Почему для России краудлендинговые площадки все еще непривычны? | Технологии | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Почему для России краудлендинговые площадки все еще непривычны?

читайте также
+749 просмотров за суткиКак испугать Facebook и заработать $100 млн: почему создатели продали приложение из топ-10 App Store +134 просмотров за суткиНатуральный обмен: кого в стартапах мотивировать деньгами, а кого — интересными задачами  +260 просмотров за суткиГейтс, Брин и Маск: три незаменимых персонажа в вашем совете директоров +36 просмотров за суткиБанкиры-роботы: российский фонд вложился в проект, определяющий состояние заемщика +24 просмотров за суткиОбраз нерукотворный. Как стартап Clarifai успешно конкурирует с гигантами отрасли +24 просмотров за суткиСлишком большие надежды: как корпорации хоронят стартапы +48 просмотров за суткиАгрегаторы на блокчейне. Какие сервисы потеснят Uber и AirBnB +126 просмотров за суткиСлучайный гость. Чем грозит наем топ-менеджера крупной компании в стартап +22 просмотров за суткиПай для дольщика. Как развивается российский краудинвестинг в недвижимость +14 просмотров за суткиМодная Россия: инвестиции в одежду позволяют изменить ее внешний вид и процесс покупки +17 просмотров за суткиСемь уроков, которые любой стартапер может извлечь из сериала «Кремниевая долина» +4 просмотров за суткиВера в математику: свежие венчурные тренды и лучшие стартапы с Techcrunch SF Disrupt +3 просмотров за суткиИнвестиции в самое сердце: российская компания вложилась в итальянский медицинский стартап +7 просмотров за суткиЧерез два года такси в Европе полетят: в стартап Lilium Jet вложены еще $90 млн +3 просмотров за суткиАппетит к риску: как подойти к ICO с тщательностью венчурного инвестора +3 просмотров за суткиTarget Global вложит €100 млн в финтех-стартапы из Германии и Израиля +5 просмотров за суткиКирилл Серебренников о государственных деньгах и битве «Гоголь-центра» за жизнь +11 просмотров за суткиСтать бизнесменом: несколько неочевидных способов +2 просмотров за суткиНа здоровье: как проекты зарабатывают на особенностях женского организма +1 просмотров за суткиПолмиллиона за помощь: стартап по оказанию услуг автомобилистам привлек инвесторов +1 просмотров за суткиХай-тек по-русски: особенности технологического бизнеса в российских консервативных отраслях

Почему для России краудлендинговые площадки все еще непривычны?

Фото Getty Images
На одной лишь британской краудлендинговой площадке Funding Circle в бизнес инвестировали более 60 000 человек. Возможны ли такие же масштабы взаимного кредитования для стартапов в России?

ЦБ РФ недавно сообщил, что в последнем квартале 2016 года продолжился рост объемов заключенных сделок на площадках краудфандинга – до 338,4 млн руб. В сегменте p2b (кредитование физическими лицами бизнеса) объем составил 173 млн руб., рост на 51% по сравнению с третьим кварталом. При этом мы отовсюду слышим про падение покупательской способности населения, про сокращение расходов на бытовые нужды, но в то же время видим, что люди стали больше инвестировать в разные проекты. Почему?

Дело в том, что все это происходит на фоне снижения объема банковского кредитования малого и среднего бизнеса: по данным RAEX, в 2015 году он снизился на 28% и достиг пятилетнего минимума — 5,5 трлн рублей. Тенденция связана с макроэкономической нестабильностью и ужесточением требований к качеству активов в банковском секторе — в конечном счете банки все чаще требуют от компаний обязательные залоги и устойчивые финансовые показатели. НАФИ подтверждает: по итогам 2016 года объем кредитов МСБ сократился еще на 3%.  В итоге к концу 2016 года более 50% малых и средних компаний получили отказы при обращении в банк — реальный спрос на кредиты (более 11 трлн рублей в год) примерно вдвое раза превысил предложение.

Нехитрый математически подсчет показывает: малые и средние предприятия, которым отказали банки, претендуют на 5-6 трлн рублей из других источников. Существующая финансовая система не удовлетворяет спрос таких компаний, поэтому они готовы к частным займам и продаже доли. Одни берут потребительские кредиты: уже сформировался целый класс «физюриков». Другие вкладывают собственные средства, деньги друзей и родственников.

