Forbes
$64.8
72.55
ММВБ1993.35
BRENT49.32
RTS973.43
GOLD1317.91
26.04.2012 15:00
Николай Кононов Николай Кононов
бывший редактор Forbes 
Тимофей Дзядко Тимофей Дзядко
бывший редактор Forbes.ru 
Поделиться
0
0

Пятая жизнь интернет-инвестора Леонида Богуславского

Пятая жизнь интернет-инвестора Леонида Богуславского
фото Дмитрия Тернового для Forbes
Как доктор наук стал инвестором №1 в Рунете и зачем он вкладывает десятки миллионов долларов в малозаметные западные стартапы

На стене переговорной инвестиционной компании ru-Net в рамочке висит контракт между Pricewaterhouse и «Газпромом» на внедрение программных решений, подписанный в 1998 году. Под документом — подписи легендарного главы газового монополиста Рема Вяхирева и старшего партнера Pricewaterhouse Леонида Богуславского. В 1998 году 47-летний менеджер международной консалтинговой компании получал десятки тысяч долларов в месяц, бонусы и после выхода на пенсию мог рассчитывать на $100 000 корпоративной пенсии в год, не считая дохода от накопленного капитала. Однако вскоре после сделки с «Газпромом» немолодой консультант навсегда оставил теплое место в консалтинговой компании, чтобы инвестировать накопленные средства в интернет-проекты.

Это был переломный момент в его судьбе. Сейчас он с состоянием $450 млн занимает 191-е место в списке богатейших россиян по версии Forbes и получил известность как инвестор, вкладывающийся в глобальные интернет-технологии и сервисы. А после того как создатель Mail.ru Group Юрий Мильнер почти полностью избавился от акций этой компании, Леонид Богуславский может считаться крупнейшим российским интернет-инвестором. «Жизнь я делю на четыре части, — любит говорить Богуславский. — В первой я был ученым, во второй предпринимателем, в третьей консультантом, в четвертой инвестором. Главное, чтобы не пропадала динамика».

Мальчик из хорошей семьи

Новый профессор Университета Торонто поставил чемодан и оглядел свой кабинет размером с приличную гостиную. Молодой доктор наук (специальность computer science), давно рвался преподавать в Северной Америке, и вот мечта сбылась: его пригласили и привинтили на дверь личного кабинета табличку «Leonid Boguslavsky». Академическая карьера, причем на Западе, казалась совершенно естественной для выходца из среды московской интеллигенции: Леонид — сын литератора Зои Богуславской и пасынок поэта Андрея Вознесенского.

После окончания московского Института инженеров транспорта он работал в Институте проблем управления, занимался внедрением автоматизированных систем управления на заводах, успел в 1989 году получить предложение от Oracle представлять ее бизнес в СССР. Связи в среде интеллигенции постепенно перерастали в связи в нарождающейся предпринимательской элите: например, Богуславский дружен с одним из основателей «Альфа-Групп» Петром Авеном, чей отец, член-корреспондент АН Олег Авен, был его научным руководителем.

Уже через две недели решение переехать в Канаду показалось Богуславскому ошибкой: «Скучно!» Он собрал чемодан и вернулся в Москву, где принял предложение Oracle. Вскоре один из бывших коллег по Институту проблем управления познакомил Богуславского с работавшим в соседней лаборатории Борисом Березовским. Одним из заказчиков института был АвтоВАЗ. Богуславскому дали долю в созданной Березовским вместе с гендиректором ВАЗа Владимиром Каданниковым и еще несколькими топ-менеджерами завода компании «ЛогоВАЗ». Тогда эта фирма скромно занималась внедрением на ВАЗе систем Oracle и других мировых системных интеграторов. Как известно, в начале 1990-х, воспользовавшись тем, что ВАЗ переживал не лучшие времена, Березовский частично поставил под контроль ЛогоВАЗа сбыт «жигулей». Богуславский в этот момент стал заместителем гендиректора ЛогоВАЗа по коммерции — его обязанности касались не только ПО, но и торговли автомобилями. Правда, как вспоминает еще один коллега Березовского и Богуславского по институту Юлий Дубов (сейчас он, как и Березовский, живет изгнанником в Лондоне), Богуславского торговля автомобилями тяготила.

В 1993 году Березовский согласился отдать Богуславскому бизнес системной интеграции (Logovaz Systems, LVS), забрав его долю в ЛогоВАЗе. «Леонид хотел независимости, а я всегда уважал таких людей, и мы разошлись без конфликтов, — говорит Березовский в интервью Forbes. — Мне было жаль, что уходит менеджер со столь скрупулезным и системным мышлением».

Богуславский стал развивать LVS. Кроме промышленных объектов он, выиграв в 1994 году тендер, получил подряд на автоматизацию рабочих мест депутатов Госдумы. На оборудовании зала голосования Богуславский сделал себе имя, и в 1997 году Pricewaterhouse, подыскивавшая в России системного интегратора для покупки, выбрала LVS. Богуславский получил $10 млн и позицию старшего партнера.

