Инициатор дела Росбанка: «Подумал, мужик я или не мужик. И пошел в полицию»

Елена Зубова Forbes Contributor
Андрей Ковалев Фото РИА Новости
Автор заявления о вымогательстве взятки председателем правления Росбанка Владимиром Голубковым рассказал Forbes свою версию

Пресненский суд поместил председателя правления Росбанка Владимира Голубкова под домашний арест на 2 месяца, несмотря на то что прокуратура ходатайствовала о заключении под стражу, мотивируя это тем, что сразу после задержания со счетов банкира исчезло $17 млн. Позднее источник в правоохранительных органах сообщил «Интерфаксу», что деньги были выведены при содействии руководства Росбанка. Голубков же заявил, что деньги переведены на счета его жены, они заработаны законно и будут использованы для защиты. Сам Голубков просил выпустить его под залог в 50 млн рублей, его адвокат представил ходатайство о залоге в 45 млн рублей от банка «Международный финансовый клуб». Заявление на Голубкова написал рок-певец и бизнесмен Андрей Ковалев, который рассказал Forbes свою версию событий:

Прокомментируете дело Росбанка?

— Да, только если напишете про меня «певец, композитор и поэт Андрей Ковалев». Не бывший депутат и прочее — без этого. И обязательно спросите о моих творческих планах. Вам — рейтинги, а мне свои три пирожка — посещаемость концертов.

Хорошо, будут вам «пирожки». Из-за чего начался конфликт?

— Изначально он возник из-за того, что Росбанк в лице его руководства создал условия, при которых я не мог перекредитоваться в других банках. Банк отказал мне в одобрении на получение кредита в другой кредитной организации. По условиям кредитного соглашения мы должны были его получать у Росбанка.

Почему в Росбанке с вами работала Тамара Поляницына?

— Это лучше знает моя бывшая жена Татьяна. Я-то сам бизнесом не занимаюсь, а занимаюсь музыкой и поэзией. Бизнес ведет она, и, кстати, это всем пример, как надо разводиться, сохранив отношения. Я начал ездить на встречи позже, потому что они в пух и прах разругались.

Как развивались отношения с менеджерами Росбанка?

— В 2012 году мы нашли несколько банков, которые могли нас перекредитовать. Стали писать письма в Росбанк, чтобы нам одобрили получение кредита у других банков, но нам не отвечали. Потом мне стало понятно, для чего это делалось: чтобы вынудить меня пойти на их условия и заплатить менеджменту. Срок кредита истекал в начале 2013 года. Но к ноябрю 2012 года у меня оставалось три выхода: или вернуть все деньги, которых не было, или реструктурировать долг с Росбанком, третий вариант — банкротство. И тут позвонила Поляницына и сказала, что председатель правления просит полтора миллиона долларов за реструктуризацию. Мы были в шоке, потому что, во-первых, откуда такая цифра? Во-вторых, мы благонадежный клиент — за время нашего сотрудничества с Росбанком заплатили $52 млн в виде процентов. После такой новости я попросил личного приема у Голубкова, но мне отказали с формулировкой «он сказал, общайтесь с Поляницыной». После каждой просьбы о встрече или письма Голубкову каждый раз звонила Поляницына и говорила: «Голубков же вас просил ничего не писать, все делать через меня». Мне ее искренне жаль: пострадала не за себя — деньги относила Голубкову.

Какие у вас основания считать, что она все относила Голубкову? Возможно, тот ничего не знал и она была главным действующим лицом в этой истории?

— Я был крупным клиентом, почему же мне отказывали во встрече? И потом, насколько я понял, Голубкова задержали с поличным. Я был лучшего мнения о председателях правления крупных банков. Это же надо быть полным идиотом, чтобы не применить для передачи денег карточную схему, офшор или банковскую ячейку. Вместо этого сотрудница принесла в его кабинет наличные деньги. И средства оперативного наблюдения показали, что он их считал у себя на столе, когда зашли оперативники.

На выложенном в Сети видео хорошо видно: Голубков считает деньги перед заходом СОБРа, и это снимают на камеру люди, зашедшие ранее. То есть никакого взятия с поличным по сути и не было...

— Это вопрос к правоохранительным органам, а не ко мне. Я высоко оцениваю профессиональные способности сотрудников ДЭБ и уверен, что вся доказательная база у них есть. На последней встрече с Поляницыной я спросил ее, почему Голубков не хочет со мной встречаться, и она ответила: тот прекрасно понимает — в этом есть коррупционная составляющая. Это ее слова.

Миллиардер Михаил Прохоров лично поручился за Голубкова. Для многих это критерий хорошей репутации этого банкира...

— Он поручился, потому что он его старый друг. Но у меня нет ни малейших сомнений в том, что все организовал лично он [Голубков]. Ни банкир, ни любой порядочный человек ему не должен подавать руки. У меня нет стремления кого-то наказать. И все же мне было просто противно сидеть рядом, он же был спокоен и невозмутим, ни одна жилка не дрогнула.

На каких условиях был реструктурирован кредит? СМИ писали, что пересмотр условий произошел в сентябре 2012 года, это так?

