Виртуальный диван: как российские инженеры учат риелторов в США использовать 3D-туры для продаж | Технологии | Forbes.ru
$57.34
67.49
ММВБ2092.57
BRENT58.11
RTS1146.62
GOLD1286.49

Виртуальный диван: как российские инженеры учат риелторов в США использовать 3D-туры для продаж

читайте также
+8 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям +17 просмотров за сутки«Google покупает Apple за $9 млрд»: как рынок переварил странную новость Dow Jones +1 просмотров за сутки$100 000 за президента США. Могли ли русские выбрать Трампа вместо американцев +2 просмотров за суткиМодная Россия: инвестиции в одежду позволяют изменить ее внешний вид и процесс покупки +2 просмотров за суткиИскусственный интеллект и нейросети в картографии — 2: когда «народные» карты круче Google +7 просмотров за суткиРеволюция случится без нас? Какими будут инновации в следующие 100 лет Перевод голоса налету и трогательный смартфон: Google показал новые гаджеты +1 просмотров за суткиРыночная реальность: что нужно знать о виртуальных технологиях в 2017-м +8 просмотров за суткиГлава Microsoft Сатья Наделла: мир изменят три технологии и немного эмпатии +65 просмотров за суткиКнижная полка миллиардера: что читают богатейшие люди планеты +5 просмотров за суткиНакодить миллион. Программисты догоняют инвестбанкиров по уровню зарплат +2 просмотров за суткиСемь уроков, которые любой стартапер может извлечь из сериала «Кремниевая долина» +3 просмотров за суткиИнвестиции в самое сердце: российская компания вложилась в итальянский медицинский стартап Найти и купить. Приобретение HTC и другие крупные сделки Google Не так ищут: почему ФАС проверяет Google и «Яндекс» Аппетит к риску: как подойти к ICO с тщательностью венчурного инвестора Маска, я вас знаю. Новинки Apple оценили разработчики приложения дополненной реальности «Маскарад» Новое измерение: дополненная реальность принесет Apple $15 млрд к 2020 году +2 просмотров за суткиБогатейшие технологические миллиардеры мира — 2017: рейтинг Forbes На здоровье: как проекты зарабатывают на особенностях женского организма +1 просмотров за суткиОстановить Билла: Microsoft стремится к полному контролю?

Виртуальный диван: как российские инженеры учат риелторов в США использовать 3D-туры для продаж

Елена Краузова Forbes Contributor
Фото DR
Компания GeoCV, которая продает софт для 3D-моделирования интерьеров, сумела привлечь инвестиции на $1,8 млн. Каковы ее шансы завоевать долю на американском рынке?

Российский разработчик софтверного решения для 3D-сканирования помещений GeoCV 11 апреля объявил о новом раунде инвестиций в $1,8 млн от венчурных фондов Runa Capital, Emery Capital и частных инвесторов из Нью-Йорка. Стартап развивает решение для построения 3D-виртуальных туров при съемке с мобильных устройств — новых смартфонов и планшетов, оснащенных как обычными камерами, так и камерами глубины. На деньги раунда GeoCV рассчитывает начать масштабные продажи риелторам в США, которые сегодня вынуждены заказывать съемку у студий с дорогостоящим оборудованием.

«Мы — существа, которые живут в 3D-мире,  хотя сегодняшние мобильные устройства предполагают, что физический мир кончается на границе экрана, — такими словами Джони Ли, глава подразделения ATAP внутри Google, начал в феврале 2016 года презентацию проекта Google Tango — технологии, которая позволяет строить 3D-модель окружающей действительности с помощью смартфона, оснащенного не только обычной камерой, но и специальными сенсорами, датчиками и программным обеспечением и мощным процессором специально для 3D-сканирования. Как Google Street View оцифровывает панорамы разных мест на планете, так и смартфоны с Google Tango помогут составить «3D-слепок» всего, что нас окружает, объяснял Ли.

Сегодня смартфоны  и планшеты совместно с Google Tango выпускает Lenovo (хотят — Asus, Huawei) похожие проекты запустили Toshiba, Sony, Microsoft. По подсчетам аналитиков, рынок только смартфонов с 3D-камерами к 2022 году вырастет до $4,4 млрд, при ежегодном росте около 50%. Разработчики российского стартапа GeoCV вовремя поймали тренд.  Компания одной из первых в России получила комплект средств разработки для Google Project Tango и стала работать над сервисом, который был призван дать риелторам инструмент для создания 3D-туров по виртуальным домам. Хотя стартап уже дважды получал предложения о продаже технологии и всего бизнеса, GeoCV, с венчурными инвестициями в $2,5 млн, самостоятельно выходит на рынок США — если адаптировать технологии под массовый рынок, можно отхватить большой кусок пирога.