Стратег

Почему он порвал с Pricewaterhouse вскоре после подписания громкого контракта с «Газпромом»? «Когда я создавал LVS, были иллюзии, что мы нужны миру, можем вести проекты в Европе и Америке, — объяснял Богуславский. — Но мы оказались никому не нужны. А вот инвестиции — на этом можно построить глобальный бизнес, и я решил стать инвестором».

Первые инвестиции Богуславский сделал в знакомой области системной интеграции и программных разработок — купил доли в российских компаниях TopS (системная интеграция и внедрение управленческих систем на предприятии) и VDI (занималась офшорным программированием). Вложения не превысили нескольких миллионов долларов, однако формальный статус инвестора вкупе с опытом работы в международной консалтинговой компании дал ему возможность познакомиться с партнерами западных фондов Barings Vostok Group, UFG и Rex Capital, которые считали Рунет перспективным рынком и искали себе «проводника» в России. Итогом знакомства стало создание в 1999 году фонда ru-Net Holdings объемом $10 млн; Богуславский стал в нем председателем совета директоров.

Первыми (и самыми известными до сих пор) инвестициями фонда стали сделанные в 2000 году вложения в молодую поисковую систему «Яндекс» (за 35% в ней фонд заплатил $5,27 млн) и интернет-магазин «Озон» (контрольный пакет, $3 млн). Инициатором этих покупок был вовсе не Богуславский, а партнер Baring Vostok Group Елена Ивашенцева. Богуславский признает, что и после долго не верил в бизнес-перспективы Ozon.ru и особенно «Яндекса».

Однако к 2006 году партнерам стало понятно, что «Яндекс» зарабатывает больше других их активов, и они реструктурировали бизнес. В фонде ru-Net Holdings остались только акции «Яндекса», а остальные активы (в том числе акции «Озона», TopS и VDI) поместили в новый фонд Internet Search Investments (ISI). Сам же Богуславский в 2006 году создал еще один, собственный фонд, назвав его с согласия партнеров ru-Net, — так что на рынке оказалось два фонда со схожими наименованиями. Собственный фонд он собирался использовать для инвестиций в интернет-технологии и сервисы.

Достаточных средств для серьезных инвестиций в мессенджеры, социальные сети и игры (такие цели поставил себе Богуславский) у нового фонда не было, и его основатель отправился искать деньги.

Час икс пробил летом 2007 года. Сколотивший состояние в металлургии и на фондовом рынке Алишер Усманов (№1 списка Forbes) планировал инвестиции в интернет, и член совета директоров принадлежащего ему холдинга «Металлоинвест» Иван Стрешинский предложил Богуславскому написать стратегию инвестиций на незнакомом ему рынке. Документ, который лег на стол олигарху, содержал стратегию поглощения сервисов, связанных с общением в сети, — тех же самых, на которые раньше замахивался Богуславский. Стратегию невозможно было бы реализовать без активов, собранных в фонде Digital Sky Technologies (DST) энергичного выходца из группы «Менатеп» Юрия Мильнера: акций почтовой службы Mail.ru, мессенджера «Агент» и информационных порталов.

Богуславский познакомил Мильнера и Усманова (Стрешинский это подтвердил, а Мильнер оставил без комментариев). Усманову план понравился, и он сделал Богуславскому предложение — отдать долю в «Яндексе» в обмен на долю в DST. Богуславский был не прочь, но остальные акционеры поисковика вступать в партнерство с Усмановым не захотели. «Леонид был единственным из акционеров «Яндекса», кто выказал желание избавиться от акций, но схема владения ими через ru-Net Holdings оказалась слишком сложна», — дипломатично формулирует итог переговоров Стрешинский.

В итоге Усманов сделал своим основным партнером по инвестициям в интернет Юрия Мильнера, а Богуславскому своеобразно выразил своеобразную благодарность, внеся в созданный с ним фонд Bexley $13 млн. Едва ли не единственным удачным объектом инвестирования этого фонда стал портал HeadHunter.ru.

Первые стартапы

После попытки продать долю в «Яндексе» Усманову Богуславский был вынужден уйти из совета директоров «Яндекса» (гендиректор компании Аркадий Волож и другие ее представители отказались комментировать эту историю). По его версии, из-за того что начал вкладываться в стартапы, конфликтующие с бизнесом «Яндекса».

Первым стал iContext — система управления кампаниями контекстной рекламы, основателям которой ru-Net в 2008 году заплатил несколько миллионов долларов в обмен на миноритарный пакет. Время было выбрано удачно — после финансового кризиса рынок «контекста» начал расти быстрее баннерной рекламы.