— Нет, это какие-то фантазии. Кредит Росбанк реструктурировал нам в декабре 2012-го. У нас был остаток долга $67 млн, ставка снизилась с 10% годовых до 9% в валюте, срок продлили до 2017 года.

На очной ставке между вами и Голубковым что произошло?

— Очная ставка была утром в пятницу. Голубков отказался от дачи показаний. Я ответил на малозначащие вопросы адвоката. Его адвокат мне угрожал, сказал: думаешь, так просто отделаешься? Ответил ему по-мужски.

У вас есть песня со словами «нам не нужно счастье взаймы». Интересно, что ситуация повторяется: то, что у вас произошло с Росбанком, похоже на ситуацию в ваших отношениях с банком «Нефтяной» в 2005 году...

— Там было по-другому. Когда я погасил весь кредит, в залоге остался блокпакет «Авто-Престиж 1». Банк через свою компанию, где гендиректором был Борис Немцов, пошел в суд с липовыми документами и арестовал эти акции. Через год я выиграл все суды и вернул их. По сути, это был рейдерский захват, а то, что произошло сейчас, — это его угроза.

— Оставшийся в Росбанке кредит будете обслуживать?

—- Да, конечно, я его обслуживаю. Вообще-то жду, что меня пригласят представители Societe Generale и принесут извинения за действия своих менеджеров. Я буду возвращать сумму, которую получили вымогатели — $1,2 млн, подам в суд, когда вернусь с гастролей. И надеюсь все-таки уйти из Росбанка, есть несколько вариантов.

Вы обратились в полицию, когда выплатили топ-менеджерам $1,2 млн из $1,5 млн. Почему сразу не пошли в органы?

— Я опасался, что останусь обслуживаться в банке у людей, которые меня будут люто ненавидеть, и от меня, [от бизнеса] мало что останется. Кроме того, меня разозлило, когда Поляницына начала звонить каждые три минуты и слать смс-ки «шеф в бешенстве», «шеф в ярости, он требует деньги», «вы нас обманываете». Это случилось после того, как я просил перенести срок выплат, так как у меня были определенные затруднения. Это был просто трэш, и во мне начала копиться здоровая мужская злость. Что я, мальчик, что ли, для битья? Подумал, мужик я или не мужик. И решил: я мужик — и пошел в департамент экономической безопасности.

Знакомые Голубкова говорят, его могли заказать влиятельные враги и вы, возможно, действовали заодно?

— Исключено на 100%. Я прекрасно понимал, что будет шум, а он мне не нужен. Мне вот надо клипы снимать, концерты давать, новые песни записывать.

Так что с творческими планами?

— Планы грандиозные: сейчас даю концерт в Саратове, 24-го — в клубе «Альма-матер» в Москве. Выпускаю клип с Агатой Муцениеце. Буду писать новые песни. Недавно меня пригласили в театр на Таганке в спектакль [по мотивам романа] «Анна Каренина» на роль Вронского, планирую войти в состав труппы в сентябре.

Что известно про фигурантов дела?

Владимир Голубков работает в Росбанке с 1999 года, российские банкиры характеризуют его как порядочного человека и не верят в то, что его могли подкупить. Его назначение на пост председателя банка прошло без осложнений — он устраивал и французскую группу Societe Generale, и Владимира Потанина, основного миноритария банка. И даже Михаила Прохорова, компания которого «Онэксим» держала крупный депозит (около $3 млрд) в Росбанке. С Прохоровым Голубков знаком давно, миллиардер даже поручился за него, попросив следствие не заключать банкира под стражу. Голубков утверждает, что переданные ему деньги были «личным кредитом» Тамаре Поляницыной.

Поляницына, которую следствие подозревает в пособничестве коммерческому подкупу, работает в Росбанке с 2005 года. Сначала она занимала должность отраслевого директора, в 2008 году была назначена вице-президентом, с 2009 года занимает должность старшего вице-президента. Сферой ее ответственности всегда было строительство и девелопмент, а также СМИ. Поляницына также фигурирует в отчетности ГК ПИК как генеральный директор компании «Красный Восток» — на территории этой бывшей трикотажной фабрики ПИК строит жилой район. Росбанк выдал крупный кредит ПИК в 2009 году, «Красный Восток» был среди поручителей. В ГК ПИК к моменту написания статьи не смогли объяснить, какую роль Поляницына играет в бизнесе девелопера.

Андрей Ковалев — бывший депутат Мосгордумы, предприниматель, «единорос» и рок-музыкант. Его компания «Экоофис» (доходы от аренды в 2011 году составляли $55 млн) год назад занимала 23-е место в рейтинге крупнейших рантье Forbes. В 2005 году Ковалев имел конфликт с банком «Нефтяной», в котором сначала взял кредит на $13,5 млн, а потом обвинил банк в рейдерском захвате. В Росбанке он получил кредит на $80 млн, за пролонгацию которого и снижение процентной ставки, по словам Ковалева, с него и требовали $1,5 млн. В 2007 году «Экоофис» купил три макаронные фабрики у «Интерроса». Тогда представители компании говорили о намерении заняться производством макарон, однако через четыре года «Экоофис» продал производство, оставив себе земельные участки.

Новости партнеров