50 ошибок хай-тек стартапов

Антон Якубенко и Глеб Кривовязь,  в  прошлом студенты лаборатории компьютерной графики и мультимедиа  ВМК МГУ, занимаются технологиями компьютерного зрения больше десяти лет.  «В этой области комптьютерной науки есть классная отличительная особенность, помимо ее футуристичности, — ты видишь презентабельные результаты своей деятельности», — объясняет Якубенко. Хотя на первых курсах учебы в вузе он хотел стать системным программистом, но после одной из «лаб» переключился на новую сферу.  Отбор в лабораторию предполагал решение пяти сложных задач в течение семестра, но это только подстегивало азарт Якубенко. Когда конкурс был пройден, оказалось, что на работу нужно выходить уже летом. Во время летних каникул, пока однокурсники вовсю отдыхали, Якубенко работал над проектом по 3D-реконструкции изображений для Samsung Advanced Institute of Technology.  Тогда еще приходилось использовать ручной ввод для создания простейшей 3D-модели кружки на столе, вспоминает Якубенко. Именно в этот момент он загорелся идеей создать простое и качественное решение для съемки в 3D.  Он погружался с головой в каждое новое задание от Samsung  (например, автоматическая «сборка» 3D модели городской сцены по фотографиям), становился автором патентов,  ездил на научные конференции, но видел, что корпорация экспериментирует, «прощупывая почву». Якубенко мечтал бросить работать в стол и заняться осязаемыми продуктами.  Глеб, пришедший в лабораторию после все того же яркого курса графики и компьютерного зрения с ВМК, разделял его настроения.  Воодушевляло, что, с  одной стороны, практических  применений технологий компьютерного зрения было уже много, с другой  - многие задачи были далеки от полноценного решения.  

Вскоре Якубенко и  Кривовязь зарегистрировали компанию «Лаборатория компьютерного зрения» и стали заниматься проектами по разработке «под ключ». За три года через компанию прошло шесть заказов, она вышла на окупаемость. Но предпринимателей снова не устраивал расклад дел: теперь им было тесно  в рамках нишевого  консалтингового бизнеса.

Читать также: Лицом к лицу: российские стартапы по распознаванию лиц выходят на мировой уровень

Первым продуктом, рассчитанным на продажи,  должен был стать софт для создания  фотореалистичных 3D-моделей зданий по фотографиям для 3D-карт. Прототипом заинтересовался клиент, планировавший «оцифровку» Москвы, а затем  — других городов. Заказчик решил купить не сервис, а весь бизнес.  Якубенко и Кривовязь вышли из бизнеса (имя компании-покупателя и сумму сделки предприниматели не называют).  Следующая компания предпринимателей,  была посвящена  продукту для  распознавания данных в городской среде —  знаков дорожного движения по видео для навигационных компаний. Его не удалось вывести на рынок — деньги закончились раньше, чем начались продажи. Зато у Якубенко и Кривовязя есть список из 50 ошибок хай-тек стартапов, которые приводят к провалу. Еще один аргумент в пользу «нет худа без добра» — предприниматели взяли паузу в развитии бизнеса и защитили диссертации.

Глеб Кривовязь (слева) и Антон Якубенко

С 2014 года основатели задумались над разработкой 3D-сканера для виртуальных туров для рынка недвижимости — именно с этого началась GeoCV. Как оказалось, создавать 3D-модели зданий снаружи начали многие игроки, а  интерьеры  заинтересовали намного меньше компаний.  В феврале 2014 года у разработчиков был прототип —  несколько 3D-сенсоров, скрепленных вместе и подключенных к ноутбуку, а также софт для «сшивки» отсканированных объектов в единую 3D-модель.  