В то время как малые и средние предприятия ищут новые источники финансирования, в стране наблюдается избыток свободного частного капитала и недостаток эффективных финансовых инструментов. Доходность по среднесрочным банковским вкладам снизилась до 9%, большинство сделок на фондовом рынке носит спекулятивный характер, а среднегодовой прирост индекса ММВБ за последние пять лет составил всего 5% годовых. Инвесторы, топ-менеджеры и предприниматели хотели бы компенсировать низкую доходность традиционных финансовых инструментов с тем, чтобы хотя бы перекрыть темпы инфляции, а в идеале — все-таки заработать.

Если говорить про одни только депозиты, то, по данным ЦБ, объем депозитов физических лиц на текущий момент составляет 24 трлн рублей и растет на 10% в год. По оценке государственного «Агентства по страхованию вкладов» 52% от общей суммы вкладов физических лиц приходится на депозиты в размере от 1 млн рублей. Итак, более 12 трлн рублей сосредоточены на банковских депозитах обеспеченных людей. При этом, согласно опросу НАФИ, 5% россиян откладывают деньги «на вложения в собственное дело», то есть готовы рисковать. Кто-то готов рискнуть половиной, кто-то не потратит и рубля, — аппетиты к риску, безусловно, разные. Частные инвесторы, по оценке наших аналитиков, в среднем, готовы вкладывать в бизнес около 10-20% собственных накоплений — в общей сложности более 2 трлн рублей.

Почему растут рынки именно краудлендинга и краудинвестинга?

Как найти подходящий объект вложений, если риски венчурного инвестирования все-таки не считаешь приемлемыми? Искать компании самостоятельно — дорого и долго. Нужно оценить операционные показатели и перспективы, проверить собственников, заключить сделку и далее постоянно контролировать развитие такой компании. Необходима инфраструктура — посредник, который за счет технологий и большого числа клиентов в разы удешевит и ускорит процесс поиска подходящих объектов инвестирования. Поэтому и появились площадки краудлендинга и краудинвестинга (подробнее о различиях в терминах — в материале другого колумниста Forbes), которые сегодня пользуются большой популярностью за рубежом. Они позволяют свести частных инвесторов, ищущих высокодоходные инструменты с приемлемым уровнем риска, и компании, о которых не пишет Forbes, но которые вполне могут обеспечить доходность на уровне 30% годовых.

В 2015 году мировой рынок краудлендинга вырос до $25,1 млрд (подробнее о краудлендинговых площадках — в материале Forbes), а рынок краудинвестинга достиг объема в $2,56 млрд. Вместе они занимают более 80% рынка краудфандинга, объем которого с 2012 года ежегодно удваивается, а в 2015 году составил $ 34,44 млрд.   Прогноз Всемирного банка на 2025 год — $ 95 млрд. 

Избежать путаницы в понятиях легко. Краудфандинг — это общий термин для всех видов коллективного финансирования, начиная с благотворительных взносов и заканчивая частными инвестициями. Краудинвестинг — один из видов краудфандинга, при котором вы даете деньги компании в обмен на акции или долю в капитале. Краудинвестинг часто называют equity crowdfunding, или акционерный краудфандинг.  Краудлендинг (также известный как P2P lending) — это способ взаимного кредитования, при котором человек или организация может дать деньги взаймы другому человеку или организации при помощи инвестиционной площадки и без участия банка. Именно краудлендинг в 2015 году составил 73% от общего объема рынка краудфандинга — $25,1 млрд. 

Какие площадки есть на рынке и как они регулируются?

Лидирующую позицию по объему рынка и качеству инфраструктуры занимает США. Там деятельность краудинвестинговых и краудлендинговых площадок регулируется комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC), а отчетность платформ проверяется и доступна всем желающим. Группа законодательных актов, в том числе Jobs Act, законы о защите прав потребителей и финансовых сделках устанавливают требования к раскрытию информации, требования к инвесторам и компаниям, заключающим сделки на площадке, защищают интересы инвесторов и способствуют борьбе с мошенниками.   Сегодня даже американские банки инвестируют или размещают собственные кредитные продукты с помощью инвестиционных платформ.   

