Forbes
$65.68
72.38
DJIA17400.75
NASD4708.00
RTS912.49
ММВБ1884.41
Александр Бирман Александр Бирман
журналист, специальный корреспондент интернет-издания «Лента.ру» 
Поделиться
0
0

Узел для джокера: что общего у Домодедово с «Башнефтью»

Узел для джокера: что общего у Домодедово с «Башнефтью»
Фото Alexander Mishin / Transport-Photo Images
Спрогнозировать будущее сейчас не в силах ни те российские бизнесмены, у кого могут отобрать бизнес, ни те, кто может его отобрать

В российском бизнесе уже больше десятка лет и вполне безошибочно работает тест, который, по аналогии с «утиным», можно было бы назвать «юкосовским». Если какой-нибудь бизнесмен становится фигурантом уголовного дела, значит кто-то большой и сильный положил глаз на его активы.

Сама причина, вызвавшая интерес к имяреку со стороны правоохранителей или спецслужб, рассматривается исключительно как вспомогательная. Главный юкосовский казначей Платон Лебедев был арестован по делу о приватизации «Апатита». Выдавливанию Павла Дурова из его соцсети «ВКонтакте» предшествовал наезд на сотрудника ГИБДД. Пожалуй, лишь Владимир Евтушенков, если можно так сказать, отделался легким испугом. Дело «Башнефти» не переросло в тотальный демонтаж АФК «Система» и закончилось бесплатной национализацией самой нефтяной компании. Но скорее всего, именно она и была главным призом. Ведь у инициатора любого «отжима», каким бы иррациональными и разрушительными ни казались его действия с точки зрения делового климата, непременно имеется вполне рациональный мотив. Тот самый, очевидный ему большой финансовый плюс, который обязательно перевесит многочисленные репутационные минусы. 

Конечно, иногда приходится импровизировать. Ту же «Башнефть» едва ли отнимали у Евтушенкова ради того, чтобы спустя пару лет она досталась «Лукойлу» или белорусским олигархам Хотиным. Но зато у государства, помимо «Роснефти», есть сырьевой актив, который можно продать и пополнить бюджет.

Импровизация оказалась даже лучше сценария.

Бывает. Невольно закрадывается мысль: а не зря ли, следуя все тому же «юкосовскому» тесту, евтушенковские проблемы связывали с сечинскими происками? Ведь сам президент «Роснефти» всячески отрицал интерес к «Башнефти». Что если и правда, еще в сравнительно благополучном для барреля 2014-м стали загодя готовиться к приватизации? Чтобы потом, по методу кота Матроскина, «продать что-то ненужное».

Тем примечательнее, что как раз в феврале 2016-го, когда «Башнефть» превратилась в хедлайнера грядущей распродажи, еще один миллиардер пошел по стопам Евтушенкова. Совладелец Домодедово Дмитрий Каменщик тоже стал «клиентом» СК, а не Генпрокуратуры и ФСБ, которые задавали тон во времена «дела ЮКОСа». Как и у Евтушенкова, у Каменщика, или скорее у его делового партнера Валерия Когана, есть покровители в окружении президента. А бывшие «домодедовские» топ-менеджеры Светлана Тришина и Вячеслав Некрасов (также арестованные по делу о теракте) трудятся в инфраструктурных компаниях, связанных с УК «Лидер», которая, в свою очередь, входит в сферу интересов Газпромбанка и «Газфонда». Иными словами, Каменщик не чета Ходорковскому или даже Дурову. Он не карбонарий, а вполне системный бизнесмен, прекрасно знающий края и берега.

Раз политики нет и в помине, значит дело исключительно в экономике. «Юкосовский» тест пройден. А «террористическая» статья – всего лишь способ достать бенефициара, защитившегося от «споров хозяйствующих субъектов» надежной стеной офшоров. И заодно – купировать в зародыше возможные контратаки со стороны защитников предпринимательских свобод. Неслучайно бизнес-омбудсмен Борис Титов и глава РСПП Александр Шохин в этот раз ведут себя намного тише, чем в сентябре 2014-го, когда был помещен под домашний арест Владимир Евтушенков. Хотя, казалось бы, буквально на днях Владимир Путин предложил тому же Шохину посредничество в спорах бизнеса и силовиков. А Титов переформатирует «Правое дело» под продвижение интересов предпринимательского сообщества и собрался участвовать в парламентских выборах.