О сканере Якубенко и Кривовязь рассказывают неохотно, так как стартап быстро сменил концепцию.  Как оказалось, доступных и качественных решений для 3D-сканирования интерьеров не было, хотя оборудование, которое бы это позволяло, представляли все новые игроки — начиная с Microsoft, начавшего продажи Kinect. А крупные IT-компании объявляли на конференциях о начале работы над добавлением возможностей 3D-сканирования в смартфоны и планшеты.  Быстро стало ясно, что выгоднее не работать над собственным сканером, а сфокусироваться на софтверном решении. «Мы  пришли к тому, с чего начали», — пожимает плечами Якубенко, вспоминая то, что компания начинала с рынка жилой недвижимости, но проанализировав еще около 80 возможных применений, вернулась к первому целевому сегменту. В США риелторские фирмы продают ежегодно более 5,5 млн жилых домов, ссылается он на исследования Национальной ассоциации риелторов США. Средняя стоимость —  $250 000,  риелторы получают около 5% от сделки.  В этой цифре, очевидно, заложены траты риелторов на маркетинг ($6-12 млрд в год, оценивают основатели стартапа).  На часть этой суммы  можно претендовать с сервисом для реалистичных виртуальных посещений, решили предприниматели. Этот целевой рынок они оценивают в $1 млрд. А потом можно заняться переносом в 3D домов и квартир, выставленных не на продажу, а для долгосрочной аренды (или краткосрочной — тот же Airbnb призывает арендодателей красочнее рассказывать о своих апартаментах). Еще один потенциальный смежный  рынок — коммерческая недвижимость. Наличие конкурента — американской Matterport с венчурными инвестициями свыше $60 млн — только убедило Якубенко и Кривовязя, что расчет верен.  Рынок сегментирован и не работает по принципу «победитель получает все», риелторы примут нового игрока с сильным технологическим сервисом, пришли к выводу разработчики. И даже, если Matterport не позволит закрепиться на рынке, на который вышел первым, можно перестроиться — клиентами могут стать управляющие сервисные компании, страховщики недвижимости, а также компании, занимающиеся дизайном и ремонтом интерьеров.

Теперь GeoCV  продает сервис для создания объемных  и детальных 3D-туров, а также (в их составе) 360-градусные HDR панорамы. Также софт позволяет по материалам для 3D-сканирования получить план этажа с параметрами объекта,  из панорам можно извлечь и  фотографии высокого разрешения. С таким комплексным продуктом GeoCV нацелился дать риелторам  максимально полные визуальные данные для маркетинга объекта недвижимости.

Треугольники, текстура и привередливые риелторы

Сейчас для создания их 3D-моделей существует несколько конкурирующих технологий. Можно снимать объект «камерами глубины»  - они составляют «карты глубины», изображения, пиксели которого обозначают расстояние до поверхности. В каждом «кадре» таких камер —   показатели расстояний до десятков тысяч точек поверхности.  В одних случаях карты глубины составляются  с помощью стереокамеры с активной инфракрасной подсветкой.  В других — используют  TOF-камеры («Time of flight» — время полета), которые  освещают объект, и замеряя время света в пути, вычисляют расстояние до точки на поверхности.  Именно с камерами глубины  работает Kinect, а также смартфоны с  Google Tango. Второй способ —  3D-реконструкция по фотографиям (фотограмметрия). Она лучше подойдет, если речь идет об объекте с четкой текстурой, и потому используется, например, для аэрофотосъемки. В сканирование интерьеров фотограмметрия не пришла,  так как в помещениях нет четких текстур (белые стены и потолки, и, например, однотонная мебель). Хотя технологии машинного обучения и «умного» распознавания деталей панорамы могут это изменить. Но все же, пока выгоднее использовать «камеры глубины» — дальность действия около пяти метров позволяет сканировать большинство помещений, миллиметровая точность практически не нужна.  

Софт, созданный разработчиками GeoCV, анализирует видео обычной камеры смартфона и использует карты глубины c 3D-камеры. В итоге получается «3D-скан»,  в который входят геометрическая модель (полигональная модель в виде сетки из  треугольников, точность — 98%, говорят основатели проекта)  и накладывающаяся на нее текстура объектов.  Вначале алгоритмы GeoCV вычисляют траекторию движения смартфона во время сканирования. Это можно сделать сопоставляя  кадры из видео и 3D-измерения между кадрами, а также принимая в расчет  данные с сенсоров, которые сейчас есть в каждом смартфоне, — акселерометра, гироскопа, магнитометра.  Второй шаг — «сшивание»  всех 3D-измерений в единую геометрическую модель. Отдельные алгоритмы  исправляют неточности, находят «белые пятна»  (неотсканированные части — например, «дырами» становятся отражения в зеркалах) и достраивают модель. Потом нужно упростить  модель с нескольких миллионов полученных треугольников до десятков тысяч — только тогда ее можно отобразить на сайте или на мобильных устройствах.  Последний этап — «склеивание» модели и текстуры из тысяч кадров видео.  Сложность в том, чтобы, с одной стороны, найти самую близкую для точки треугольника точку текстуры, с другой — чтобы  было меньше «швов» при использовании разных кадров для текстурирования.  