В России по модели краудлендинга (здесь мы говорим исключительно об инвестициях в бизнес) работают инвестиционные площадки: «Альфа-Поток»,  «Город Денег» (компания, которую представляет автор, StarTrack, также представляет подобную плошадку, по статистике ее представителей, за 2,5 года работы привлекла в 39 компаний более 940 млн рублей, StartTack  на 100% принадлежит ФРИИ - Forbes).  Специальное законодательство, касающееся краудинвестиций в бизнес у нас отсутствует: площадка является посредником, предоставляет сервис и инфраструктуру, а договорные отношения между инвесторами и компаниями-заемщиками регулируются ГК РФ. На ранних этапах развития краудлендинг и краудинвестинг должны быть минимально зарегулированы. В России пока так и происходит.

Правда интерес к новому рынку со стороны регулятора увеличивается: в начале 2016 года ЦБ РФ предложил площадкам делать ежеквартальный отчет и создал специальную рабочую группу, где обсуждает мягкое регулирование, создание критериев работы и внедрение таких инструментов, как ускоренный выпуск акций компаний, размещенных на инвестиционных площадках.  Взвешенный подход Центробанка и отсутствие регулирования позволяет рынку быстро развиваться — в рамках одной площадки предлагать клиентам и долевое финансирование (краудинвестинг), и займы (краудлендинг), и конвертируемые займы.

Как юридически структурируются сделки?

В краудлендинге сделка – это прямой договор займа между инвестором и компанией-заемщиком. Он в общем и целом содержит стандартные положения договора займа, здесь нет ничего принципиально нового. Дополнительно всегда подписывается договор поручительства или договор залога. Единственная разница между обычным договором и договором, подписанным с помощью электронной площадки – в электронной подписи.

Целевой займ даётся на определенную цель по развитию бизнеса. Чтобы инвестор мог контролировать целевой характер использования денег, предусмотрено, что по запросу инвестора компания обязана отчитаться о расходах. Если заемщик по каким-то причинам отказывается, или выясняется, что деньги расходуются на что-то другое, инвестор может потребовать обратно займ с процентами.

Краудинвестинговые сделки по своей структуре более сложные, так как предполагают покупку инвестором (или инвесторами, если их несколько) доли в компании. В России краудинвестинговые сделки пока не распространены, поскольку еще не все механизмы отлажены. Тем не менее, есть установившаяся мировая практика, которая подразумевает допэмиссию акций на размер увеличения уставного капитала с последующим делением его на доли и их продажей по закрытой подписке заранее согласованным инвесторам.

Есть и другие стандартные инструменты, которые не очень распространены в России. Например, это так называемый конвертируемый долг (когда инвестор вкладывает деньги в компанию в виде займа, а при следующем раунде может конвертировать этот займ в долю компании).

Как инвестору гарантированно не потерять деньги?

Никак. Инвестиции – будь то краудлендинг или краудинвестинг — высокорискованный бизнес, который может либо принести большой доход, либо привести к большим потерям. Краудлендинг — менее рискован, потому что риски перекрываются поручительством собственника или залогом. В краудинвестинге такого нет — вы приобретаете долю в бизнесе и полностью делите риск с основателем так же как в венчурных инвестициях.

Да, на профессиональных краудинвестинговых и краудлендинговых площадках дополнительной гарантией может служить то, что все компании, которые размещаются на этих маркетплейсах, проходят через множество фильтров. Например, у нас (автор представляет компанию StartTrack — Forbes) аналитики оценивают компании по нескольким десяткам параметров, комбинируя венчурный анализ и классический банковский скоринг. Это позволяет отсечь инвестиционно непривлекательные и неадекватные проекты, но никоим образом не является окончательной гарантией. Другими словами, инвестор рискует деньгами, площадка — деловой репутацией. Поэтому площадки должны тщательно отбирать проекты, а каждый инвестор — самостоятельно решать, в какую компанию сколько вкладывать денег. У инвестора есть возможность провести собственный скоринг, посоветоваться с друзьями и лично пообщаться с собственником бизнеса. Более того, разумный инвестор никогда не кладет все яйца в одну корзину, но диверсифицирует риски с помощью разных инвестиционных инструментов. Если бы в этом бизнесе были стопроцентные гарантии, то доходность была бы гораздо ниже.

Как работают такие маркетплейсы для частных вкладчиков и МСБ?