Еще одну сделку для своего портфеля Богуславскому пришлось заключать за океаном. Его знакомый, бывший заместитель управляющего директора Альфа-банка Олег Туманов подкинул идею выкупить у Леонарда Блаватника компанию Digital Access (онлайн-кинотеатр Ivi.ru), в которой в тот момент работал. Партнерами Digital Access выступали крупные правообладатели музыки — они продавали каталоги посреднику, а тот перепродавал их другим площадкам. Эта бизнес-модель оказалась слабой не только потому, что пользователи в 2010 году не платили за музыку практически нигде, кроме iTunes, но и потому, что мейджоры начали продавать права напрямую.

Богуславскому понравилась команда Ivi.ru, но его не устроила бизнес-модель. Он помог менеджменту прийти к идее видеопортала, который бесплатно крутит популярные фильмы, а зарабатывает на рекламе. Оказалось, что модель имела право на существование — аудитория Ivi.ru сейчас составляет 12 млн человек в месяц, а каталог насчитывает 65 000 аудио- и видеотреков. В 2011 году Ivi.ru показала небольшую прибыль.

Все опрошенные Forbes знакомые Богуславского отметили, что он тщательно обдумывает каждое решение и берет на себя ответственность, только если уверен в успехе. Но иногда он действует очень быстро. Стоило в 2010 году начаться острой моде на сервисы коллективных покупок со скидками, копирующих американcкий Groupon, как Богуславский купил долю в одном из русских аналогичных стартапов — «Биглионе», причем всего через месяц после его запуска. «Столь огромный и неосвоенный рынок обречен на то, что 9 из 10 предпринимателей копируют чужие модели», — считал он.

Все российские стартапы Богуславского выглядели тренировкой перед более масштабным витком инвестирования. Осчастливленные предпринимателем проекты не стоили и половины его пакета в «Яндексе». Уточнить его цену должно было IPO на Нью-Йоркской бирже. Богуславский готовился продать акции, чтобы получить средства к началу «пятой жизни».

Глобальный инвестор

После того как 24 мая 2011 года «Яндекс» продал на Nasdaq 17,6% акций за $1,3 млрд, Богуславский получил на руки около $70 млн (из своего 6%-ного пакета «Яндекса» он продал пока всего 1%). Средства он разделил на две части. Первая пошла на покупку новых акций Ozon.ru: теперь Богуславский контролирует 20% крупнейшего ритейлера Рунета, и гендиректор Ozon.ru Маэль Гавэ еженедельно перед ним отчитывается. «Леонид задает правильные вопросы, над которыми я потом глубоко думаю, и умеет фокусировать задачи», — говорит Гавэ Forbes, и ее комплименты непохожи на формальный знак вежливости. Одновременно с ним в «Озон» вложились гиганты — американский инвестфонд Index Ventures, швейцарский Alpha Associates и японский интернет-молл Rakuten, общая сумма привлеченных «Озоном» инвестиций составила $100 млн. Привлеченные средства Ozon.ru пустил на обновления инфраструктуры и IT, а также, желая захватить значительную долю рынка электронной торговли обувью, приобрел профильный стартап Sapato.ru.

Впрочем, Ozon.ru на данный момент не главная инвестиция Богуславского. Получив деньги от продажи акций «Яндекса», он создал фонд RTP Ventures объемом $100 млн, призванный инвестировать в иностранные стартапы на начальной стадии. Фокус — на тех же глобальных технологиях и потребительских сервисах на растущих рынках.

Возглавить фонд он пригласил Кирилла Шейнкмана, старого знакомого по Oracle, — тот в конце 80-х возглавлял техподдержку этой компании в Восточной Европе. Какова инвестиционная стратегия нового фонда? «На рынке часто встречается отрицательная реакция на русские деньги — мол, это как пьяные моряки приплыли в порт и сорят ими направо-налево, — рассказывает Шейнкман. — Мы говорим: нет, нам важна репутация, это вдумчивое вложение». RTP, в частности, никогда не претендует на контрольный пакет.

Среди первых покупок RTP Ventures — проект русскоязычных предпринимателей из Кремниевой долины GridGain, сервис по параллельной обработке программистами больших объемов данных. Немецкий стартап Juvalia.com, который работает в Германии, Индии, Бразилии и России, соединяет модель прямых онлайн-продаж дешевой бижутерии и «ювелирки» с MLM-моделью: продавцы верхнего уровня покупают наборы украшений, презентуют своим агентам, а те идут продавать «в народ».

Богуславский уже инвестировал в 12 западных стартапов $50 млн и собирается вложить столько же. Ему 60 лет, и он с энтузиазмом ездит по миру. «Сначала на конференцию Intel, потом встреча в Калифорнии с [фондом] Tiger, затем тур 3–4 дня по Азии (Индия плюс четыре страны), встречи с компаниями — присматриваемся к рынку, чтобы понять, как туда зайдем», — обрисовали в ru-Net типичную неделю шефа. Это нелегкая, но приятная особенность пятой, самой динамичной из жизней Богуславского.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.