Съемка комнаты в движении  с мобильного устройства  (на штативе или у человека в руке) потребовала много технических новшеств, которые не нужны были создателям 3D-моделей стационарных объектов. Во-первых, нужно было научить его восстанавливать сложные и произвольные траектории движения, когда нет абсолютных координат (их могло бы дать, например, GPS, но внутри зданий оно не работает). Во-вторых, задачей стало найти способ справляться c объектами вроде длинной стены с обоями и без мебели —  объекта без уникальной геометрии или текстуры, на которых алгоритмы  то и дело «спотыкаются». В-третьих, объем оперативной памяти и мощностей процессора мобильных устройств ограничен, в то время как создание 3D-моделей именно интерьеров требует работы с данными в большом объеме (их объемы несопоставимы  с объемами, нужными для 3D-сканирования, например, сумочки для каталога в интернет-магазине).  Эту проблему создатели  GeoCV  решают так:  софт создает 3D модель в низком разрешении на мобильном устройстве, а затем данные отправляются в облако для обработки.

Не смотря на столь тщательную работу,  риелторы оказались требовательнее, чем ожидали предприниматели. Например, пришлось добавить и обработку фотографий для создания 360°-панорам, в  дополнение к 3D-скану.  Для этого было нужно  разработать целый новый модуль для опции  веб-просмотра.  Софт нужно было научить сложному переходу от визуализации 3D-скана к визуализации панорам,  а также динамической подгрузке контента. «Минимальная планка для визуализации реальных помещений в вебе находится на уровне  100% фотореализма, который пока недостижим для произвольных помещений, тем более с помощью доступной и эффективной технологии», — поясняет Якубенко.  Но в b2b-бизнесе музыку заказывает потенциальный клиент, так что GeoCV (впрочем, как и конкурентам из Matterport) пришлось стремиться к невозможному. Сейчас основатели GeoCV работают над системой собственной автоматической съемки 3D-тура целиком, чтобы решение само собирало воедино  3D-скан  и  панорамы. А еще из панорам такого тура можно получать фотографии,  из  полигональной модели —  планы этажей, что тоже, как оказалось, очень нужно риелторам.  Впрочем, риелторов и это не впечатлило так, как надеялись Якубенко и Кривовязь.   

 

Не тот Ротенберг

Весь путь  от ручной сборки 3D-моделей к автоматизации сканирования занял у стартапа около трех лет.  В начале 2014 года GeoCV получил $30 000 от бизнес-инкубатора МГУ, потом —  еще около $180 000 от Starta Capital  и Moscow Seed Fund, в мае 2015 года софт помог отсканировать первую комнату одной 3D-камерой, подключенной к ноутбуку. Затем нужно было развивать продукт для сканирования с помощью мобильного устройства (со смартфонами Google Project Tango) и уменьшать время сканирования, экспериментируя при этом с помещениями разных типов и с разной обстановкой. В сентябре 2015 года стартап получил новый транш инвестиций ($500 000), снова с участием Starta Capital и новым инвестором — фондом Emery Capital и американским  Rothenberg Ventures.

Американская компания была у GeoCV еще с 2014 года (есть и российское юрлицо, резидент Сколково, к ней прикреплена вся команда разработчиков) и чтобы протестировать рынок США, Якубенко и Кривовязь решили поступить в один из акселераторов. С топовыми американскими акселераторами — Y Combinator, TechStars и 500 Startups —  у стартапа не сложилось из-за сроков подачи заявок, зато и удалось пройти отбор в Rothenberg Ventures River, первый специализированный акселератор для стартапов в сфере  VR, созданный самым активным фондом в этой области (объемом более $57 млн).  Финальное интервью проходило с Майком Ротенбергом, один из самых молодых венчурных инвесторов Кремниевой Долины, впоследствии получившим известность из-за обвинений в сомнительных финансовых махинациях. «Не имеет отношения к Аркадию Ротенбергу, просто однофамилец», — предупреждает российского читателя Антон Якубенко. Затем стартап прошел трехмесячную программу от своего первого инвестора, Starta Capital, в Нью-Йорке. Когда предприниматели только обжились в Сан-Франциско, переезжать не слишком хотелось, но все же столица real estate должна была принести много новых клиентов. Хотелось ощутить более «бизнесовый» дух и сравнить его с технологичностью Кремниевой долины, объясняют основатели GeoCV.