Площадка ищет компании малого и среднего бизнеса (МСБ), оценивает по кредитной и венчурной методике, после чего предлагает инвесторам их финансировать. 80% компаний, которые приходят к нам (автор представляет компанию StartTrack — Forbes), по разным причинам не проходят отбор аналитического отдела. Но 20% проектов — это как раз тот прибыльный растущий бизнес, которому отказал банк. Экстраполируя этот показатель на 5-6 трлн рублей (предполагаемый объем недофинансирования МСБ), получаем 1,1 трлн рублей. Столько денег ежегодно требуется качественным заемщикам. Они растут, но не могут получить кредит в банке, например, из-за отсутствия залога — поэтому готовы к долговому финансированию под 20-30% годовых или продаже доли. Осталось создать инфраструктуру для нового рынка.

Краудлендинг уже помогает расти компаниям на западе и в России. Громких историй здесь не так много – ведь речь идет о сегменте МСБ. Но на сайтах западных площадок можно прочитать истории успеха бухгалтерской компании или магазина по продаже спортивной атрибутики. Лейтмотив у всех историй один: нужны были деньги, чтобы начать собственный бизнес или продолжить развивать собственное дело, банки были готовы субсидировать только небольшие суммы или требовали залог. Более или менее крупные примеры: голландская adtech-компания Cabture за два месяца смогла привлечь с помощью международной площадки Eureeca €212 000 от 44 инвесторов. Британская компания Homes for Houses (занимается поиском и арендой недвижимости для иностранцев и иностранных покупателей, инвестирующих в недвижимость Великобритании) менее чем за 30 дней смогла привлечь $611 тыс., причем $200 000 из них компания получила от инвестиционного фонда из ОАЭ. Одна из ведущих краудлендинговых платформ Великобритании Funding Circle за шесть лет работы привлекла £ 1,8 млрд в 20140 компаний, которые создали более 40 000 рабочих мест и перечислили £ 2,7 млрд в английскую экономику в виде налогов. В России тоже уже есть достаточное количество своих историй успехов. Например, сеть футбольных клубов FootyBall за два года привлекла через краудлендинг  более 180 млн рублей, что позволило компании вырасти с 1 до 4 школ, а также увеличить объем выручки с 7 млн руб. в месяц до более чем 35 млн руб. в месяц (кампания по сбору средств была проведена на StartTrack — Forbes).

Почему сейчас мало людей знакомы с крауд-площадками?

На банковских депозитах в России лежит 24 трлн рублей – и эта огромная сумма денег работает не в полную силу. И ситуация не изменится сама по себе, хотя даже государство заинтересовано, чтобы эти деньги способствовали росту экономики Главная проблема – проблема доверия. Те, кому сейчас 45+, слишком многое пережили, чтобы доверить свои накопления «новомодному» инструменту. Другие – и таких большинство – абсолютно не понимают (как представители бизнеса, так и инвесторы), что такое крауд-площадки. Все с детства знают, что такое банки, чуть меньше народа знает, что такое акции и биржа. Но почти никто ничего не знает про краудинвестинг и краудлендинг, эти понятия находятся в слепой зоне. Никто не верит, что можно прийти на площадку и получить инвестиции. Честно говоря, даже предприниматели, которые все-таки приходят туда, до последнего не верят, что получат деньги – до самого закрытия раунда. Для многих сделка — шок и удивление.

С другой стороны, многие считают, что 30% годовых – это заоблачная ставка. Но она вполне соизмерима с банковскими кредитами, если считать эффективную процентную ставку, и в России достаточно бизнесов, которые могут обеспечить такую маржинальность. За рубежом, например, ставка на крауд-площадках для МСБ достигает 25-30% — и это в евро и долларах.

При этом регулятор принимает ограничительные меры, чтобы отсечь от крауд-площадок людей, которые по злому умыслу или по незнанию вводят людей в заблуждение, тем самым, кстати, тоже сильно девальвируя само понятие краудинвестинга и краудлендинга. Как я уже говорил, никаких гарантий здесь быть не может – на то это и инвестиции. И, возможно, со временем общественное мнение все-таки изменится, когда историй успеха станет больше, а финансовая грамотность всех сторон повысится. На одной лишь английской площадке Funding Circle в бизнес инвестировали более 60 000 человек. Уверен, подобное возможно и у нас.