Но там, где говорят шахиды, лоббисты замолкают. «Если бы это было экономическое преступление, можно было бы обсуждать в категориях инвестклимата. Учитывая, что речь идет о решениях, которые могли привести к возможности теракта, — это совсем другая история, и комментировать в терминах инвестклимата можно лишь в случае, если нет достаточной доказательной базы», — резюмировал Шохин. Представитель Титова был еще более лаконичен: «К нам он [Каменщик] не обращался, с материалами дела мы не знакомы».

Немая сцена. Переход к следующему акту, в котором, по законам жанра, у осиротевшего Домодедово появляется новый собственник/опекун, чтобы... И вот здесь стройная конструкция начинает шататься. Аэропорт – это в принципе актив более капризный, чем нефтяная скважина. А если учесть роль личности Дмитрия Каменщика в «домодедовской» истории, шансы, что в его отсутствие эта курица по-прежнему будет нести золотые яйца, весьма невысоки. Тем более на фоне общего падения авиаперевозок, как по экономическим, так и по геополитическим причинам. По данным Росавиации, в традиционно хлебном январе пассажиропоток в Домодедово вырос лишь на 0,1%. А грузоперевозки сократились на 11,2% по сравнению с показателями годичной давности.

Можно предположить, что «равноудаление» Каменщика – это игра на понижение. Кто-то из владельцев других столичных аэропортов решил устранить сильного конкурента. Но такая комбинация оправданна, если не рассчитывать, что в 2018 году Россия все-таки станет хозяйкой чемпионата мира по футболу и все (или почти все) флаги будут в гости к нам. Ведь, по подсчетам Минтранса, нагрузка на московский авиаузел в ходе мундиаля вырастет на 30%. Если «убить» «Домодедово» — остальным аэропортам придется не сладко. Даже с учетом запланированного на март этого года открытия еще одного в Раменском. Тем более что планы по использованию средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) для модернизации аэродромной инфраструктуры плавно сошли на нет. Сейчас не то время, чтобы закапывать деньги ФНБ в землю, пусть и под взлетные полосы.

Между тем сюжет с «Башнефтью» наглядно показывает, как легко ситуация может развернуться на 180 градусов. Летом и ранней осенью 2014-го нефтяные аналитики упорно ожидали ее слияния с «Роснефтью». Сегодня в злоключениях Каменщика многие специалисты по авиаотрасли видят происки вездесущих Ротенбергов. Благо те вот-вот приватизируют «Шереметьево» и, вроде как, не могут не покушаться еще на один аэропорт. Но и помимо Ротенбергов в московском авиаузле хватает «тузов». Внуково, возможно, интересует Алишера Усманова, а Раменское патронирует «Ростех» Сергея Чемезова. Но сумеют ли они сыграть, если карта Каменщика будет бита? Не появится ли джокер, путающий всю игру, вроде Хотиных, претендующих сегодня на «Башнефть»?

На следующий день после помещения совладельца Домодедово под домашний арест стало известно, что Сулейман Керимов продает «Аэропорт Кубинка». Либо он решил выйти из аэропортового бизнеса, либо, наоборот, избавляется от «мелочи» и копит кеш, чтобы зайти по крупному. Тем более что Керимов, по некоторым данным, заинтересовался новой приватизацией, а пять лет назад фигурировал в числе претендентов на Домодедово.

Когда поводы для «юкосовских» тестов повторяются с завидной регулярностью, они становятся единственным элементом стабильности. Предопределить или хотя бы спрогнозировать  будущее не по силам ни тем, у кого могут отобрать бизнес, ни те, кто может его отобрать. И строители империй, и их захватчики в любом случае оказываются в минусе. Как, впрочем, и вся экономика. В плюсе только те, кто может из продавца быстро превратиться в покупателя, и наоборот. 

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Что для вас лично является одной из главных актуальных тем современности?
Проголосовало 7310 человек
Forbes 07/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.