Читать также: За моря: как стартапу наладить продажи в США?

Сейчас  стартап после бесплатных «пилотов» с риелторами запускает продажи в Нью-Йорке.  Риелторов можно находить на сайтах агентств, порталах с объявлениями, в MLS (Multiple Listing System — системы публикации объявлений). Агент получает объявление (листинг), заказывает у  GeoCV  услугу по созданию 3D-тура, фотографий и плана этажа (пакет обходится в $149). Сотрудники стартапа приезжают для фотосессии в нужный дом в назначенное время, после чего все полученные данные загружаются в «облако», 3D-скан составляется автоматически, при необходимости дорабатывается вручную. Через 2-3 дня клиент получает результаты: фотографии и план этажа публикуются как обычные изображения на странице объявления на сайтах недвижимости, на 3D тур обычно ведет отдельная ссылка.  С  крупными площадками объявлений как с агрегаторами предложений агентств GeoCV тоже рассчитывает договориться (Matterport уже работает с ними).  Пока выручка стартапа не превышает $1000 ежемесячно, к концу 2017 года, рассчитывает Якубенко, этот показатель пройдет отметку в $100 000.

Сканирование 100 м2 с решением от GeoCV занимает в среднем 15-20 минут (показатель варьируется в зависимости от сложности помещения, наличия и характеристик мебели, освещения и т.д,) Панорамы все еще снимаются отдельным «пролетом», так что время съемки может вырасти до часа.  Основатели проекта рассчитывают,  что  время  съемки удастся сократить до  30-45 минут на 100 м2. Оценить реалистичность 3D-тура можно только субъективно,  для панорам есть точные характеристики: разрешение панорам GeoCV  — около 80 мегапикселей.

С Matterport российский стартап рассчитывает конкурировать в первую очередь за счет более доступных цен. Американская компания предлагает купить собственный сканер за $3600, а также оформить подписку на облачный сервис — от $49 до $149 ежемесячно. Цены GeoCV, со съемкой со смартфона или планшета, меньше уже сейчас, при этом разработчики видят потенциал для их дальнейшего снижения. Например, можно привлечь к сотрудничеству сообщества профессиональных фотографов в крупных городах — они, если у них есть «окна»  в расписании, готовы работать за несколько десятков долларов  в час. «Uber-ы»  для фотографов-фрилансеров (вроде   PhotoSesh в Нью-Йорке, и Snappr, недавнего выпускника  Y Combinator) удешевят их услуги еще сильнее. Для фотографов GeoCV сделает DIY-версию своего ПО (оборудование для съемки можно давать в лизинг), а те могут оказывать услуги агентам, и сами зарабатывая больше, чем сейчас, и  позволяя стартапу зарабатывать по сервисной модели. 

Визуальное качество,  геометрическая детальность 3D-сканов, а также разрешение панорам выше, чем у конкурентов,  уверяют разработчики из Москвы. Кроме Matterport (который, по заявлению самой компании, занимает 2,5% рынка 3D-туров на рынке жилой недвижимости США), есть и другие конкуренты. Во-первых, решения для  виртуальных туров разрабатывают стартапы InsideMaps, Real.Vision, Planitar iGuide, но у них нет столь сложного 3D-контента. А без него «wow-эффект» и плавные перемещения между панорамами не обеспечить. О размерах объектов (например, дверей) 3D-скан тоже позволяет судить точнее. Во-вторых, компании ImmoViewer и  RoundMe предлагают те же услуги риелторам с 360°-камерами, но их изображения еще проще, а панорамы к 3D-турам обычно надо привязывать вручную.  Наконец, есть и студии, которые создают не фотореалистичные 3D-визуализации существующих помещений, а моделируют «с нуля» то, какими могут быть интерьеры, в программах вроде Autodesk. Иными словами, они создают картины, а не фотографии, как GeoCV. Один из подобных сильных игроков-  Floored, недавно поглощенный CBRE.  

Смартфон с 3D  в каждый карман

В апреле 2017 года GeoCV объявила о еще $1,8 млн — от Runa Capital и Emery Capital (участвовал во втором раунде инвестиций) и двух нью-йоркских бизнес-ангелов.  Главная задача средств этого раунда — наладить масштабируемые продажи. После рынка жилой недвижимости основателям стартапа кажется привлекательным сегмент отелей и апартаментов (в США около 50 000 отелей, которые хотят привлекать постояльцев, и около 170 000 владельцев недвижимости на Airbnb).  Фотореалистичные 3-D туры будут востребованы страховыми компаниями, которые смогут удаленно оценивать ущерб, а также фирмами по организации переездов: можно оценивать объем вещей, которые нужно перевести. Большую ставку основатели GeoCV делают на агентов по управлению недвижимостью, дизайнеров интерьеров.

