Собственники поневоле: зачем нужен механизм bail-in - Мнения
$58.4
61.73
ММВБ2093.09
BRENT56.05
RTS1129.09
GOLD1257.36

Собственники поневоле: зачем нужен механизм bail-in

читайте также
Возможность острова: Станет ли Кипр новым Монако? Пираты Кипра: крупнейший регистратор российских миллиардеров признан соучастником мошенничества +33 просмотров за суткиКипрский стратег: Виктор Вексельберг увеличил вложения в Bank of Cyprus +7 просмотров за суткиСейчас или никогда: Кипр в шаге от исторического объединения Почему угольная промышленность устойчива к кризису Золотая жила российской оборонки: сохранит ли Москва индийский рынок вооружений Кто выиграет гиперзвуковую гонку - Россия или США? Зачем Китаю украинская «Мечта» Вправе ли Еврокомиссия требовать от Apple доплаты налогов Чертова дюжина санаторов: Forbes составил рейтинг крупнейших спасателей проблемных банков Что неладно с новой российской «большой приватизацией» Неуловимое ОСАГО: почему в России трудно купить полис через интернет "Сегодня самим страховщикам не выгодно платить мало" История одного падения: почему была поглощена Yahoo «Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией Дело «РусГидро»: кому аукнется суперпремия руководства Солнечный «Газпром» Илона Маска: как миллиардер спасает компанию своих кузенов Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом Мировой код: от Agile-программирования к Agile-менеджменту Технологический сбой: почему упали акции Apple, Netflix и Twitter Мыслезамещение: как борьба с импортом вредит экономике

Собственники поневоле: зачем нужен механизм bail-in

Антон Табах Forbes Contributor
В процессе комментирования техническая мера превратилась в заговор против вкладчиков. Фото Сергея Конькова / ТАСС
В условиях активной санации банковской системы новая инициатива Минфина может вызвать панику

Пятничное заявление заместителя министра финансов Алексея Моисеева вызывало бурю в СМИ и соцсетях: «Государство собралось изымать вклады! Ироды! Срочно бежать и спасать остатки кровных, переодевшись в чистое!» В реальности все существенно безобиднее, но скрывает за собой важные изменения в банковской системе. 

Мы имеем дело с формализацией новых подходов к санации проблемных банков.

Речь идет о законодательном оформлении в России нового механизма bail-in (принудительная конвертация необеспеченных требований кредиторов третьей очереди в субординированные депозиты или уставный капитал банка). Такие меры достаточно активно применялись в США, а также при реорганизации банков на Кипре в 2013 году (в Bank of Cyprus 47,5% вкладов размером свыше €100 000 были обменяны на акции). У нас наиболее известные случаи добровольно принудительного «раскулачивания» крупных вкладчиков — санация банков «Таврический» и Фондсервисбанка (с конверсией в субординированные депозиты средств соответственно «Ленэнерго» и Роскосмоса на 20 и на 10 лет). Согласно Моисееву, сверхкрупные депозиты частных лиц — размером от 100 млн рублей — в случае санации банка с участием АСВ смогут быть принудительно конвертированы в акционерный капитал банка. С точки зрения Минфина физлица с такими крупными вкладами не отличаются от юридических лиц и должны радоваться, что банк будут санировать и они не потеряют практически все деньги в процессе банкротства.

Механизм bail-in решает вопрос справедливости и разделения убытков от санации не только между акционерами, но и между сверхкрупными вкладчикам, которые чаще всего аффилированы с владельцами банка и должны быть в курсе его финансовых проблем. Сейчас крупные вклады физлиц в случае санации подлежат обслуживанию и выдаче по первому требованию. Это стимулирует регулятора к принятию решения о банкротстве, а в таком случае держателям крупных сумм достаются (в среднем) копейки с рубля, если вклады превышали застрахованные 1,4 млн рублей. В этом случае bail-in — когда что-то удается получить в виде субординированных облигаций или вкладов — выгодно и справедливо. Новые правила не касаются клиентов работающих банков, речь идет только о санируемых.

Однако, как всегда в таких случаях, дьявол кроется в деталях.

Минфин только приступил к изучению этого инструмента и, по словам замминистра, «нет точного понимания, о какой предельной сумме вклада идет речь, будет ли это 1 млрд или 100 млн рублей». Вполне возможно, что сверхкрупными будут объявлены вклады свыше 50 млн или даже 10 млн рублей — что затронет существенно больше предприятий и граждан. Нет четкого ответа и на вопрос, будет ли такое принуждение относиться к депозитам и счетам незастрахованных юридических лиц? Возможно, что частичная конвертация в субординированные облигации (не подлежащие страхованию) будет распространена на все вклады ниже этого уровня, но свыше страховой суммы. Все эти существенные для состоятельных вкладчиков вопросы будут решаться в процессе законодательного оформления, который займет достаточно много времени. 

И конечно, возникает вопрос о смысле публичного обсуждения данной идеи на фоне очередной волны нестабильности и введения временных администраций в банках.

Еще даже не начата работа над законопроектом, а предварительное обсуждение в экспертном сообществе можно было проводить без заявлений для СМИ. Дополнительная нервотрепка среди вкладчиков провоцирует обсуждение вопросов, снижающих доверие ко всем банкам. Может быть, этот механизм используют для массового изъятия крупных вкладов при разрастании кризиса? Не предстоит ли принудительная конверсия валютных вкладов (идея снять с них страховку регулярно озвучивается даже официальными лицами)? Власти не могут заставить журналистов или блогеров быть компетентными, но просчитать последствия от своих действий и заявлений для Минфина и ЦБ не так сложно. В данном случае, как и с недавним законопроектом о расширении доступа граждан к ОФЗ, в процессе комментирования техническая мера превратилась в заговор против вкладчиков. Скорее всего, в данном случае тишина пошла бы на пользу и действительно нужному законопроекту, и банковской системе.