Хотя надо признать очевидное: Россия существенно отстает по показателям количества женщин у руля компаний и в советах директоров от стран Европы и Америки. И если в телекоме, ретейле или медиа женщина топ-менеджер сейчас уже особого удивления не вызывает, то женщина — глава компании в нефтегазе, химии, металлургии и машиностроении — это, скорее, модель будущего.

Российские женщины и сами не очень стремятся в «тяжелые» индустрии. Я не говорю сейчас об офисных специальностях (финансисты, юристы, HR, маркетологи), — женщины не идут именно в инженерные, производственные профессии. Как рекрутер, я довольно часто сталкиваюсь с нехваткой женщин-специалистов при поиске на различные позиции своих заказчиков-работодателей. Золотодобывающие компании, например, охотно берут на работу кандидатов-женщин на ряд ответственных задач, смежных с непосредственной добычей золота. Очень ценен женский аккуратный, внимательный и ответственный подход на позиции кассира золотоприемной кассы. Такой специалист ведет учет добытого драгой золота.

Также эти предприятия с готовностью берут женщин на позиции доводчиков ШОУ: они очищают шлихи золота от примесей на шлихо-обогатительной установке, тем самым повышают чистоту золота. Найти таких сотрудниц бывает очень непросто. Ведь предприятия зачастую находятся вдали от населенных пунктов, работа вахтовая. Женщины в нашей стране в большинстве своем не мобильны. У них семьи, дети. Они не могут как мужчины на восемь месяцев уехать на золотодобычу в тайгу. Поэтому многие профессии и специальности остаются «недоосвоенными» женщинами.

У нас не так давно был заказ на поиск директора по охране труда на одно горнодобывающее предприятие на Крайнем севере. Работа в очень суровых условиях. Но в параметрах поиска значилось: кандидат-женщина. Найти такого специалиста оказалось невероятно сложно. По образованию «Охрана труда и промышленная безопасность» кандидатов женщин было предостаточно, а вот с реальным подтвержденным опытом на промышленном предприятии — единицы!

Женщины, получая такое образование, работать на рудниках, приисках и в шахтах не стремятся, «оседая» где-нибудь в городах в сфере ЖКХ или занимаются методологической работой. Но те единицы, которые все же идут на промышленные предприятия, достигают невероятных высот. У нас есть примеры очень успешных женских карьер в области охраны труда и промышленной безопасности в крупных нефтесервисных, инжиниринговых компаниях. Также рынку хорошо известны женщины топ-менеджеры в стратегии нефтяных компаний. Правда их путь в топы лежал через международные бизнес-школы и ведущие консалтинговые компании, а не строился от буровой шахты или станка.

Недавно был еще интересный кейс: надо было найти директора по продажам графитированных электродов. Десять кандидатов-мужчин и одна женщина. И конкурс на позицию выиграла она — весьма знающий и опытный специалист и в продажах, и в химии. Причем не только опыт, но и образование у этой женщины оказалось «правильное» — инженерно-техническое.

Сомнительные горизонты

Некоторое время назад широко обсуждалась новость о том, что Минтруд пересмотрит список запрещенных для женщин профессий. В этом списке более 400 наименований, таких как машинист электропоезда, водитель грузовика, боец рогатого скота и свиней, водолаз, рыбак, вальщик леса.

В рамках своей профессиональной рекрутерский деятельности я бывала на крупных металлургических и горнодобывающих предприятиях: в Череповце, Челябинске, Перми, Чите, а также в США. Наши заказчики-работодатели делали нам экскурсии на производство, чтобы показать масштабы деятельности и условия работы сотрудников. У меня после получаса нахождения в литейном цеху помутнело в глазах и разболелась голова. А если провести в этом грохоте, шипении, копоти целый день? А ведь профессии литейного цеха, такие как заварщик отливок, заливщик металла, обрубщик, занятый на работах с пневмоинструментом, плавильщик металла и сплавов тоже попадают под пересмотр.

Конечно, многие профессии претерпели существенные изменения в последнее время в связи с техническим прогрессом и автоматизацией производства. И они уже не являются такими тяжелыми и вредными для репродуктивного здоровья женщины, как десятки лет назад, когда был введен запрет. Но все же так ли необходимо женщинам идти в эти профессии, даже с учетом смягчения условий труда? Ведь существует множество специальностей без таких ограничений. И даже с предпочтением женского труда.

Обсуждая тему пересмотра списка запрещенных для женщин профессий с кандидатами, я выяснила, что многие, поддерживающие эту инициативу, скорее эмоционально реагируют на слово «запрет», воспринимая фразу «запрещенные для женщин профессии» как дискриминацию себя в праве выбирать и самим нести свои риски. На самом деле они совершенно не собираются идти работать мотористом на судне или бойцом скота.

А относительно женского репродуктивного здоровья вообще можно сказать, что не так уж много профессий, которые не наносят ему вред. Недавно я беседовала с женщиной, финансовым директором машиностроительного завода. У предприятия сейчас трудности, и она проводит на работе 14 часов на рабочем месте каждый день, почти без выходных. Это сидячая, нервная, напряженная работа. Нет времени ни на семью, ни на отдых, ни на нормальный обед.

Аналогично работа в аудите, ревизиях и консалтинге. В беседах с большим количеством кандидатов-женщин я слышала одну и ту же историю. В активный сезон один проект заканчивается, сразу начинается другой. География городов самая разнообразная. Из Липецка в Магадан, из Магадана в Норильск, из Норильска в Тольятти. Проверка промышленных предприятий, их отчетности, бизнес-процессов, системы внутренних контролей. Условия труда часто близки к походным. Плюс частые перелеты, смена часовых поясов, противодействие со стороны работников проверяемых предприятий. И по своей вредности и пагубности для женского здоровья такая работа мало чем отличается от работы в литейном цехе.

Мир меняется. Открываются границы, снимаются запреты, расширяются горизонты. Западный мир показывает пример того, как женщины наравне с мужчинами становятся у руля компаний в тяжелых, исторически «мужских» индустриях. Никаких объективных запретов в области женского труда скоро не останется. Это станет только выбором самой женщины. И ее решением: готова ли она жертвовать жизненным балансом и рисковать семьей, пока строит карьеру «от буровой» до кресла СЕО.

Новости партнеров