Вскоре смартфоны с 3D-камерами заполонят рынок, не сомневаются Якубенко,  Кривовязь и их инвесторы. «Производители смартфонов и платформ активно вкладывают в 3D-технологии, это одна из немногих областей, где они еще могут получить конкурентное преимущество», — говорит Дмитрий Гальперин, инвестиционный директор Runa Capital.  Поглощения в этой сфере  это подтверждают — производитель 3D-сканеров PrimeSense (поставщик сенсоров для Matterport и Microsoft Kinect) куплен Apple за $345 млн,  Sony приобрела SoftKinetic,  разработчика 3D-камеры и  ПО для распознавания жестов,  Samsung инвестировал  в Mantis Vision, израильского разработчика 3D-камер.

Пока просто не появилось приложения, которое бы сформировало запрос на cмартфоны  с 3D-сканерами и «взорвало» бы рынок, рассуждает Якубенко. Такую роль могут осуществить игры с дополненной реальностью, приложения для VR-интерфейсов или новые «сервисы для фоточек». Но главное,  Apple и Samsung еще не встроили 3D-камеры в iPhone и Galaxy, — а значит, пока их не стоит считать стандартом. Пока  клиенты покупают смартфоны, выпущенные совместно с Google Project Tango, исключительно как инструмент для съемки в 3D, а не как  смартфон для обычных повседневных функций. Но развитие бизнеса в корпоративном сегменте это никак не сдерживает, рассуждают предприниматели. А впоследствии можно приучать делать 3D-туры по своим квартирам обычных пользователей, «шарить» их  - социальные сети, очевидно, идут в AR/VR-технологии.

Теперь GeoCV предлагает риелторам просмотреть тур и в очках виртуальной реальности. Хотя пройтись по понравившемуся дому на сайте с каталогом риелтора для GeoCV остается пока  главным применением для разработанного софта,  с такими просмотрами интерьеров в VR стартап уже экспериментирует. «Риелтор встречается с клиентом в офисе или на объекте, надевает на него очки виртуальной реальности и проводит тур по 12 объектам в течение получаса, а затем вместе они  едут смотреть три наиболее понравившихся варианта вживую, — описывает Якубенко. — Раньше на это бы ушли выходные как минимум».  Пока у GeoCV только  VR-демо, но стартап уже показывает его риелторам.

«Тема бурного роста VR/AR — это вопрос следующих 3-5 лет, — говорит Иван Савельев,  управляющий партнер Emery Capital.  - В случае с GeoCV  мы изначально не ждали быстрого результата, но, конечно, хотелось бы, чтобы рынок быстрее перестроился на новые технологии. Но мы готовы и подождать».

Удастся ли GeoCV после столь долгой разработки технологического решения завоевать место на рынке? На ранних стадиях естественно, что продуктом и продажами занимаются основатели-«технари» (получать обратную связь от клиентов можно быстрее), так что сейчас главный вызов для компании наладить четкую работу отдела продаж, говорит Дмитрий Гальперин из Runa Capital.  «Я был в наших компаниях фактически на всех ролях, поэтому привык осваивать новые роли, — говорит о «переквалификации» Якубенко. —  Каждый раз чувствуешь, что у тебя в этой роли нет образования, знаний, опыта и навыков. Напоминает изучение нового языка программирования   - вначале все идет плохо и медленно, но постепенно разбираешься». С Кривовязем они часто вспоминают лабораторию в МГУ. «Много умных и талантливых людей, инициативных, сильных исследователей, но при этом заинтересованных в коммерциализации технологий, — говорит Глеб. —  Нельзя сказать, что кто-то полноценно занимался предпринимательством, развитием бизнеса и продажами, или учил нас этому. Но был общий настрой на то, что компьютерное зрение — это не только наука, но и огромное количество крутых практических применений».  Сегодня предприниматели не жалеют, что несколько лет назад им надоело быть разработчиками-исследователями и они ушли  строить с нуля свою компанию. Предпринимательство, особенно технологическое, хорошо ложится на технический бэкграунд, заключает Кривовязь:  «Если к этому есть склонность, то надо просто брать и делать».